Главная / Статьи / Писания / РАЙ В ШАЛАШЕ ИЛИ БРАК ПО РАСЧЕТУ
РАЙ В ШАЛАШЕ ИЛИ БРАК ПО РАСЧЕТУ
РАЙ В ШАЛАШЕ ИЛИ БРАК ПО РАСЧЕТУ
24.09.2011
1419

"Я хочу лучше быть в аду с Богом, чем в Царствии Небесном без Него"
Мейстер Экхард «Духовные проповеди и рассуждения».

Возможно, я являюсь продуктом советского воспитания, но когда я женился, то денежный вопрос интересовал меня меньше всего. Рядом со мной есть любимая, а значит все остальное - неважно. Сейчас, через 8 лет совместной жизни я понимаю, что невозможно уйти от финансового вопроса - нужно думать об источниках дохода, планировать расходы.

Как и большинству людей, мне хочется, чтобы денег было побольше. Для моей жены деньги тоже играют не последнюю роль. Однако я по-прежнему убежден, что главными в любой семье должны оставаться отношения между супругами, их взаимная заинтересованность друг в друге. И эти отношения нельзя заменить никаким финансовым благополучием.

Довольно долго христианство отталкивало меня, поскольку я видел в нем проявление несколько приукрашенного религиозными терминами эгоизма: "Если хочешь, чтобы в вечности тебе было хорошо, ты должен выполнить определенные условия (поверить в Иисуса Христа, вести праведную жизнь, посещать церковь...)". На одну чашу весов кладется то, от чего придется отказаться в этом мире, на другую - то, что получишь в вечности. Соответственно, подразумевается, что вторая чаша перевесит. Такая точка зрения поддерживалась апологетами атеизма, так как легко могла быть представлена в карикатурном виде, после чего осмеяна.

К сожалению, в истории церковь часто сама поддерживала такую упрощенную схему. С обретением государственного статуса ей приходилось не только помогать верующим выражать свою любовь к Богу, но и управлять людьми. Метод кнута и пряника до сих пор является наиболее действенным методом управления. Религия дает такие «кнут и пряник», которые невозможно проигнорировать: вечное наслаждение и вечные муки. Ради них многие готовы встать под знамена любой идеи и с готовностью переносить любые лишения.

Подобное искаженное представление о христианстве не такая уж редкость и в наше время. Пытаясь представить Благую весть «просто и понятно» и в тоже время сделать ее привлекательной, христиане подчас прибегают к методам манипулирования. Евангелие в их прочтении звучит следующим образом: «У Бога есть замечательный подарок для тебя – вечная жизнь, однако ты его не получишь, пока не уверуешь во Христа. Если ты этого не сделаешь, тебя ждут вечные муки. Что мешает тебе помолиться прямо сейчас?» Однако та ли это Благая весть, которая заключена в Библии?

Меня периодически приглашают преподавать различные курсы, связанные с Ветхим Заветом. Почти неизменно в процессе изучения у студентов возникает один вопрос: «Почему в Ветхом Завете почти ничего не говорится о вечности?»

Это может показаться странным, особенно если принять во внимание то, что евреи провели 400 лет в Египте – в стране, где почти вся религия строилась на приготовлении к вечной жизни. Ради этого фараоны строили себе громадные пирамиды, жрецы разрабатывали специальные правила бальзамирования. Когда фараон или другой знатный человек умирал, заодно убивали его жен и слуг, чтобы обеспечить ему помощь в вечности. В гробницы вкладывали сокровища и оружие.

На таком фоне молчание авторов Ветхого Завета на эту тему воспринимается как своего рода заговор. Во многих книгах размышления о вечности напрашиваются сами, однако странным образом авторы как будто взяли обет молчания по этому поводу, и лишь изредка ограничиваются одной двумя фразами и то не всегда понятными.

Например, Книга Екклесиаста вся посвящена описанию бессмысленности жизни и того, что люди называют счастьем. Кажется сейчас, в конце после этих размышлений можно было бы написать еще главу о том, что вечная жизнь – единственное, что имеет смысл, ан нет! Автор ограничивается лишь не вполне понятным указанием на то, что, в конце концов, Бог приведет все дела на суд. Но каковы будут критерии суда? Какие награды или наказания? Об этом Екклесиаст предпочитает умолчать.

Книга Иова описывает страдания праведного человека, который лишился всего земного богатства и славы. Все, на что он надеялся, рухнуло. Современный проповедник с пылом рассказал бы ему о прекрасной награде за верность и терпение, которая ждет его в раю. Однако все, что говорит о вечности Иов, умещается в одном, не вполне ясном стихе (19:25). Причем, по мнению многих исследователей еврейского языка, существующий перевод этого стиха является излишне «христианизированным». Все же остальное повествование написано так, как будто вопросы вечности не занимают в мировосприятии автора какого-либо существенного места.

