Главная / Статьи / Писания / НЕ БУДИТЕ И НЕ ТРЕВОЖЬТЕ ВОЗЛЮБЛЕННОЙ
НЕ БУДИТЕ И НЕ ТРЕВОЖЬТЕ ВОЗЛЮБЛЕННОЙ
НЕ БУДИТЕ И НЕ ТРЕВОЖЬТЕ ВОЗЛЮБЛЕННОЙ
24.09.2011
648
Бедная, бросаемая бурею, безутешная!
Вот, Я положу камни твои на рубине, и сделаю основание твое из сапфиров...
Ис. 54:11


Однажды известного проповедника А. Е. Клименко спросили, на каком языке будут говорить в небесах. Он ответил: «На языке любви».

Многие читатели Святого Писания как-то обходят стороной эту книгу, да и в беседах она не часто становится предметом обсуждения. Так было и с автором этих строк. Но что-то произошло. Переосмысливая ценности, я увидел чудное единство Христа – Небесного Жениха и Его Церкви – Невесты. Единство прочное, неразрывное, окончательное. В книгах Библии это единство прослеживается очень хорошо, но в действительности оно неполное, ибо Христос на небе, а Церковь пока еще на земле. Слава Церкви еще не открылась, зима еще не прошла, полное единение впереди.

Давайте посмотрим на пример такого единения, данный нам в книги Песни Песней. Ее автор не перестает восхищаться «возлюбленной моей, прекрасной моей», «голубицей моей» и дает нам подробную и весьма тонкую характеристику таинственной невесты – прекраснейшей из женщин, подобной «кобылице в колеснице фараоновой», жаждущей своего возлюбленного больше всех богатств мира и желанной. Вот с этих-то позиций и хотелось посмотреть на неподражаемую идиллию божественного союза, отбросив весь багаж тысячелетних грехов рода человеческого.

Кто же она, избранная Женихом, Суламита? В чем ее красота? Что влекло ее к Жениху? За что Он так полюбил ее?

Стерегущая виноградник

Суламита значит «мирная». Та, которую «царь ввел в чертоги свои», подобно своему венценосному сияющему Жениху родилась не в роскошных палатах, а в простой хижине. Точно так же она могла бы родиться в крестьянской избе, яслях, шатре, юрте, вигваме, сакле, прочих незнатных жилищах. «Не смотрите на меня, что я смугла; ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгневались на меня, поставили меня стеречь виноградники, – моего собственного виноградника я не стерегла», – так начинается эта пленительной красоты аллегория, поэтический рассказ о страстной и живой любви.

Под безжалостно палящими лучами южного солнца растет, наливается живительным нектаром виноград – это удивительное творение Божьей флоры. Чем больше в летнем сезоне солнечных дней, тем янтарнее и ароматнее плоды его, тем слаще они. Чем больше солнца, тем смуглее работники виноградных садов, но особенно стерегущие, которые день и ночь несут бдение на сторожевых вышках. Тяжек и изнурителен их труд. Но именно в трудностях человек обретает силу. «Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его» (Иак. 1:12).

Великое испытание пережил друг Божий, патриарх народа израильского Авраам, перед ним стояла задача, требующая нечеловеческих усилий для своего решения: принести в жертву единственного, обетованного, долгожданного сына, ради которого ему пришлось столько выстрадать, сына, который должен стать продолжателем его рода, носителем обетований Божьих, от которого должен был произойти многочисленный народ Божий. Вера Авраама и его любовь к Богу подверглись самому суровому испытанию. Это испытание стало апофеозом в трудном, но сладком пути Авраама, после чего он получил «титул» – друг Божий. Нас, дорогой читатель, Спаситель тоже назвал Своими друзьями, хотя многие, скорее всего, не пережили и толики подобных огненных испытаний.

Стерегущие виноградник не знают покоя ни в полуденный зной, ни в ночную прохладу: лисицы и лисенята портят виноградники: сатана направляет миллионы лисенят – «маленьких» грехов, которые уничтожают цветы и благоухание виноградников Божьих благословений. «Ловите нам лисиц, лисенят, которые портят виноградники, а виноградники наши в цвете» (Песн. П. 2:15). Лисенята поедают самое вкусное, молодое: цветы и побеги, на которых должны формироваться будущие грозди – в этот период особенно много хлопот стерегущим.

Скиталица возле стад

Сторожить стада – тоже нелегкая работа. В холод и в зной, в горах и степях пасут стада. И несут, по свидетельству евангелиста Луки, «ночную стражу у стад своих». Врагов у пасущих множество: хищные звери, грабители-разбойники как из числа соотечественников, так и соседних народов. «Волы орали, и ослицы паслись подле них, как напали Савеяне, и взяли их, а отроков поразили острием меча», – так повествует автор Книги Иова о людях этой опасной профессии (Иов. 1:15). Пастухам приходилось нести свою нелегкую службу вдали от домашних очагов, от семьи, о чем свидетельствует автор Книги Бытие, повествуя о сыновьях Иакова, которые были скотоводами и скитались по различным уголкам земли Ханаанской. Кроме всего прочего, это сословие тружеников было презираемо некоторыми народами, например, теми же египтянами. «...ибо Египтяне не могут есть с Евреями, потому что это мерзость для Египтян» (Быт. 43:32).

Кобылица в колеснице фараоновой

Суламита прошла через множество испытаний, но быть кобылицей – это, наверное, нечеловечно совсем. Израильский народ позаимствовал колесницу у Египта во времена царя Давида. Колесница фараонова, украшенная золотом и мрамором, вес имела немалый. Чтобы передвигать ее, нужны были крепкие и сильные кони. Достоинство коня заключалось в его силе, соединенной с пылкостью, скоростью и готовностью направлять свой бег по воле всадника.

