Главная / Статьи / Писания / ЛЮБОВЬ И ИСТИНА
Эльвира Ретнева, статья которой опубликована в № 5 газеты "Мирт" за 2001 г., судя по всему, хорошо усвоила самую главную из Божьих заповедей — о любви. Ведь Христос говорил о заповедях любви к Богу и ближнему как о самых главных, больше которых просто не существует. Эльвира, похоже, просто окрылена любовью ко всем верующим. Вся ее статья — это одновременно и призыв любить, и сожаление по поводу того, что многие христиане не любят, это даже и критика в адрес тех, кто никак не начнет прощать и любить.


Эльвира, если вы читаете эти строки, то хочу сказать вам, что вашей христианской жизни нужно отдать должное. Когда христиане много говорят о любви, то они говорят о чем-то далеко не второстепенном. Любовь — одна из главных тем Библии, и хорошо, если тему эту поднимают те, для кого она написана. Но не кажется ли вам, что и любовью люди научились злоупотреблять? Звучать этот вопрос может странно, ведь сколько ни оказывай любви, кажется, никогда ее не может стать слишком много. Чаще всего не избыток, а недостаток этой добродетели ощущается в мире, в том числе и у христиан. Но давайте вспомним из Евангелия, что, призывая любить своего ближнего, Иисус никогда не имел в виду, чтобы мы эту любовь проявляли, не считаясь при необходимости с какими-то Божьими истинами. Вы критикуете тех, кто ради отстаивания истины пренебрегают любовью, но разве меньшим будет злом, если пренебречь истиной ради любви? Не должны ли эти две вещи присутствовать у христиан вместе, одновременно и в обязательном порядке?

Этого правила, между прочим, придерживались и апостолы, на чьи слова вы, Эльвира, ссылаетесь. Павел к любви и единству призывал много, но когда, к примеру, галаты начали отступать от Евангелия, то вовсе не считал апостол, что перед галатами не следует отстаивать истину. Отстаивать истину далеко не исключает любви к тем, кто в нее не верит. Наоборот, если вы любите заблудшего, то ни за что не позволите ему заблуждаться, если это в ваших силах. А наше намерение принять как брата того, кто глубоко увяз в ереси, и когда мы соглашаемся, что он "просто по-другому верит", разве это не преступление против истины и против того же ближнего? 

Апостол Павел умел любить, но если он любил кого-то из отступников, то проявлялась его любовь вовсе не в том, чтобы вместе с ними поклоняться Богу. Когда Павел объединял верующих, то объединял тех, кто расходился по второстепенным вопросам, а не главным. Как прикажете мне объединяться с теми, кто серьезно учит, что его церковь, его служители или пророк являются посредниками между верующими и Богом, если Господь, Который меня спас, ясно учит, что Он есть единственный посредник?

Посмотрите на послание Иоанна. Этого апостола иногда так и называют апостолом любви, потому что любить он учил много. Он не только учил, но и умел любить, что не помешало ему сказать о тех, кто стал совсем по-другому (не по Евангелию) верить в Бога, что они "не были наши" (1 Ин .2:19). То, что эти упомянутые Иоанном люди далеко ушли от истин Божьих, дало основание апостолу назвать их "не нашими". Как же в таком случае относиться к вашим словам, что "мы — дети одного Бога"?

Христиане должны любить всех и даже еретиков, но только следует вначале определиться, в чем эта любовь должна выражаться. Если любовью называть участие в экуменическом движении, то что здесь, извините, является христианской любовью? Духовное общение с теми, кто либо отвергает притязание Христа на то, что только Ему одному принадлежит посредничество, либо вообще не считает Его Сыном Божьим?

Настоящая любовь, если и выражается в единстве, то это единство с теми, кто исповедует истину. В остальном она проявляться может лишь как помощь, материальная, физическая или еще какая-нибудь. И даже тот самарянин, которого вы, Эльвира, ставите в пример, любовь проявил вовсе не в том, что с избитым путником объединился в поклонении Богу (хотя им-то было в чем сблизиться). Эта притча вообще не касается темы экумении никаким образом. Она — о помощи.

Экумения и любовь — далеко не одно и то же. Скажу больше, она может означать нелюбовь к Богу. Любящий Бога должен любить и Божью волю и Его истины. А когда человек недостаточно любит истину, он сближается с кем угодно, не задумываясь, разрешил ли ему это Бог. Он делает это, не обращая внимание на слова Писания, говорящие: "Что общего у света с тьмою?" (2 Кор. 6:14).

Не поймите меня неправильно. Я не вообще против любых встреч с представителями других конфессий. Сам я имею хорошие отношения с некоторыми из них, и очень их уважаю. Но я против такой экумении, где меня хотят убедить, будто это совсем не важно, как человек верит и поклоняется Богу. Люди, не знающие Христа, — это не братья. Это те, с кем я должен поделиться хлебом, оказать поддержку. Это бедные заблудшие грешники, которые устами, возможно, чтят Бога, а заблуждением своим от Него отрекаются. Моя задача — привести их к Богу, а не делать вид, будто их вера (в которой благодать Христа напрочь отсутствует) тоже угодна Богу.

Я хотел бы откликнутся на такое приглашение о встрече, где вопрос не касается духовного единения (особенно если там я мог бы представителям других конфессий рассказать о Евангелии), в противном случае такая встреча принесет пользу не заповеди Божьей о любви, а удовлетворит лишь плотское желание быть едиными любой ценой. Любовь должна основываться на истине, тогда она будет настоящей христианской любовью.