Главная / Статьи / Творчество / ХРИСТИАНСКАЯ МУЗЫКА И МОЛОДЕЖЬ
ХРИСТИАНСКАЯ МУЗЫКА И МОЛОДЕЖЬ
ХРИСТИАНСКАЯ МУЗЫКА И МОЛОДЕЖЬ
24.09.2011
1289

Музыка и пение сопровождает человека на протяжении всей его жизни – от колыбельной матери над кроваткой младенца до заупокойных молитв у смертного одра. Песнопение способно создать тот эмоциональный настрой, который невозможно пробудить простыми словами. Мелодия и ритм каким-то образом способны усилить, более ярко ощутить значение текста. По силе эмоционального воздействия вряд ли что может сравниться с музыкой. Она способна снять страх, повести огромные массы людей в смертельную атаку и вызвать слезы умиления у человека с самой черствой, огрубелой душой. А самые нежные, самые сокровенные сердечные порывы влюбленных непременно выражаются в песне.

Огромное влияние музыки на все стороны общественного бытия констатировалось с глубокой древности. Платон говорил: «Когда изменяются стили музыки, фундаментальные законы государства меняются вместе с ними». А Аристотель в связи с этим утверждал, что музыка должна регулироваться государством.

В религии музыка и пение на протяжении веков были необходимыми атрибутами богопоклонения. Пример тому – книга библейских песен-псалмов, которые со времен Ветхого Завета использовались как в общественном богослужении, так и в личном поклонении. Христианская церковь, переняв многое из ветхозаветного музыкального служения, значительно расширила эту сферу, по сути, положив начало новой эре в музыкальной культуре.

Священные Писания христиан не дают каких-либо конкретных указаний относительно того, какие формы и стили музыки являются приемлемыми, а какие - нет. Апостол Павел в Послании Эфесской церкви советует христианам назидать «самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу». И ранняя церковь практиковала в своих собрания самые разные музыкальные формы:
- одноголосый распев с модуляциями,
- общинные песнопения с повтором в антифоне (респонсории),
- сложные мелодии на одном гласном звуке.

По словам одного из отцов Церкви Игнатия, совместное исполнение духовных гимнов в церковном собрании соединяло в одно целое всех присутствующих: старых и молодых, богатых и бедных, женщин и мужчин, рабов и свободных. Все неравенства общественной жизни устранялись в гармонии совместного пения, при котором земля уподоблялась небесам.

В качестве текстов для духовных песнопений использовали ветхозаветные псалмы, фрагменты новозаветных писаний и даже вероучительные трактаты, положенные на популярную музыку. В первые века христианства, особенно после легализации Церкви императором Константином, массовое исполнение духовных гимнов сопровождало не только богослужебные собрания, но даже шествия на спортивные состязания и другие зрелищные мероприятия. Псалмы пели дома и в поле; духовная музыка стала часть быта.

По мере формирования литургии церковные песнопения все более усложнялись. На богослужениях общее пение стало заменяться хоровым и постепенно превратилось в привилегию монахов и клириков, а мирянам оставалось только смотреть и слушать. В 1415 году Константский собор Западной церкви, приговоривший к сожжению Яна Гуса, постановил: «Если мирянам запрещено проповедовать и толковать Писание, тем более им запрещено петь на общественных богослужениях в церкви».

Реформация Западной церкви привнесла революционные изменения и в христианскую музыкальную культуру. Протестантские церкви восстановили и всячески развивали общее пение при богослужении на национальных языках. Сочинялись простые, но величественные и гармоничные мелодии, которые легко запоминались и охотно подхватывались всей общиной. На смену помпезной холодности и мистической сакральности песнопений Средневековья, призванных вызывать у присутствующих священный трепет и благоговение, в богослужение вошли живость, радость и ощущение единства поклоняющихся.

