Главная / Статьи / Творчество / АРТЁМ И НАВУХОДОНОСОР
АРТЁМ И НАВУХОДОНОСОР
АРТЁМ И НАВУХОДОНОСОР
24.09.2011
440

Нельзя сказать, что Артём не любил уроки по Ветхому Завету, но давались они ему с трудом. Если стихи, которые им часто задавали выучить, он запоминал быстро, то вот с именами всегда были проблемы. С цифрами он тоже иногда путался.

Вот и сейчас он очень боялся, что Вера Павловна завтра спросит его. В прошлый раз она рассказывала, как злой царь Навуходоносор захватил народ Божий в плен. Саму историю Артём помнил на зубок и даже на удивление легко запомнил цифру девять – Навуходоносор со своим войском пошёл захватывать Иерусалим в девятый год своего царствования. Это было сделать как раз несложно, так как у самого Артёмки день рождения был девятого числа. А вот выговорить правильно имя этого злого Навуходоносора, он никак не мог. Целую неделю он пытался повторять его, но все время получался то Наводоносор, то Нахудавасонор, то еще чего-то и вовсе смешное.

Воскреску Артём любил, но вот учительницу Веру Павловну почему-то побаивался. Да и не он один. Даже многие мужчины в церкви старались лишний раз не возражать ей.

Свое служение она воспринимала очень серьезно и подходила к нему со всей ответственностью, как и ко всему тому, чем ей приходилось заниматься в жизни. Вера Павловна была человеком, как сама любила говорить, «старой закалки». Всю свою жизнь (и даже задолго до того, как пришла в церковь) она слыла женщиной серьезной и очень дисциплинированной. Спуску никому не давала, впрочем, как и себе. То ли поэтому, то ли еще по какой иной причине, работники предприятия, где она раньше работала, старались иметь с ней хорошие отношения, вне зависимости от того были они ее начальниками или подчиненными.

В воскресной школе дисциплина тоже во многом держалась именно на ней. Более всего она любила выпускные мероприятия, когда были особенно заметны плоды служения. Это всегда вдохновляло ее. На «входе» в воскресную школу родители приводили совершенно разных детей – кто-то был шустрый и беспокойный, кто-то задиристый, кто-то напротив очень спокойный. И вот в процессе учебы вся эта разношерстная детвора постепенно принимала достойный вид, то есть все становились одинаково серьезными и выглядели уже как один коллектив, становились даже в чем-то похожими друг на друга. Вера Павловна видела в этом и свою, пусть малую, но все-таки заслугу.

www.kBogu.ru

Артём, конечно, любил изучать Библию, но вот больше всего он всегда ждал конца урока, когда приходила помощница Веры Павловны - Ольга Ивановна. Это была совсем еще молодая девушка и с ней дети обычно играли.. Жаль только, что эти игры были такими короткими.

Когда бабушка привела Артёма в воскреску в первый раз, он почувствовал себя в безопасности именно благодаря Ольге Ивановне. Та часть урока, которую проводила она, была посвящена играм. Иногда эти игры проходили прямо в классе, а когда погода была хорошая, они играли на улице. Поначалу Артём очень стеснялся. Да еще бы, ведь был он не только самый младший в их классе, но и по росту был самым маленьким. Но вся робость ушла после первых игр, которые проводила с ними Ольга Ивановна.

Вера Павловна считала, что, не смотря на то, что игры не должны отнимать много времени от урока, убирать их вовсе все-таки нельзя.

Именно с Ольгой Ивановной Артём помолился впервые. Помолился, как он сам это называл, «по-честному». Конечно, он и раньше молился. Сколько он себя помнил, бабушка всегда молилась с ним на ночь. Но именно тогда, в самый первый день своего пребывания в воскресной школе, он сложил ладони вместе и помолился сам.

Артём и сам понимал, что это неправильно, но с этого дня он иногда молился «просто так», а иногда – «по-честному». Причем, молясь «по-честному», он всегда складывал руки, как тогда в воскреске. А когда «просто так», то этого никогда не делал. Это был словно какой-то особый секрет, его маленькая тайна. Почему-то когда они молились с Верой Павловной перед началом урока, у него никак не получалось «по-честному» и Артём, словно солдат, вытягивал руки по швам.

Вера Павловна любила повторять, что ее призвание – «стоять в проломе» за чистоту детских душ. Она предупреждала и пастора, и родителей, что не позволит привнести «мирское» в важнейшее духовное дело – воспитание. По ее мнению, почти все христианские церкви вокруг отошли от чистоты учения и более всего это сказывается на детях.

А начинается все, как она считала, с малого. Достаточно дать только маленькую слабинку, позволить превратить изучение Библии в какую-то игру и в классе возникнет то, что она называла «вавилоном». Авторитет учителя будет поставлен под сомнение, вместо благоговейной тишины – будет суета и шум, а дети будут ничем не отличаться от детей «из мира».

В церкви иногда предпринимались робкие попытки внести некоторые изменения в работу воскресной школы, так как не всем была по душе та строгая атмосфера, которая царила там. Однажды, в связи с этим, Веру Павловну после богослужения даже пригласил к себе для разговора пастор. Желая начать издалека, он похвалил ее за усердие. Он отметил, как высоко ценит ее самоотдачу в служении, которое она избрала для себя.

Однако Вера Павловна сразу же возразила, что она ничего для себя не избирала и что это Бог поставил ее на это ответственное служение. И тут же пожаловалось, что, к сожалению, мало видит перспективных братьев и сестер, которые могли бы также самоотверженно включиться в служение, и предложила молиться о появлении таковых.

Продолжая разговор, пастор осторожно заметил, что многие считают, что, возможно, нужно как-то разнообразить уроки, а то дети и так сейчас очень устают от перегрузок. Но не успел он это договорить, как Вера Павловна строго спросила:

Какие дети? Кто конкретно устает? Впрочем, я, кажется, догадываюсь, откуда ветер дует!

- Что вы! Это я сказал лишь, так сказать, в общем. Никто конкретно мне не жаловался. Мы очень ценим ваше служение. Большое спасибо за то, что так посвящены этому служению…

- Я знаю, что кое-кому, возможно, не по душе библейские позиции…

Потом она говорила что-то про узкий путь, про мерзость запустения, твердость в вере, которую надо прививать с детства. Когда же они попрощались, пастор почувствовал, что говорил не то и не так, как хотел бы. Такое чувство часто возникало у него после разговора с Верой Павловной.

«На-ву-хо-до-но-сор», На-ву-хо-до-но-сор», - твердил про себя Артём, ложась спать. У него уже получалось неплохо. «Только бы не позабыть до завтра, как зовут этого царя».

Они уже вообще-то помолились перед сном с бабушкой, но ему захотелось еще. Он встал, сложил руки вместе и коротко помолился за воскреску, за Ольгу Ивановну, а потом, немного подумав, и за Веру Павловну. Потом он уснул.

Ему снился злой царь из Вавилона, бабушка, которая была почему-то в воинских доспехах, Сережка из соседнего подъезда. Потом бабушка разбудила его, и они пошли в церковь. Потом был урок в воскреске, потом они играли. Словом, все как всегда. А через месяц воскресную школу ожидали большие изменения, но это уже совсем другая история.