Главная / Статьи / Писания / ЧЕЛОВЕКУ ПОЛОЖЕНО ОДНАЖДЫ УМЕРЕТЬ...
ЧЕЛОВЕКУ ПОЛОЖЕНО ОДНАЖДЫ УМЕРЕТЬ...
ЧЕЛОВЕКУ ПОЛОЖЕНО ОДНАЖДЫ УМЕРЕТЬ...
24.09.2011
5000
Любите ли вы ходить на похороны? Смерть — это наказание, это враг человека, это жгучая боль утраты, особенно, когда конец жизни приходит как бы преждевременно. Пишу "как бы", потому что зададим себе вопрос: отчего мы упрекаем Бога, будто каждому при рождении дается свыше расписка "полагается жить долго".

Любить похороны — противоестественно. Но то, что на похороны всем — верующим и неверующим — ходить полезно, — в этом я уверена. Думаю, многие со мной согласятся. Это как "звоночек" для каждого из нас: приготовься и ты, душа дорогая, никто не знает дня и часа своей кончины. Тебя никто не спросил, когда, как и от кого тебе дано было появиться на свет. Тебя никто не спросит, не поинтересуется твоим желанием, когда, как и при каких обстоятельствах тебе придется уйти с этой земли. "Человекам положено однажды умереть", сказано в Писании. Непреложный факт. Нравится это вам или нет. И никто не спорит. Смерть придет к каждому, кроме тех, кто дождется Второго пришествия Христа за Своей Церковью. 

Человеку положено однажды умереть. А вот продолжение этой фразы: "а потом суд", принимается не каждым. Как говорят некоторые: "Это мы еще посмотрим!" Или еще такое часто слышишь: "Если Бог и есть, Он должен меня оправдать, ведь ничего плохого в жизни я не делал!" Что такое "хорошо", а что такое "плохо" — оставим пока в стороне. А вот слово "должен"... Бог нам должен? Кто мы такие? Ничтожные былинки, муравьишки, прах из праха — указываем Богу, величие Которого совершенно нам непонятно и недоступно... Подобно вопрошающему Иову, нам только и остается в страхе и трепете прикрыть свой рот ладошкой...

В чем же практическая и духовная польза нашего участия в похоронах как близких, так и дальних? Дань уважения усопшему. Слова сочувствия родным (жалкие мы все утешители!) Возможность остановиться в суетном беге — домашние хлопоты, церковные добрые дела, бизнес, карьера... Никуда не торопиться. Не смотреть на часы. Впрочем, беспокойные мысли одолевают и на кладбище. Нельзя долго задерживать землекопов с лопатой — дороже возьмут. Автобусы поторапливают. Хватит ли всем мест и приготовленной еды на поминках? То дождь собирается, то холодно, то жарко, то кому-то плохо от усталости и переживаний. Кто-то обиделся, что ему не дали слова.

Но вот ты успокаиваешься и вслушиваешься в речи выступающих. И со многими соглашаешься. Что земля всех уравнивает — генералов и солдат, богатых и бедных, великих и малых сих. Голым приходишь, голым уходишь. Вспоминают Александра Македонского, властелина мира, который мудро попросил похоронить его с открытыми ладонями — ничего не унести с земли!

Но нетленным, драгоценным, непреходящим является многое, что частично остается с нами на земле, частично идет на небо. Впрочем, разделение земли и неба — условно. Все — от Бога, все — к Богу. Драгоценное — молитвы усопшего. Те самые молитвы святых, которые собираются в таинственные золотые сосуды у Господа. Самое ужасное и печальное для человека, когда за него никто и никогда не молился. Когда он ни за кого не молился. Думаю, таких нечастных мало на земле. Впрочем, мало или много молитв — это не область арифметики. Молитва молитве рознь. Иной бессловесный вздох ценится у Бога выше, чем долгие требовательные "дай!" Но и это не наша область — догадываться, чья молитва лучше и быстрее доходит до неба.

Как прекрасно, что суд — у Бога, и только у Христа — ключи рая и ада. Сколько бывает бесполезных споров, куда и как уходит душа умершего, если он явно не ходил в церковь. Мысли человека, его тайное открыто только Господу. И это — большое утешение. И надежда.

Недавно я хоронила своего старшего зятя. Дочь моя осталась молодой вдовой, внуки потеряли строгого и справедливого отца, честного, добропорядочного человека, который, если вдуматься, и "заработал" себе смертельный диагноз, цирроз печени, по причине своей борьбы за справедливость — честность нынче не всем нравится, и его убрали. Был бы он верующим, наверное, его мужское самолюбие было бы не так уязвлено.

У нас с ним были сложные отношения, вернее, отношений просто не было, он крайне болезненно относился к тому, что я вопреки его запрету молюсь и читаю Библию с моими внуками, его сыновьями, для которых (кто с этим будет спорить?) отец — высший авторитет. К счастью, за время болезни Господь смягчил его сердце, и незадолго до смерти мы снова стали с ним по-доброму беседовать. Спустя столько лет! Но старательно обходили "запрещенные" слова, такие, как "смерть", "вечность", "Бог". Он категорически махал рукой: "Не надо! Я знаю, что вы скажете! Не надо!"

На похоронах, в церкви, дома я горько плакала, да и сейчас меня боль не отпускает. Почему послушалась его, почему не встала на колени около его дивана и не помолилась вслух, почему не подошла с этой, другой стороны... И ведь столько связывало нас — его неизменная любовь к моей дочери, его любовь к сыновьям, моим внукам!

