Главная / Статьи / Творчество / СОН РАЗУМА?

В старое время, когда была молодая, очень любила поезда дальнего следования, особенно в южном направлении. Лежишь себе на верхней полке, дремлешь под стук колес, смотришь в окно за меняющимся пейзажем, ждешь остановок, чтобы купить – то горячую картошечку с хрустящим огурцом, то вкуснейшие домашние вареники с творогом, заказываешь чай в красивых подстаканниках.

Теперь – не то. И дело не только в том, что молодость, а вместе с ней и «советская» жизнь ушли, а в печальных переменах. Хорошо, если есть кипяток. Стаканов, заварного чая – нет, все берут с собой кружки. Или ничего не пьют. Никаких остановок с горячей картошечкой! Стоят только на границах (ездила в Кишинев, три границы, три таможни – с собаками, шумом, рявканьем бравых пограничников). Иногда, в той же Белоруссии, видела, как за строгим забором стоят бедные женщины с банками сгущенки, а их гонят, как нарушителей…

Дорога «туда» была для меня сносной, соседкой по купе оказалась приятная женщина, которая ездила в Петербург оперировать ногу. С истории ее болезни незаметно перешли к теме страданий, промысла Божьего. Правда, она не могла оторваться от чтения книг Донцовой и Марининой, но все же с благодарностью взяла у меня христианские журналы и даже купила мою книжку «И жизнь, и слезы, и любовь».

«Конечно, я, как и все, в Бога верю, что-то определенно есть!» Вот и хорошо. Кормила меня своими запасами: я давно не ездила, ничего не взяла с собой, полагаясь на горячую картошечку.

Зато на обратном пути, а это почти двое суток, две ночи, пусть и бессонные из-за таможни и собак, мне пришлось помучиться. Соседкой оказалась интеллигентная с виду женщина лет шестидесяти. Как потом узнала, бывшая балерина, сейчас – искусствовед, автор книг про артистов, немного археолог и специалист по малой народности Молдовы – гагаузам. Якобы, до сих пор не могут выяснить, кто эти гагаузы и откуда они.

Но то и дело мне приходилось выходить, чтобы прервать разговор. Обычно терпеливо слушаю людей, выручает профессионализм: журналистам много чего приходится выслушивать… Все во мне бунтовало, восставало, когда слышала сплав непористого и воинственного невежества, даже не знаю, как еще определить «кашу» в голове этой бедной, с виду образованной и пожившей женщины…

Узнав, что я христианка, возмущению ее не было предела. Я имела неосторожность спросить, держала ли она в руках Библию или хотя бы Евангелие. Ее прямо затрясло от бешенства: не держала и держать не буду эту гадость! Зато всячески восхвалялись боги древнего Египта, затонувшей Атлантиды, древнего Рима и нет им числа…

Время от времени моя соседка в сердцах восклицала: «Он, моя мадонна!», призывая милую деву Марию повозмущаться моим фанатизмом или еще не знаю чем.

Выяснилось, что Розалинда – эстонка по происхождению, ее бабушка была лютеранкой (лютеркой – так это звучало). И что у бабушки был молитвенник и там был нарисован крест. Правильная была бабушка. Отчего же потом в голове Розалинды все перемешалось, сказать трудно – может, жизнь потрепала?

Но что было действительно немного страшно – это две ночи в нашем общем купе. Она не спала, сидела, включив ночник. Оказывается, ночью ее мучают кошмары. Страшные вещие сны, которые потом все сбываются. Спит она только днем, закрывшись тяжелым шарфом с головой.

И постоянно вскрикивает. Один раз я проснулась от ее дыхания, она склонилась надо мной. Вроде я не из пугливых, но вздрогнула. Вышла в коридор помолиться. Неприятно.

Слушать пересказ ее видений и кошмаров не смогла – прерывала разговор, выходила.

Такое вот у меня дорожное приключение. Как, оказывается, мучительно для человека все это воинствующее язычество! Мне было странно слушать в наше просвещенное время хвалу богам Египта, рассуждения о нашей связи с душами мертвых и так далее… Действительно, сон разума рождает чудовища…

Стала потом размышлять о природе живучести суеверий, которые, казалось бы, ушли в век развитого христианства. Но сколько приходится спорить (а потом просто замолкать, потому что упорство человека ничем не сломать), об опасности общения с умершими на кладбище. Или даже в церквях. Да и дома. Где угодно.