С XVII века стало формироваться множество сборников духовной музыки и песен на разные случаи церковной жизни: праздники, бракосочетания, похороны и т. п. В христианский быт снова стали входить духовные песнопения внебогослужебного, «домашнего» характера. Если в церковных богослужебных песнопениях основной смысловой акцент делался на Боге и Его делах, «домашние» песни отражали чаще всего личные духовные переживания авторов.

В разные эпохи по-разному относились и к использованию музыкальных инструментов в церковном собрании. Было время, когда признавалось каноническим только пение А-капелла, некоторые церкви допускали использование органа, а в период бурного распространения протестантизма многие церкви вводили в богослужебную практику самые разные музыкальные инструменты, казавшиеся многим доселе неуместными и даже еретическими.

В ХХ веке мир пережил еще одну культурную революцию. Триумфальное шествие так называемой массовой культуры не могло не отразиться на музыкальной культуре христианских церквей. Первыми идею о том, что не существует музыки «духовной» и «недуховной», а есть только духовные или недуховные тексты развили в так называемых харизматических церквях. Духовным они стали считать все то, что говорило о Боге вне зависимости от того, насколько вообще поэтичны тексты их песен, какое музыкальное сопровождение и в каком жанре при этом используется. Многие гимны, употребляемые в богослужении «нового стиля», могли состоять из одной единственной фразы, которую повторяли бесчисленное количество раз. Рок-, поп-, техно- стили становятся постепенно обыденным явлением в христианской молодежной культуре.

Приверженцы традиционных канонов из наиболее консервативно настроенных конфессий поначалу относились к «чудачествам» харизматов настороженно, если не сказать, презрительно. Но, видя, как небольшие харизматические группы за несколько лет превращаются в многотысячные общины, а традиционные церкви испытывают глубокий кризис, призадумались даже самые стойкие фундаменталисты. А затем и они ринулись в битву с более успешными конкурентами за человеческие души с применением самых последних новшеств электронной музыки.

Естественно, что каждая религиозная конфессия стремится пополнить свои ряды, в первую очередь, молодежью. А раз так, то принято считать, что «ловить» ее следует на ту приманку, которая является для нее наиболее привычной. И вот уже вслед за протестантами даже православные батюшки долбят по барабанам в рок-группах, чтобы затем наставлять на путь истинный тех, кто пришел эту музыку слушать. Известные музыканты и группы, позиционирующие себя как христиане разных деноминаций, видят свою миссию в том, чтобы посредством пусть даже «нецерковной» музыки и песен нести своей аудитории доброе и вечное.

А как сама нецерковная молодежь оценивает музыкальные изыски современных религиозных деятелей? Ловцы человеческих душ в своей работе исходят из предположения, что молодежной аудитории надо давать то, что ей нравится, говорить с ней на том языке, который ей понятен. Однако серьезных исследований на эту тему, похоже, никто не проводил. В христианских кругах ломаются копья по поводу того, какая музыка допустима при богослужениях, какая вне храмов в миссионерской деятельности. Но все аргументы «за» или «против» чего-то носят чисто умозрительный характер и не опираются на эмпирические исследования.

Мы решили заполнить этот пробел и провели исследования среди студентов двух тамбовских вузов: Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина (ТГУ) и Тамбовского государственного технического университета (ТГТУ). Задачей исследования было выявить отношение молодежи к современной христианской музыкальной (песенной) культуре. Для этого студентам было предложено прослушать христианские песнопения различных стилей и жанров и дать им свою оценку по 10-балльной шкале, заполнив соответствующую графу в опросном листе. А затем студентам предлагалось в устной форме обосновать свое отношение к услышанному, привести аргументы и указать на основные факторы, определившие оценку.

К опросу привлекались студенты 2-го курса ТГТУ технической специализации и студенты 1-4 курсов ТГУ специальности «Культурология». Практикующих (воцерковленных) христиан каких-либо деноминаций среди опрошенных не было. Всего опрошенных было около 150 человек.