Что же тогда является центральным в религии Ветхого Завета? Когда Иисус спросил законника (ученого занимавшегося толкованием Ветхого Завета) о том, какая заповедь, на его взгляд, самая важная, тот процитировал отрывок из «Шма Исраэл» – центрального текста Ветхого Завета.

Эти слова знал наизусть любой еврейский мальчик, получивший хотя бы минимальное религиозное образование. «Слушай Израиль - Господь Бог твой един Бог есть. И возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всем разумением твоим, и всею крепостью твоей» (Лк.10:27, Втор.6:4-5). То есть, центральным в Ветхом Завете является откровение Бога о Себе и, Божья надежда на ответную любовь со стороны человека.

Бог показывает свою любовь и заботу, окружив человека всем необходимым в Эдемском саду. После того как все человечество отвернулось от Него, Он выбирает семью Авраама, которая еще готова ответить на Божью любовь и заботу. Авраам день за днем учится доверять Тому, Кто обещал быть рядом с ним.

Позже Бог открывается потомкам Авраама – евреям и освобождает их из египетского рабства. В книгах малых пророков (600-400 гг. до н.э.) Божье откровение уже содержит прямые аналогии, где Бог говорит о Себе, как о влюбленном (иногда, как о муже) который ищет взаимной любви.

Бог ищет любви со стороны человека, но он не готов ради нее идти на дешевые способы манипуляции, обещая Своей возлюбленной дорогой свадебный подарок (вечное блаженство). Он – Создатель людей и слишком хорошо знает, как легко можно управлять человеком, как легко можно добиться от него правильного поведения или внешних слов любви. Но Ему надо не это. Он хочет, чтобы люди добровольно ответили на Его любовь. Чтобы люди захотели быть с Ним, независимо оттого, что они получат вместе с этим. И это Ему удается. Пускай это не любовь всего человечества, но отдельные люди отвечают на любовь.

Авраам готов был отказаться от своего сына – того, с кем связаны все его надежды на будущее, по сути, отказаться от Божьих благословений ради своей любви к Богу. Иов – во всех своих трудностях хочет продолжать оставаться с Богом. Аввакум – заканчивает свои пророчества торжественным заявлением, что будет следовать за Богом, независимо от того, принесет ли это ему видимые благословения.

А что же в Новом Завете? Там гораздо больше говорится о вечности. Христос обещает приготовить «обители» для Своих учеников. Книга Откровение вся посвящена описанию установлению будущего вечного царства. Неужели Бог потерял терпение и перешел к методам манипуляции?

Не надо забывать, к кому обращены эти книги: авторы писали их церквям – то есть людям, которые уже выбрали путь следования за Иисусом. Эти картины должны поддержать верующих в их пути за Возлюбленным.

Проповедь Иисуса также содержит слова о вечном наказании и о благословении (например, Нагорная проповедь) – эти слова обращены к тем, кто пребывал в ложной успокоенности по поводу своего будущего.

Однако главное содержание Его учения – проповедь о Самом Себе: «А вы за кого почитаете Меня» (Мф.16:15). И слова о вечности почти всегда связаны с напоминанием о правильном отношении к Себе.

Так, утешая любящую Его Марфу, Он говорит: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему»?

И получает совершенно верный ответ «так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир» (Иоан.11:25-27). Обратите внимание: она не говорит, что верит в вечную жизнь – это дополнение – она говорит, что верит в Иисуса!

Главным в христианстве должна являться проповедь о Христе, а не об условиях получения вечной жизни или наказании. На мой взгляд, такая расстановка акцентов должна быть особенно понятной в русской культуре, где отношения между людьми являются более важными, чем законы или абстрактные принципы.

В качестве образца проповеди к неверующим может послужить первая проповедь Петра, приведенная во второй главе книги Деяний. Петр сначала говорит о том, кто такой Иисус и о том, что до сих пор отношения евреев к Божьему Сыну было неподобающее. После того, как эта весть была осознана, слушатели сами задали вопрос – что нам делать? Только в ответ на это Петр говорит о покаянии (изменении образа мысли), крещении, вечной жизни и наказании.

Почему происходит смещение акцентов? Причин может быть несколько. Это и присущий каждому человеку (в том числе и христианам) эгоизм, и попытки использовать христианство для управления людьми. Но главной, на мой взгляд, причиной является потеря ощущения реальности Божьего присутствия. Мы забываем, что Бог – рядом, любовь к Нему становится одной из теорий и сухих доктрин. Но на практике именно присутствие Божье – то, что должно давать нам силу для христианской жизни, для свидетельства.

Состояние влюбленности – окрыляет, оно позволяет преодолевать любой страх, о нем хочется петь. Не в этом ли секрет активности ранней церкви, ее стойкости несмотря ни на какие гонения. И не это ли то состояние, которого лишилась современная церковь. Без любви, все христианство, когда вся проповедь лишь «медь звенящая или кимвал звучащий» (1 Кор. 13:1).