Главная / Статьи / Писания / ВОТ Я, ГОСПОДИ! ПОШЛИ КОГО-НИБУДЬ ДРУГОГО
ВОТ Я, ГОСПОДИ! ПОШЛИ КОГО-НИБУДЬ ДРУГОГО
ВОТ Я, ГОСПОДИ! ПОШЛИ КОГО-НИБУДЬ ДРУГОГО
29.05.2013
858

http://content.foto.mail.ru/mail/andreibogdanov/_blogs/i-909.jpg

В репризе Аркадия Райкина начальник железнодорожной станции, увидевший, что у цистерны с мазутом каплет неплотно закрытый кран, жаловался: «Полчаса простоял. Хоть бы кто подошел и закрутил!».

Знакомая ситуация? Как часто нас что-либо раздражает, и мы ждем, чтобы кто-нибудь пришел и все исправил. Во дворе сосед зацепил колесом машины ограду клумбы – ну, хоть кто бы поправил! На детской площадке металлические конструкции ржавеют – хоть бы кто покрасил! Каждый день прохожу мимо, и всякий раз меня это беспокоит.

В церкви, дома, во дворе, на работе – нас постоянно что-нибудь, да не устраивает. А выход прост: хотите, чтобы кто-нибудь это изменил? Станьте этим «кем-нибудь»! Раз вас это волнует, не исключено, что Бог положил вам на сердце такую заботу. Особенно, если это не волнует никого, кроме вас.

Мы постоянно ждем – кто же выполнит Божий план? Будто не понимаем, что Божий план осуществится в любом случае. Но, может быть, Господь предоставляет именно нам возможность стать соучастниками этого плана, инструментами, через которые Он хочет действовать? А у нас наготове ответ: «Вот я, Господи! Пошли кого-нибудь другого».

 

***

«Моисей пас овец у Иофора, тестя своего, священника Мадиамского. Однажды провел он стадо далеко в пустыню и пришел к горе Божией, Хориву. И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает. Моисей сказал: пойду и посмотрю на сие великое явление, отчего куст не сгорает. Господь увидел, что он идет смотреть, и воззвал к нему Бог из среды куста, и сказал: Моисей! Моисей! Он сказал: вот я, Господи!» (Исх. 3:1-4).

Моисею было восемьдесят, когда он увидал горящий куст и захотел, как сказано, «пойти посмотреть на сие великое явление». По его же собственному утверждению, это – закат жизни: «Дней лет наших — семьдесят лет, а при большей крепости — восемьдесят лет» (Пс. 89:10, «Молитва Моисея, человека Божия»). Всю первую половину жизни он считал, что его предназначение – освободить Израиль. Неспроста, ведь, Господь уберег его младенцем от смерти, ввел в царские чертоги, возвысил до сына дочери фараоновой? И вот, в сорокалетнем возрасте, т. е. в самом расцвете сил, когда уже многое понимаешь и еще многое можешь, Моисей предпринял попытку самовольно облагодетельствовать соплеменников. Правда, на большее, чем убить египтянина и зарыть тело песке, его не хватило.

Моисей, полжизни проживший в дворцовой роскоши, бежит в  пустыню. Следующие полжизни он проводит в пастушьем шатре и зарабатывает пропитание занятием, которое – мерзость для Египтян (Быт. 46:34). Он, скорее всего, по-прежнему чает избавления Израиля. Но, как говорится, – «пожалуйста, без меня». Он перестал верить в свое предназначение, и Богу приходится дважды звать Моисея по имени, прежде чем тот откликнулся.

Убедившись, что не ослышался, Моисей «сказал: вот я, Господи!», то есть, «я полностью в Твоем распоряжении», «слушаю и повинуюсь». И … тут же стал перечить Богу, оправдываться, искать отговорки.

Отговорка первая – кто я Тебе?

«Моисей сказал Богу: кто я, чтобы мне идти к фараону царю Египетскому и вывести из Египта сынов Израилевых? И сказал Бог: Я буду с тобою, и вот тебе знамение, что Я послал тебя: когда ты выведешь народ Мой из Египта, вы совершите служение Богу на этой горе» (Исх. 3:11-12). «Ты – тот, кого Я избрал, и тот, с кем Я буду», – отвечает Господь, и дает Моисею неожиданное знамение. Хочешь убедиться? Без проблем! Вот, что будет потом. И когда это сбудется – тогда и убедишься! Вера в Меня – твоя высшая гарантия!

