Главная / Статьи / Руководство / И СЕРДЦЕ СЛОВНО ПЛАМЕННЫЙ МОТОР
И СЕРДЦЕ СЛОВНО ПЛАМЕННЫЙ МОТОР
И СЕРДЦЕ СЛОВНО ПЛАМЕННЫЙ МОТОР
24.09.2011
900
И сердце словно пламенный моторЕсли человек неподготовленный будет наблюдать, как проводится спасательная операция на море, когда судно терпит кораблекрушение, то, скорее всего, у него возникнет ощущение, что вокруг царят полный хаос и неразбериха. Кто-то куда-то бежит, кто-то занят переговорами по радио. Все говорят громко и очень быстро, причем складывается впечатление, что они хотят быть услышанными одновременно. Кто-то перетаскивает какие-то предметы с одного места в другое. Работа команды выглядит хаотично. Но в результате всей этой, казалось бы, неразберихи удается спасти жизнь многих людей. 

Собрание людей, объединенных какой-то целью или задачей, называют по-разному. Кто-то предпочитает слово «команда», кому-то больше по душе обозначение «единомышленники», а кому-то «коллектив». Есть некоторые общие закономерности, которые нам следует понимать, чтобы лучше взаимодействовать друг с другом в церквях, миссиях, издательствах и любых других командах, где верующие объединены общей идеей. Апостол Павел в главе 12 Первого послания к Коринфянам сравнивает верующих с различными членами, которые в совокупности и создают целостное тело. Для простоты и наглядности понимания этой целостности попробуем провести аналогию между успешно работающим коллективом и хорошо работающей машиной, например, автомобилем.

Мотор. Самое первое, что приходит в голову, когда мы говорим о работе автомобиля, – это его двигатель. Без двигателя немыслим ни один механизм. В нашем случае этим термином можно обозначить человека или группу людей, которые, условно говоря, постоянно пребывают с движении. Это они вырабатывают энергию, которая в конце концов и должна заставить автомобиль двигаться по намеченному маршруту. Без этих людей, в которых так и кипит энергия, которые мешают нам спокойно существовать, а потому кажутся нам иногда совершенно невыносимыми, так вот, без них часто ничего не получается. Если их исключить, то, двигаясь еще какое-то время по инерции, мы в итоге неизбежно остановимся.

Трансмиссия. Для людей, далеких от техники, поясню: это то, что соединяет двигатель с колесами автомобиля. Довольно сложная система. В коллективе это, как правило, люди, которые умеют вовремя включать и выключать сцепление, побуждая двигатель то передавать максимальную энергию колесам, то немного поработать вхолостую и, как говорится, выпустить пар.

Руль. Тут, казалось бы, все ясно: это тот небольшой элемент, который по сравнению с громоздким двигателем и сложной системой трансмиссии выглядит не очень внушительно, тем не менее именно руль задает направление движения, меняет его, когда в этом есть необходимость.

Тормоз. Это элемент, который только на первый взгляд служит для прекращения движения. На самом деле даже в автогонках эта педаль нажимается очень часто для того, чтобы прийти на финиш первым. Без такого человека или таких людей мы могли бы успешно и быстро продвигаться по прямой шоссейной дороге, но на первом же вираже или повороте мы бы перевернулись и оказались на обочине.

Авторулевой. Очень интересное устройство. На автомобилях его, правда, нет, но вот любой современный теплоход оборудован им обязательно. Лишь кажется, что судно двигается по заранее намеченному маршруту, не отклоняясь ни вправо, ни влево. В действительности же оно постоянно «рыскает» на курсе и идет зигзагообразно. Для того чтобы эти зигзаги и рыскания были минимальными, и нужен авторулевой. Принцип его работы прост. Как только судно начинает уклоняться в одну сторону от курса, авторулевой немедленно корректирует это, отклоняя руль в противоположную сторону. Как только судно приближается к заданному курсу, авторулевой, чтобы учесть инерционность, начинает отрабатывать курс в другую сторону. Таким образом, несмотря на то, что этот элемент, по сути, всегда работает против тенденции движения судна, он сохраняет судно на курсе с наименьшими отклонениями. В коллективе такой человек выглядит неким оппозиционером. Однако именно он зачастую не позволяет превратить совместную работу или служение в сплошные зигзаги огромных размеров.

Принято считать, что лучше всего, когда лидер исполняет функцию «руля». Наверное, так оно и есть. В то же время есть примеры успешно работающих команд, где лидер или руководитель – это моторы или авторулевые, или трансмиссии. Для успешного руководства важно понимать необходимость целостности этого «механизма» и видеть то, чего в данный момент не хватает. Главное, если проводить аналогию христианского коллектива с транспортным средством до конца, чтобы на нем не было пассажиров, как это ни странно звучит.

Иногда с сожалением видишь, что коллектив какого-нибудь водочного магазина выглядит более сплоченным, чем коллектив, к примеру, христианского книжного магазина. Меньше проблем, меньше трения внутри, да и работа вроде бы лучше продвигается. Как тут не вспомнить изречение, что две наибольшие группы людей это те, кто хорошо делает плохие дела и те, кто плохо делает хорошие. Почему же у нас часто так плохо получается работать или служить вместе? Что нам мешает? Почему у нас редко получается быть командой? 

Причин тут, конечно, много. Их можно анализировать и рассматривать вне рамок небольшой газетной статьи. Все же хочу сказать о двух из них. Одна причина, что называется, исходит снизу, а другая сверху.

Первая – нежелание потерять свободу. Нам долго внушали, что мы «винтики» в огромной государственной машине и мы, по крайней мере многие из нас, инстинктивно противились этому. Времена те ушли, но привычка стоять насмерть в борьбе против любых попыток собрать нас вместе осталась.

Вторая – отсутствие у руководителей опыта командной работы в качестве рядового игрока. Есть мнение, что лучшие руководители получаются из людей, которые проделывают путь от рядового до генерала. Кто был рядовым и научился подчиняться, легче освоит науку руководить. Если такой путь не пройден, то лидер сможет работать лишь в той команде, которая играет по его правилам и там, где он обязательно номер первый. В другой команде, где есть равные или вышестоящие сотрудники (служители), он чувствует себя неуютно и ведет себя примерно так, как рядовые люди в его прежней команде, то есть критикует всех за неумение работать в команде.

Безусловно, это очень общая и схематичная картина. Как любая схема она лишь подчеркивает основные закономерности. Жизнь значительно сложнее. Сообщество верующих не автомобиль, а один и тот же человек может выступать то в качестве тормоза, то мотора. Иногда мы меняемся ролями. Схема – это, скорее, повод для размышлений. Но размышлять об этом, думается, полезно и важно, чтобы христианские коллективы работали более слаженно и эффективно.