Первые исследования проведены нами в 2001 году, а затем опрос повторили в несколько измененном виде в 2006 году, что позволило проследить некоторую динамику в оценках. Результаты представлены в таблице 1.

Таблица 1

№ песни - Название песни и исполнитель - Оценили на… (% опрошенных) 1-3 балла 4-6 баллов 7-10 баллов

1 «Не рыдай мене мати»- Монахи Новодевичьего монастыря 29/55 21/35 50/10
2 «Преклонись ко мне, о Боже» -Мужская группа хора 11/50 41/25 48/25
3 «Что ты спишь, восстань душа моя» - Иеромонах Роман 16/47 58/40 26/13
4 «Бог мой, храни меня» - Хор (ф-но) 19 35 45
5 «О, наш Отец на небесах» - Хор (А-капелла) 10/16 13/28 77/56
6 «Ты мой Бог святой» - Ансамбль «Благовестие» 29/12 52/53 19/35
7 «Мой духовный сад» - Ж. Бичевская на стихи иеромонаха Романа 19 48 32
8 «Как к источнику лань» - Дуэт 29 45 26
9 «Ночь» - А.Барыкин 6 12 82
10 «Сила моя в Тебе, Господь» - Дуэт, гитара 30 49 21
11 «В минуту жизни трудную» (стихи М.Лермонтова) Группа «Спасение» 15/20 30/18 55/62
12 «Ну что ты думаешь об этом» - Группа «Новый Иерусалим» 70 6 24
13 «Отдушина» - Валерий Чередниченко 67 30 3
14 «Война» - Группа «Адонай» 82 9 9
15 «В небе херувимы» - Квартет «Анастасия»- 9 15 76
16 «Ты хотел знать о Боге» - Группа «Исайя» 67 33 0
17 «Ветви крутых дорог» - Группа «Назарук» 42 46 12
18 «Рыба» - Группа «Корни» 85 11 4
19 «Песнь Песней» - Группа «Новый Иерусалим» 21/21 46/33 33/45
20 «Написано» - Группа «Дружки» 88 8 4
21 «Мы у Бога о многом просим» - Группа «Дружки» 15/12 36/34 49/54
22 «Крестик» - Е. Гудухин 22/10 39/22 39/68
23 «Остановись, пока не поздно» - Группа «Открытое небо» 46/16 33/38 21/46
24 «Химический кайф» 50 27 23
25 «Не убивай» - Группа «Открытое небо» 21 30 49
26 «Покаяние» - Е. Гудухин 15/8 33/24 52/68

1-3 балла – крайняя степень отвержения, полное неприятие;
4-6 баллов – нейтральное отношение;
7-10 баллов – нравится, принимается
29/55 – жирно в числителе результаты 2006 года/ за косой чертой результаты 2001 года

Все предлагаемые для оценки песнопения можно условно разделить по характеру содержания, музыкальным стилям и по тому, к какой аудитории песня обращена и какую реакцию от аудитории ожидают исполнители. Для удобства анализа мы выделяем следующие 5 групп:

1. Краткое изложение библейских доктрин. Желаемая реакция – это то, во что следует верить (№№: 12, 14, 16, 18, 20).
2. Молитвенные песнопения (№№ 2,4,5,6,10,15).
3. Личные духовные переживания (№№ 1,3,7,8,9,11,13,17,19).
4. Песни социальной направленности. Желаемая реакция – изменение модели социального поведения (23,24,25).
5. Призывные. Желаемая реакция – изменение отношения к Богу (21,22,26).

В каждой из этих групп есть как характерные только им музыкальные стили, так и разножанровые композиции.

Самым неожиданным результатом наших исследований оказалось то, что оценки «технарей» и культурологов, имеющих различный уровень эстетической подготовки, оказались практически идентичными, поэтому в таблице 1 эти сведения не выделены особо.