Тем не менее, Моисей продолжает пытаться вести свою игру. Он задает следующий вопрос: а кто Ты им?

«И сказал Моисей Богу: вот, я приду к сынам Израилевым и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как Ему имя? Что сказать мне им? Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам. И сказал еще Бог Моисею: так скажи сынам Израилевым: Господь, Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова послал меня к вам. Вот имя Мое на веки, и памятование о Мне из рода в род» (Исх. 3:13-15).

Бог назвался Своим сокровенным Именем, под которым Он заключил завет с праотцами. Казалось бы, все карты открыты, и Моисей должен окончательно понять, с Кем имеет дело. Остается лишь повиноваться. Но у новоизбранного предводителя – новая отговорка: а кто я им?

«И отвечал Моисей и сказал: а если они не поверят мне и не послушают голоса моего и скажут: не явился тебе Господь? что сказать им?  И сказал ему Господь: что это в руке у тебя? Он отвечал: жезл. Господь сказал: брось его на землю. Он бросил его на землю, и жезл превратился в змея, и Моисей побежал от него. И сказал Господь Моисею: простри руку твою и возьми его за хвост. Он простер руку свою, и взял его за хвост; и он стал жезлом в руке его. Это для того, чтобы поверили тебе, что явился тебе Господь, Бог отцов их, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова. Еще сказал ему Господь: положи руку твою к себе в пазуху. И он положил руку свою к себе в пазуху, вынул ее из пазухи своей, и вот, рука его побелела от проказы, как снег. Еще сказал ему Господь: положи опять руку твою к себе в пазуху. И он положил руку свою к себе в пазуху; и вынул ее из пазухи своей, и вот, она опять стала такою же, как тело его. Если они не поверят тебе и не послушают голоса первого знамения, то поверят голосу знамения другого; если же не поверят и двум сим знамениям и не послушают голоса твоего, то возьми воды из реки и вылей на сушу; и вода, взятая из реки, сделается кровью на суше» (Исх. 4:1-9).

Моисею не хватает подлинного знамения – исполнения Божьей воли? Что ж, Бог по милости Своей дает знамения попроще, эдакий «перфоманс». Но если первые два из них лишь демонстрируют причастность пророка к некой сверхъестественной силе, третье имеет еще и глубокий сакральный смысл. Для египтян Нил был божеством, дающим жизнь. Нильская вода считалась священной, а омовение в ней – очищающим от всякой нечистоты. Бог же превращает эту воду, пролитую на землю, в кровь. То, что должно было быть образом святости и жизни, на поверку несло скверну и смерть – как физические (кровь брошенных в реку еврейских младенцев вопиет к Богу), так и духовные (поклонение идолам лишь удаляет от подлинного Источника жизни). 

Итак, казалось бы, все расставлено на свои места. Но Моисей, наученный всей мудрости Египетской и сильный в словах и делах (Деян. 7:22), ищет нового оправдания – я неспособен:

«И сказал Моисей Господу: о, Господи! человек я не речистый, и таков был и вчера и третьего дня, и когда Ты начал говорить с рабом Твоим: я тяжело говорю и косноязычен» (Исход 4:10-12).

Ну как тут не вспомнить эксперта в практическом богословии Тевье-молочника: не слишком ли много говорит Моисей для человека неречистого, тяжело говорящего и косноязычного? Но «Господь сказал Моисею: кто дал уста человеку? кто делает немым, или глухим, или зрячим, или слепым? не Я ли Господь Бог? Итак пойди, и Я буду при устах твоих и научу тебя, что тебе говорить» (Исх. 4:11-12).

Бог ставит точку. Теперь уж точно все отговорки исчерпаны. Но в запасе у Моисея осталась еще одна, знакомая всем со школьной скамьи: а почему я? «Моисей сказал: Господи! пошли другого, кого можешь послать» (Исх. 4:13). Пусть он исполняет Твою волю, не я! В моей же жизни – не Твоя да будет воля, но моя!

«И возгорелся гнев Господень на Моисея, и Он сказал: разве нет у тебя Аарона брата, Левитянина? Я знаю, что он может говорить вместо тебя, и вот, он выйдет навстречу тебе, и, увидев тебя, возрадуется в сердце своем. Ты будешь ему говорить и влагать слова Мои в уста его, а Я буду при устах твоих и при устах его и буду учить вас, что вам делать; и будет говорить он вместо тебя к народу; итак он будет твоими устами, а ты будешь ему вместо Бога. И жезл сей который был обращен в змея возьми в руку твою: им ты будешь творить знамения» (Исх. 4:14-17).