У кобылицы должен быть и жеребеночек. Вспоминаются 1940-50 годы. Тогда на городских улицах встречалось много лошадей, так как автомобили были еще редкостью. К нашему великому детскому восторгу мы нередко видели запряженных в брички кобылиц, вслед за которыми бежали эти замечательные маленькие конечки.

Уподобляя невесту, возлюбленную свою, кобылице, жених тем самым выражает свое глубочайшее сострадание к ее нелегкому труду, сочетающемуся с заботой о малыше, который всегда голоден и всегда требует к себе внимания – его не беспокоит, что мама устала.

Лилия между тернами

Жених видит свою возлюбленную бело-сияющей среди ее подруг, хотя она и жаловалась, что черна и смугла.

Согласно словарю Нюстрема, чудесным украшением долин земли обетованной была белая лилия, которую прозвали королевской за ее блистающую белизну, прекрасный колоколообразный венчик, словно написаный кистью художника-живописца, за приятное благоухание и целительную силу листьев и луковиц.

Иисус Христос в беседе с учениками после сорокадневного поста в пустыне, желая избавить Своих неопытных друзей от чрезмерных забот и суеты житейской, призвал их посмотреть на полевые лилии, «как они растут: не трудятся, ни придут» (Мф. 6:28), но каждая из них превосходит красотой мудрого и богатого Соломона. По-видимому, Иисус как раз и имел в виду эти лилии. Невеста любящего жениха показана в контрасте «лилия между тернами», т. е. между колючих кустарников, которые иногда растут так тесно друг к другу, что становятся непроходимыми, и даже зайцы используют их для укрытия от лисиц и волков.

Садовый источник – колодезь живых вод и потоки с Ливана

Нам, живущим в России, может быть, не совсем понятна или даже неведома жажда. Но жителям южных регионов и стран, где проживали Суламита, ее возлюбленный и их соотечественники, было хорошо известно, как ценится в жаркую пору даже один глоток холодной воды, почерпнутый из глубокого колодца. На страницах Ветхого Завета неоднократно встречаются описания этих колодцев, из-за которых разгорались споры и распри, что еще раз подтверждает их ценность. «И копали рабы Исааковы в долине, и нашли там колодезь воды живой. И спорили пастухи Герарские с пастухами Исаака, говоря: наша вода. И он нарек колодезю имя: Есек, потому что спорили с ним» (Быт. 26:19-20).

В поэтической характеристике невесты сочетаются три источника: садовый источник, колодезь живых вод и потоки с Ливана – полнота Божественного изобилия. Потоки, берущие свое начало в Ливанских горах, вершины которых окутаны вечными снегами, потоки неиссякаемые, а вода в них кристально чистая, холодная, всегда текущая, т. е. не стоячая, но хранящая вкус и аромат горных просторов, наполненная живительным кислородом воздуха, который в горах гораздо ближе к небесам, ибо «выше гор только небо».

Прекрасна и пятна нет на тебе

Нет пятна, нет посторонней примеси, ибо прошла через горнило великой плавильни, где от золота были отделены даже самые мельчайшие частицы нечистого, постороннего. «Многие очистятся, убелятся и переплавлены будут в искушении...» (Дан. 12:10).

«И не войдет в него ничто нечистое, и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни» (Отк. 21:27).

Эти два места из Библии указывают на требования, которые предъявляются к избранным Агнца. Они условие для брака с неземной красоты Невестой, чье великолепие в вечности будет надежным и достаточным пропуском для входа через жемчужные ворота Небесного града, Нового Иерусалима.

Почему же она так прекрасна?

В отношении пастушки Суламиты к царю можно видеть переживания сердца, рвущегося к небесному Жениху и то теряющего Его, то вновь находящего.

Хотя земные прообразы не могут удовлетворительно отражать сущность небесного, однако нашему сердцу (если не сознанию) образы Песни Песней как сквозь «тусклое стекло» («как в зеркале» – другой перевод) проясняют до некоторой степени непостижимую любовь Христову к Его искупленным чадам. Они могут служить назиданием и утешением в нашем земном странствовании.

«Знамя его надо мною – любовь»

Знамя символизирует нечто влекущее, мобилизующее и зовущее за собой воинов. Знамя говорит, что полководец жив, а это, в свою очередь, вселяет надежду и упование на победу. Особенно этот символ почитается в морских сражениях: пока флаг реет на мачте, все знают, что корабль боеспособен и не сдается. Знамена у разных народов и племен были самые разнообразные: и мирные, и воинственные, с технической и научной символикой, изображениями животного и растительного мира. Однако единственным и неповторимым символом на знамени знамен было, остается и будет только имя Любовь, ибо Сам Бог есть любовь.

«Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь... Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презрением» (Песн. П. 8:6-7).

Под этим знаменем прошла возлюбленная Невеста безначального и присносущного Жениха. Она не спустила флага-знамени перед хищными зверями на аренах римского цирка, пронесла его через катакомбы, через средневековую инквизицию, через лаодикийское равнодушие, все преодолев под этим знаменем, обагренным кровью Агнца – Христа.

Трапеза

Прекрасен пир в чертоге золотом... Суламита просит, чтобы ее подкрепили вином и освежили яблоками. В немецкой Библии (перевод Мартина Лютера) этот стих Песн. П. 2:5 звучит несколько по-другому: «Он освежает меня цветами и подкрепляет меня яблоками, так как я больна от любви». Стих в переводе М. Лютера приближает невесту к лону Авраама, когда Жених Сам будет подавать ей кушанья от «древа жизни, двенадцать раз приносящего плоды» (Отк. 22:2).