Какие же факторы явились решающими при оценке предложенных музыкальных произведений? Устный опрос показал, что респонденты старались подходить к выражению своих личных предпочтений комплексно, с учетом текста, жанра, аранжировки, вокального и исполнительского мастерства, но большинство констатировало, что наиболее важным в духовном песнопении они считают текст (хотя, если судить по оценкам, это далеко не всегда было так).

Самый низкий уровень слушательских симпатий был отмечен у песнопений первой группы. От 67 до 88 % опрошенных выразили в их адрес крайнюю степень неприятия. Популярные среди протестантской молодежи группы «Новый Иерусалим», «Адонай», «Исайя», «Дружки» не впечатлили их неверующих сверстников. И причина не в текстах песен, хотя поэзией или стихами их можно называть с большой натяжкой. Отторжение, по результатам устного опроса, вызвал музыкальный жанр, в котором исполнялись эти песни. Нехристианская молодежь считает, что тяжелый рок, «техно», «рэп» неприемлемы в музыке, претендующей именоваться духовной.

Для краткости приводим лишь некоторые оценки и мнения студентов относительно этих песен и исполнителей: «кощунство», «богохульство», «извращения», «сатанизм»; «музыка, говорящая о Боге, должна быть ассоциативно связана с атрибутами Бога – гармонией, добром, красотой»; «агрессивная музыка напрягает и вызывает протест». И даже песня № 24 «Химический кайф» из группы социально направленных, призывающая молодых людей задуматься о пагубности наркотиков и разгульной жизни, была оценена крайне низко из-за жесткого стиля исполнения.

В 2006 году очень похоже (около половины – крайне негативно) была оценена и песня № 23 этой же смысловой группы «Остановись, пока не поздно» и все по той же причине. А вот песня № 25 того же исполнителя, что и предыдущая, направленная против абортов, получила диаметрально противоположную оценку (49 % «отлично»). И мотивация здесь не в том, что аборты считаются студентами большим общественным злом, чем наркотики, разврат или асоциальное поведение, а в том, что эта песня звучит в иной манере, чем предыдущие. Музыка в ней не резкая, не напрягающая, не бьющая, а мягкая, проникновенная, несущая пусть даже не совсем приятное нравоучение к глубине души. И в той глубине «внутренний человек» соглашается с обличением, принимает его, а значит, песней достигается результат, на который она была нацелена.

Следует отметить еще одно важное наблюдение. В исследованиях пятилетней давности песня № 23 оценивалась значительно выше, несмотря на «недуховный» стиль. Из чего мы делаем вывод о том, что в последние годы наблюдается тенденция формирования определенного стереотипа религиозной ментальности на основе традиционной российской религиозной культуры. Это наблюдение подтверждается динамикой оценок песен №№ 1,2 и 3 списка. Песнопение № 1 в стиле православного церковного распева, песня № 2, характерная для классического баптистского богослужебного пения, в 2001 году не получили высоких оценок, а в 2006 году около половины опрошенных ставят им самые высокие баллы.

Показательным может быть тот факт, что православно-бардовская песня в авторском исполнении иеромонаха Романа по результатам устного опроса большинству слушателей не понравилась ни в 2001 году, ни пять лет спустя, так как не отражает личных духовных и душевных переживаний неверующих слушателей. Однако в 2006 году оценки ей были даны более высокие или, по крайней мере, нейтральные (58 % опрошенных), только потому, она имеет традиционную «церковную» окраску.

Задумчивая напевность, созерцательность, мелодичность, красивые стихи, характерные для традиционной российской музыкальной культуры, послужили причиной того, что стабильно высокие оценки были даны песням-молитвам, песням-размышлениям (№№ 4, 5,11) из протестантской духовной классики. Наивысшее одобрение (77% высших баллов) получило песнопение № 5, являющееся поэтическим переложением главной христианской молитвы «Отче наш» И, хотя оно не обладает качествами, характерными для массовой культуры и было исполнено хором А-капелла, подавляющее большинство респондентов отметило, что именно таким они представляют себе христианскую духовную музыку.

