Главная / Статьи / От редактора / Филимон и канон
Филимон и канон
Филимон и канон

Без жертвы, без боли, без страданий не бывает прощения

12.10.2012
1093

Иногда кажется, что некоторые книги Библии никак не вписываются в то, как  мы себе представляем как священный канон. К таким, наверное, можно отнести Песнь Песней, в которой нет ни заповедей, ни пророчеств, а только одна романтика с эротикой.

Или Книгу Екклесиаста, в которой автор, несмотря на очень «правильное» заключение, замечательно аргументирует, что в жизни смысла не было, нет и не будет. Он все испытал и нигде его не нашел, и не советует другим его искать.

А вот еще Послание к Филимону. Небольшое деловое письмо, говоря сегодняшним языком, короткий месседж, имейл, в котором Павел дает совет Филимону, как тому поступить с убежавшим рабом, ограбившим своего хозяина.

Действительно, на первый взгляд, особенно если это письмо сравнивать с Посланиями к Римлянам или Коринфянам, возникает недоумение: зачем его включили в канон? Только потому, что его автор Павел?

Но если почитать внимательно, да еще и поразмышлять над описанной (в немалой степени между строк) ситуацией, то можно будет понять логику тех, кто все-таки включил это письмо в канон Нового Завета. И тем самым позволил миллионам и миллионам читателей познакомиться не только с тем, к чему Павел призывал слушателей и читателей своих «назидательных», «больших» посланий или писем, но и как он сам применял благодать Божью в своей жизни.

Давайте представим себе сцену, на которой происходит действие. Из письма Павла мы немного узнаём о Филимоне. Но есть и дополнительные источники, из которых нам становится известно, что Филимон был знатным и богатым человеком, жил в Колоссах, где, возможно, и был обращен Павлом.

И он, и его жена Апфия были людьми гостеприимными. Они превратили свой дом в место для постоянных собраний верующих. Путешествующие христиане и особенно проповедники Евангелия находили у них радушный прием и пристанище. Дом Филимона в Колоссах существовал еще в пятом веке.

Говорят, что Филимон стал в свое время епископом и и был с женой побит камнями в царствование Нерона. Нерон умер в 68 году, а наиболее сильные гонения на христиан начались в 64-м. Письмо Павел написал где-то в 61-63 гг. из тюрьмы. Следовательно, все происходящее укладывалось в несколько лет.

Что же произошло между Филимоном и Онисимом, его рабом? Рабами в доме богатого и знатного человека были не только те, кто работал в огороде или на полях, убирал и охранял дом. Рабами были и управляющие, и те, кто занимался финансами у хозяина, и люди творческих профессий. Да и вообще, понятие раба в то время несколько отличалось от наших представлений о рабстве. Особенно тех из нас, кто вырос со словами из букваря: «Мы – не рабы. Рабы – не мы».

Возможно, Онисим занимал достаточно высокое положение в доме Филимона, был облечен доверием и бежал, захватив с собой не мотыгу или лопату, но - не исключено – хороший куш, кассу хозяина. И здесь важна не столько потеря финансовая, хотя и это никого из нас никогда не радует, сколько разрушенное доверие, сломанные отношения, как говорится, «удар под дых» или в спину. Предательство того, кому веришь как себе, очень болезненно и, по словам современных исследователей, сопоставимо по своему влиянию на человека со смертью близкого.

Украдены не только деньги, золото, украшения, но и внутренний мир; поколеблена надежда на людей; рана чрезвычайно болезненна; к Богу звучит вопрос: «Почему так? Зачем? Почему я?»

Насколько можно понять, пользы Онисиму украденное не принесло, как оно никогда не приносило ворам ни до него, ни после него. Спустил в Риме все – попал в тюрьму. К счастью, там встретил Павла и уверовал в Христа.

Все, кажется, складывается хорошо. Прошло время и Филимон успокоился, стал забывать о краже и предательстве, боль утихла. Ну, а Онисим, конечно, раскаялся в грехах своих и трудится теперь для Бога с Павлом.

И тут Павел, - а я так подозреваю, что это была его инициатива, - говорит, что дело не закончено, что Онисиму необходимо вернуться к Филимону. И пишет письмо, предваряя приход Онисима, в котором просит Филимона простить беглого раба и… вернуть его Павлу. Более того, кроме письма, Павел посылает и самого Онисима, хотя, вроде бы, можно было бы все полюбовно решить и заочно.

Представьте себе реакцию Филимона, который читает письмо Павла, который уже сумел спрятать свою боль и горечь глубоко в своем сердце. И теперь все всколыхнулось заново, память возвращает все детали происшедшего, гнев за неправедность наполняет сердце. И впереди еще встреча с Онисимом…

А теперь представьте чувства самого Онисима. Ему предстоит лицом к лицу встретиться с тем, кого он обманул, обокрал, предал. Как-то Филимон его встретит? И захочет ли вообще встречаться? А может быть, и накажет?

Зачем Павел это делает? Почему хочет, чтобы и Онисим, и Филимон прошли через эту болезненную для обоих встречу? Для чего нужно «резать по живому», бередить прошлое?

Прощения не бывает без жертвы, без боли, без страданий. Причем для обеих сторон, но в первую очередь, конечно, для того, кто должен простить.

Прощение алогично, не вписывается в ценности повседневной жизни. По мнению окружающих, наносит ущерб и опасно для общества.

С точки зрения соседей Филимона, простить Онисима – значит поощрить других рабов к таким же проступкам. С точки зрения соседей отца блудного сына, принять сына после всех оскорблений – значит поощрить других сыновей не уважать родителей, транжирить наследство, разрушать семейные устои. И в этом взгляде есть свой здравый смысл, своя логика, своя мудрость жизни.

Милость, благодать, прощение – всегда нелогичны, несправедливы, всегда опасны для окружающих, для тех, кто видит ситуацию со стороны. Прощение, как и предательство, действует разрушающе. Но если предательство разрушает доверие, надежду, внутренний мир, то прощение разрушает стены самоправедности и осуждения, которыми мы отгораживаемся от ближних и Бога.

Но, в отличие от предательства, прощение еще и созидает. Оно восстанавливает наши отношения, внутренние связи. Возвращает мир и лёгкость бытия. Позволяет открыто смотреть в глаза другому человеку. Снимаем тяжкое сердечное бремя.

И Филимону, и Онисиму надо было пройти через этот очищающий огонь взаимного прощения, чтобы благодать Божья стала не только тем, во что они верили, но и тем, чем они жили и будут жить. Чтобы благодать и милость Божья пронизала все их существо, всю их жизнь, все их отношения.

Это больно, тяжело, страшно, как было больно, тяжело и страшно Иисусу прощать всех нас, обманувших, обокравших и предавших Его. Но Он через это прошел и расчистил эту дорогу для нас. И не только расчистил, но и помогает нам идти по ней.

Так что письмо Павла Филимону по праву оставлено в каноне. В нем есть многое, чему нам нужно научиться. Спасибо Павлу, спасибо Филимону, спасибо Онисиму, спасибо Христу – мы в хорошей компании.