Вряд ли Моисей не понимал, с Кем имеет дело. Но сорок лет изгнания, сорок лет пустыни, мешали ему принять свою роль в плане Божьем. Воспоминания о Египте были слишком болезненны. Только представьте –сколько раз за эти сорок лет задумывался он, что было бы, не убей он того египтянина! Моисей не смог бы вести народ через пустыню, если бы сам оставался в пустыне жалости к себе, несчастному! Ведь он из лучших побуждений уже пытался помочь своим соплеменникам, а ответ их был: «кто поставил тебя начальником и судьею над нами?» (Исх. 2:14). И это он всего с двумя евреями разговаривал, теперь же нужно идти ко всему народу! 

Ну, как опять не вспомнить Тевье-молочника: «Я, конечно, понимаю, что мы – избранный народ, но не мог бы Ты время от времени избирать кого-нибудь другого»? Жалеть себя – это так болезненно-приятно! Как точно подметил поэт (Алексей Иващенко, автор трагически известного, но несправедливо забытого мюзикла «Норд-Ост»):

 

В этот мелкий серый дождик, в эту мерзкую погоду
Очень хочется забраться на какой-нибудь чердак
И лежать, смотреть в окошко на струящуюся воду,
И мечтать, как было б славно, если б было всё не так.

И своей нелепой жизни сочиняя оправданья,
Поливать себя презреньем, но не очень, а любя,
Размышлять по ходу дела о проблемах мирозданья
И жалеть по всей программе непутёвого себя.

Знакомое состояние? Нечто подобное испытывал и заглавный герой притчи о блудном сыне: «сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода» (Лк. 15:17). Но, тем не менее, он преодолел эту жалость, «встал и пошел к отцу своему» (Лк. 15:20).

Мы никогда не видим всей картины и потому, находясь в своей пустыне, не можем делать обоснованных выводов. Единственное, что в наших силах – положиться на Того, Кому ведомо все. Моисей еще не знает, что Аарон выйдет ему навстречу. Даже сам Аарон этого еще не знает. Но Бог предусмотрел все. Всевышний с самого начала избрал Моисея для вверяемой ему миссии, и вся предшествующая жизнь была лишь подготовкой к назначенному Богом служению. Даже – пресловутые сорок лет в пустыне.

Пустыня полна сюрпризов – уж можете мне поверить! В молодости мы с друзьями задумали пересечь пешком Каракумы. Вычитали где-то, что по весне пустыня расцветает тюльпанами, и захотели пойти и посмотреть на сие великое явление. Мы прочли все книжки про пустыню, какие смогли достать. Мы знали, как сберечь влагу, как укрыться от песчаной бури, как защититься от змей и скорпионов, что делать при тепловом ударе, и т. п.

Ни в одной книжке не говорилось, как в пустыне защищаться от дождя. В итоге никто не взял и кусочка полиэтилена. А дождь шел и шел каждый день. Такыр – гладкая поверхность пустыни, обычно растрескавшаяся от жары, размок, и всю неделю мы шли, хлюпая по глинистой жиже. Оказалось, что неделе цветения в пустыне предшествует неделя дождей. Именно на нее мы и попали. Вот это был сюрприз!

 

Моисей, выводя Израиль, знал пустыню не по книжкам. После сорока лет, проведенных в пустыне, его там ожидал лишь один сюрприз: Бог все это время был с ним!

***

У сатаны есть два инструмента, которыми он пытается удержать нас от следования Божьей воле: сожаление о прошлом и страх перед будущим – «что же я натворил?» и «что же будет дальше?». И сами по себе, собственными силами, мы не сможем вырваться из этой клетки, эфемерные прутья которой свиты из того, чего уже нет, и того, чего еще нет.

Но следующих за Господом и творящими Его волю в ней не удержать. Пролитая на землю кровь Христова говорит лучше, нежели Авелева (Евр. 12:21). Она очищает всякую скверну и возрождает из смерти в жизнь. Наше прошлое искуплено. Наше настоящее – безопасно («на Бога уповаю, не боюсь; что сделает мне человек?» – Пс. 55:12). Наше будущее – прекрасно! Вопрос лишь в том, как мы отвечаем на Божий призыв: «Вот я, Господи! Пошли другого», или же «Вот я, пошли меня» (Ис. 6:8).