Однако и это мнение нельзя считать однозначным. Когда аудитории было предложено еще одно переложение христианского славословия «В небе херувимы» (№ 15), оценки оказались идентичными оценке песни № 5, хотя стиль исполнения был иным. Женский квартет «Анастасия» использовал в этом песнопении не только русский, хорошо понятный на слух текст, но и сделал современную аранжировку с использованием электронной музыки. Некоторый модернизм при этом не испортил имидж духовного песнопения. Напротив, мощь музыки, экспрессия, гармония сформировали у слушателей ощущение торжественности, величия присутствия могущественных небесных сил, окружающих трон Вседержителя.

И практически все респонденты при комментировании столь высокой оценки песнопению группы «Анастасия» отметили великолепный вокал, который добавляет к духовному умиротворению эстетическое наслаждение прекрасным. Следовательно, молодежная аудитория вполне адекватно реагирует на реформацию духовного пения, однако оценивает при этом и то, насколько соответствует данная модернизация достигаемым при этом целям.

Особое отношение молодежной аудитории было проявлено к песнопениям, отражающим личные духовные переживания авторов (№№1, 3, 7, 8, 9, 13, 17, 19). На большинство песен такого рода реакция была нейтральной (оценка 4-6 баллов), за исключением песни № 13 «Отдушина» Валерия Чередниченко. По мнению почти 70 % опрошенных, вполне сносные стихи были испорчены музыкой в стиле тюремного шансона, что было расценено как пошлость.

Проблема в оценке духовных переживаний «практикующих», «церковных» христиан еще и в том, что эти проблемы и эмоции не могут быть понятыми неверующей аудиторией. То, о чем поет иеромонах Роман или группа «Назарук», может быть актуальным и понятным для людей из той же среды, как они сами. Неверующих волнуют иные проблемы, и песни об этом находят живой отклик в их душах. Отсюда – такой успех песни Александра Барыкина «Ночь», оцененная выше всех остальных (82 % высших оценок). Песня-плач по безвременно ушедшему из жизни другу (брату), песня, в которой и горечь утраты и надежда на встречу в вечных обителях Бога, воспринята молодыми людьми, как личная песня. Они готовы сами ее петь, потому что многие уже испытали утрату близких, а надежда на то, что со смерть жизнь не кончается, воспринимается и неверующими, в строгом смысле этого понятия, и как их личная надежда.

В группе песен-призывов все предложенные произведения получили высокую оценку, так как признаны актуальными. Молодых людей действительно волнует, что кресты сегодня не только на куполах храмов, но и на шеях проституток, как украшение, и на татуировках преступников- рецидивистов (песня «Крестик» Евгения Гудухина – № 22). Их «цепляет» песня «Покаяние» (№ 26), потому что она обращена к их душам, к их сердцам; и не в скрежете металлического рока и не скороговоркой рэпа, а так, как влюбленный поет серенаду или романс под окном своей избранницы.

Самое интересное, что большинство соглашается с призывом песни идти к Богу, покаяться перед Христом; согласны на уровне эмоционального восприятия, что вне Бога человека не ждет ничего хорошего. Но нами отмечена негативная динамика при восприятия песен такого рода. В исследованиях 2001 года только 8-10 % респондентов неудовлетворительно относились к песням-призывам. Песня «Крестик» была хитом христианских молодежных программ на светской FM-радиостанции. Через 5 лет острота духовного восприятия заметно притупилась. И при устной оценке этих музыкальных произведений высказывались мнения о том, что в них оказывается эмоциональное давление, а это вызывает реакцию противодействия.

Проведенные нами исследования выявили достаточно сложные закономерности и взаимосвязи различных факторов в восприятии молодежной аудиторией христианской музыкальной культуры. Мнения о ней неоднозначны, как неоднозначна и сама эта культура. Тем не менее, установлен ряд принципов, которые в настоящий момент времени в условиях российской культуры следует учитывать как религиозным, так и светским деятелям, работающим с молодежью.