Лет двадцать переписываюсь с одним из друзей нашей семьи, который знал моих верующих родителей. Профессор физики, 80 лет, думаю, что скоро перейдет черту вечности. Только получила от него письмо. Жалуется на немощи, но упрямо держится за свои. Бог – большой «начальник», Ему некогда снисходить к нашим мелким нуждам, поэтому и нужны «предстоятели»: умершие родные и близкие. Им и надо молиться. Такая вот детская глупость – при том, что считает себя христианином.

Смотрела в отрывках (слишком длинный, растянутый) фильм о Вольфе Мессинге. По ходу действия постоянно говорят, в том числе и в синагоге, что такой удивительный дар – от Бога. Спорить трудно. Тем более, что кино есть кино. Но неужели Бог дает Свой дар для концертной деятельности и прочих фокусов, для гонорара?

Правда, сцены, где Мессинг при помощи гипноза выходит из управления Гитлера, а потом – Берии и самого Сталина, - впечатляют. И все же, вспоминая библейских пророков, которые тоже видели сквозь время – невольно начинаешь сравнивать. Или Божьи пророк – это одно, а гадатели и чародеи – совсем другое дело?

Мне приходилось встречаться с профессором университета Л.Л. Васильевым, который обладал даром телепатии и гипноза. Была я тогда совсем молоденькая дурочка, думаю, поэтому он был со мною так откровенен.

Помню, как он страдал от этого дара. Сидит на заседании ученого совета и видит под личиной благонравия своих коллег – внутри – клубок змей всякого рода: зависть, корысть, гордость и пр. Ходил всегда, как бы прикрыв глаза, боялся взглянуть, не хотел подвергать встречного силе своего взгляда.

Словом, благо для человека, что в бытовой жизни мы не прозреваем сквозь время, что многое скрыто от нас. В мире много необъяснимого, а Божьи дары, как тот же дар творчества, думается, хорошо бы употреблять на прославление имени Божьего или на добрые дела.

Несколько лет назад после очередной больницы и операции друзья моего мужа прислали к нам домой девушку-экстрасенса. Сказали, что она получила благословение от священника и лечит бесплатно. Мой муж – человек очень внушаемый, у него, как видела, коленки стали подгибаться уже в прихожей. Заснул сразу.

Дверь была закрыта, но в своей комнате я сразу встала на колени, просила охраны разума и души мужа. Девушка вышла в кухню, попросила воды, жадно пила. Спрашивает: хотите, что угодно сейчас внушу вашему мужу? Он в моей власти. Хотите, внушу и он будет ходить с вами в церковь? Я отказалась, говорю, Бог дает человеку свободу выбора, а кто мы, чтобы отнимать эту свободу?

Приходила и второй раз, я снова молилась. Потом разговаривали на кухне, пока муж спал после сеанса. Спросила, знает ли она дальнейшую судьбу кого-то из своих постоянных пациентов? Долго вспоминала, потом честно призналась, что лечила одного от эпилепсии и он покончил с собой.

В третий раз она пришла, но пальто снимать не стала. Говорит: я здесь работать не могу, вы мне мешаете. И ушла. Муж вначале вяло стал меня ругать за вмешательство, а потом перестал. Что ему потом было показано – не знаю, не расспрашивала. Но с тех пор подобных целителей у нас дома не было.

Бог дал человеку удивительный дар – разум, способность рассуждать, мыслить, познавать, переваривать массу информации. Сон разума ужасен и мучителен. Сколько легкомысленных мотыльков сжигают свои крылышки, подлетая близко к манящему огню! Голос искусителя все тот же: сверхзнание, будете как боги…

Перед глазами моя соседка по купе. Измученная, но упорно цепляющаяся за поверженных кумиров, за богов, за обветшалые авторитеты… Думаю, что в реальности тот же Мессинг (не в кино, а в жизни) страдал от всех своих видений, от своего дара.

Господи, благодарю за моих родителей, но больше благодарю за возможность иметь Тебя, мой Спаситель, как постоянного Предстоятеля, Кто протянет мне Свою руку при переходе через Иордан, Кто посадит меня, такую несовершенную, рядом с Собой в Своих обителях…

P.S. Мессинг же (по сюжету кинофильма) мучается вопросом: кто дал ему такой дар – Бог или дьявол?