Остается мне надеяться на одно — на силу детской молитвы, мы постоянно молились с мальчиками о папе. Слава Богу, я всегда жалела своего зятя и не держала на него никаких обид. Хотя, что скрывать, горько мне было — впервые прикоснуться к его красивым волосам только в гробу...

Дорогие мои, великая польза участия в похоронах — полностью растворяются все обиды, все "занозы", что-то особое происходит в душе, когда глядишь неотрывно на неподвижное лицо, на закрытые глаза... Происходит невидимая работа Духа Святого, переоценка многого, что было в прошлом.

Хороним мы верующего или неверующего человека (очень не люблю этого разделения, как и споров, что главное — вера или добрые дела), похороны — особое служение, громкая проповедь. Проповедует сам покойник: "человеку положено однажды умереть". Перед нами — прах. Где его душа, его улыбка, его любовь, его слезы, его молитвы? Но важно и другое — на похороны обычно приходят самые неожиданные люди: соседи, бывшие сослуживцы, дальние родственники — и все расположены слушать о чем-то "вечном", будь это столь модное сейчас отпевание в церкви по-православному или чтение Библии, или личное свидетельство о смысле жизни и что все дела усопшего идут вслед за ним. И что пишется особая книга на небе, о чем каждый из нас, ныне живых, узнает сам не понаслышке.

На похоронах обычно узнаешь много неизвестного о человеке. Так было и со мной на похоронах зятя. Иногда разыгрываются и драматические сцены. Мне пришлось быть на похоронах одной моей старинной знакомой, очень деятельной женщины. Но она не могла простить сыну его женитьбы, отреклась от невестки, внуков, и я видела страдальческие лица этих бедных мальчиков, как они стояли у гроба своей неизвестной бабушки и с изумлением слушали, сколько добрых дел она сделала людям...

Похороны — прекрасная возможность для всех нас, детей Божьих, проповедовать Христа тем, кто никогда не ходил и не пойдет в церковь. Причем слушают все. И никто не уходит. И не затыкает уши. И не спорит. Да и что спорить — вот мертвое тело и отверстая могила. Проверено опытом — всем очень нравится, как поют верующие. Даже землекопы просят: "Спойте еще". Гимны наши при погребении — прекрасные, это тоже проповеди вслух. Особенно, когда много с хорошими голосами и никто не забывает текст. Пользуйтесь возможностью!

Хочется мне сказать о другом, раз есть повод. Оставим так называемых неверующих с их страхами перед смертью и даже перед самим словом "смерть" — пугает полная неизвестность и малейшая вероятность исполнения строгих слов "а потом суд". Один близкий мне человек умудрился дожить до 67 лет и ни разу не побывать на похоронах — боится расстроиться. И на кладбище никогда не ходит. Такая вот позиция страуса. Или языческое понимание — не называть явление словом, и явления как такового нет.

Но откуда бывает страх смерти у верующих, причем верующих укорененных, неформальных, живых христиан? Думаю, одного ответа нет. Сомнения — не грех. Притворяется тот, кто заявляет, что никогда не сомневался в Божьих словах. Вдруг приходят жгучие сомнения — спасен ли? прощен ли? записан ли в Книге жизни? Может, как Лотовой жене, жаль оставить этот гибнущий, цветущий и красивый с виду временный мир? Меня всегда изумляет, когда дряхлая старушка, для которой, казалось бы, этот мир давно уже поблек, просит у Господа милости еще пожить. Впрочем, каждый смотри сам за собой, Господи, убереги меня от осуждения слабых, как бы мне самой не ослабеть в час моей кончины... 

Думаю, что погоня за здоровьем, за долголетием — некий знак омирщения церкви. Вселенная ветшает на глазах, скоро свернется, как свиток старой бумаги, а мы все строим планы, миражи, гоняемся за новыми лекарствами, все устраиваемся поудобнее, потеплее. Давно ли вы ходили на похороны? Очень это взбадривает. Хочется, действительно, бодрствовать и ходить перед Господом, как в последний день.

Бытует такое мнение, что достойным людям Бог посылает достойную смерть. Легкую смерть, моментальную. Где-то я читала, одним из доказательств, что Чехов был верующим человеком в душе, является его легкая смерть, а больные туберкулезом часто мучаются в тяжкой агонии. Но что тогда сказать о многих и многих святых, отдавших свою жизнь за Христа в страшных физических мучениях? Один служитель, прекрасный христианин, скончался в электричке в секунду. Ехал после утомительного праздника, думал, наверное, что было удачно, а что нет, возможно, и каялся. Прекрасная смерть! Но сразу нашлись такие, кто стал говорить: "Наверное, у него не все было в порядке. Почему такая некрасивая и неудобная смерть? В электричке? Неужели Господь Своему верному служителю не мог устроить другие обстоятельства?!" Такое вот смущение.

Кто из нас мысленно не мечтал, как бы он хотел умереть? Да, случаются поистине красивые кончины — на коленях во время молитвы, во время пения псалмов в кровати, за письменным столом в момент подготовки проповеди...

Господи, Ты все знаешь, Господи, прости, что мы порой не о том беспокоимся, Господи, дай никогда не оставлять Тебя, а Ты верен Своему обещанию — "Се, Я с вами до скончания века". Держи меня, Господи.