Главная / Статьи / От редактора / Счет в небесном банке
Счет в небесном банке
Счет в небесном банке
24.09.2011
559

Мысль, что наши церкви бедны и не могут жить без финансовой помощи западных единоверцев, глубоко укоренилась в умах многих наших верующих. На недостаток финансовых ресурсов указывают и те, кто пытается анализировать жизнь современных евангельских российских церквей. Насколько это соответствует действительности? Действительно ли мы не можем успешно развиваться без помощи извне?

Первое, что хочется вспомнить, так это жизнь первой церкви. Явно небогатые люди, без компьютеров, Интернета, офисов, самолетов, сотовых телефонов сумели за фантастически короткий срок на пустом месте построить сеть сильных церквей. Настолько сильных, что Римская империя не выдержала этого натиска.

Во-вторых, хотелось бы понять, настолько ли мы бедны, как зачастую говорим об этом? Бедность – понятие относительное. Мы бедны относительно кого-то или чего-то. Если обратить свои взоры на вожделенный запад, да, пожалуй, многие (но не все) из нас живут гораздо скромнее. Ну, а если посмотреть на восток? В последние пару лет я побывал в Индии и Таиланде и эти поездки серьезно изменили мой взгляд на нашу жизнь. Честно говоря, по сравнению с жизнью миллионов людей на востоке мы живем очень и очень неплохо.

Мне кажется, бедность нашей церкви коренится в том, что мы, члены этой церкви, далеки еще от настоящего понимания своей ответственности за ее финансовое благополучие. Мне также кажется, что мы не до конца пониманием сущность «давания», жертвования.

Прежде всего, финансово поддерживать служение церкви и миссии – это наша обязанность, а не право. В этом смысле каждый верующий, а не только служители, несет ответственность за то, что делает церковь. И это касается не только и не столько церковного здания, хотя и это тоже ясный признак зрелости общины, но всего спектра служений, которые осуществляет церковь.

Правда, некоторые верующие говорят, – и подчас справедливо, – что финансовая жизнь церкви непрозрачна, отчеты отсутствуют или слишком общи, как тратятся пожертвования не всегда ясно. Если человек говорит об этом не с целью найти повод уклониться от поддержки своей церкви, то он сегодня найдет множество служений, которые может поддержать своими деньгами.

Нередко можно услышать: а что мы можем дать с такой зарплаты? Так ведь, «кто щедро сеет, щедро и пожинает». А если «скупо пожинаем» – значит скупо сеяли? Конечно, пожертвование – это не отмычка для кладовых неба: положил рубль – получил десятку. Но связь между тем, как и сколько мы даем, и тем, что мы получаем, определенно есть. Хотя мы вполне можем получать и совсем в другой валюте. Как это ни странно звучит, но отдавая доброхотно наши дензнаки, мы можем на них «приобрести» то, что не найдешь ни в одном гипермаркете: уверенность в Боге, мир сердечный, чувство сопричастности с великими Божьими целями и многое другое.

Жертвуя на дело Божье, мы противостоим идолу потребительства, которое все сильнее и сильнее захватывает и наше общество, и нашу церковь. Можно сказать, что это единственное противоядие от вещизма и материализма.

Надо также отметить, что жертва – она всегда жертва. Имеем ли мы доход в тысячу рублей или в тысячу долларов, у нас никогда не бывает лишних денег. И бывает трудно сказать, кому легче жертвовать – человеку с небольшой зарплатой или миллионеру. Опытные люди говорят, что сердца и кошелек у первых чаще открыты для Бога, чем у вторых.

Жертвование – это акт веры в то, что Бог восполнит все мои потребности. Это реальное отражение того, во что мы верим. Ведь именно в наших делах, а не в наших словах, проявляются наши убеждения. Правильные слова нередко являются дымовой завесой, а поступок явно обнаруживает, что человек ценит и во что верит. Давать – значит надеяться на Бога; не давать – значит рассчитывать на бумажки с водяными знаками.

Один человек метко заметил: «Мы не можем взять деньги в Царство Божье, но мы можем послать их туда». И он явно имел в виду не банковский перевод. Мы учимся отделять себя от материальных, «видимых» вещей, которые тленны, и вкладывать в нематериальные, «невидимые», которые вечны.

Бог является настоящим владельцем всего. Мы лишь управляющие Его собственностью и Его деньгами, которые Он временно вручил – не отдал – нам. Осознание этого приносит сильнейшее облегчение, потому что на самом деле собственность, деньги обременяют душу человека. Поэтому когда мы жертвуем свои (!) деньги на благое дело, мы всего лишь возвращаем то, что было дано нам Всевышним.

Христианское служение, которое нуждается в нашей поддержке, предоставляет нам прекрасную возможность обрести блаженство – «блаженнее давать» – и уже этим служит нам, не считая того, что и сами пожертвования принесут свой плод.

Правильное отношение к жертвованию является признаком зрелости человека. Это не то, что делается под воздействием нахлынувших эмоций во время проповеди. Оно тоже неплохо, но нередко человек потом жалеет о произошедшем. Давать – это значит все обдумать, взвесить и принять решение. И уж, конечно, не отступать от него.

Сердце наше там, куда мы вкладываем наши деньги. Если мы тратим их на удовольствия, развлечения, избыточный комфорт – значит, это то, что мы по-настоящему ценим, любим, желаем и ищем.

Бог дает нам процветание не для повышения нашего уровня жизни, но для того, чтобы мы отдавали больше, щедро и с радостью. Как рассуждал герой романа Джека Лондона Мартин Иден: «В двух кроватях одновременно не поспишь, на двух машинах не проедешь, два обеда зараз не съешь». Наша жизнь на земле как точка, вечная же жизнь – линия. И наш дом не земля, а небеса. Туда и надо инвестировать.

Наша церковь, верующие имеют достаточно финансовых ресурсов, чтобы служить своему народу. Нужно только изменить угол своего зрения, сменить парадигму, стать церковью дающей, а не получающей только. «Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей» (2 Кор. 9:10).