Главная / Статьи / Творчество / Срок годности
Срок годности
Срок годности
31.05.2014
787

У коллективной русской души закончился срок годности
(об интеллектуальных похождениях Невзорова)

 

В гулкой пустоте коллективной русской души раздалось зловещее филинское уханье: экстравагантный, блистательный, демонический Александр Невзоров сардонически прохохотал: «У русской литературы закончился срок годности» (см. http://www.snob.ru/profile/20736/blog/76791 ). С Достоевским и Толстым, с духовностью и разговорами о ней, со всем этим гнильем и заплесневелостью покончено. И на этот раз, кажется, навсегда. Надоедливая, агрессивная дидактика русской классики, имеющая нулевой эффект, всех достала и подлежит отмене.

Звучит дерзко и эффектно! Однако, где-то мы уже слышали это. Ах, да, около ста лет тому назад классику уже сбрасывали с «корабля современности». Но тогда механизм «очистки» и «зачистки» сработал не на все 100%. Прошло некоторое время и обнаружилось: если звезды зажигают, значит, это кому-то нужно. Горячие головы чуть поостыли, и до них стало доходить: кораблю, чтобы быть устойчивым, требуется вес, груз. Иными словами, расставание с классикой замедлилось.

Но вот новая горячая говорящая голова-2014 запела старую песню о главном, т. е. о классике. И не просто о классике, а о классике как хламе. И подумалось: все это неспроста, в этом что-то есть.

Только, вот, в голове у Невзорова, как у всякого непомерно амбициозного интеллектуала, все наперекосяк. Если царь в голове восседает вместо Бога, то представлений об абсолютных критериях там нет и в помине. Вместо них – фантазирующий рассудок в роли махновствующего батьки «Гуляй-поле», не дающий никому спуску, не церемонящийся ни с правым, ни с виноватым.

Его обладатель достаточно талантлив и цепок, чтобы ухватить проблему, но не достаточно одухотворен, чтобы постичь ее суть. А суть состоит, отнюдь, не в смерти русской классики. Суть – в смерти русской коллективной души. А мертвой душе действительно не нужна ни классическая, ни современная литература. Даже комариный писк интеллектуального сноба, отменившего всю русскую классику, не будет ею услышан.

Однако, строго говоря, дело совсем не в литературе. Дело в тех ценностях, смыслах, нормах, идеалах, которые через нее приходят к человеку и поселяются в его душе. Душе же, которой все это не нужно, которой на эти смыслы и ценности, мягко говоря, наплевать, которая готова довольствоваться пустотой и зловещими откровениями демонических невзоровых и доренок, а также литературными ужимками легионов мелких бесов, такая душа - уже не жилец на белом свете, она - покойник. Демоны государственности, видать, уже успели разорвать себе на портянки эту незадачливую душу.

Когда эта душа первый раз возопила о том, что «кораблю современности», на котором она плывет, не нужен Пушкин, это было начало ее распада. Теперь, когда поступило заявление об истечении срока годности русской литературы, - это уже фаза почти полного распада русской коллективной души.

Ей уже поздно читать классику, поздно бежать ставить свечки, поздно пить валерьянку и боржоми. Свершилось: срок, в течение которого она была еще на что-то годна, закончился. Подружиться ни с классической литературой, ни с Богом, ни с вечностью она не сумела. А суетное время земных мытарств в железном ярме государственного левиафана практически истекло. Гостеприимно открылись инфернальные врата: добро пожаловать в преисподнюю! Ад ваш!

Адресат, которому было направлено послание русской классики, выбыл. У духа, пронизывающего русскую классику, не может кончиться «срок годности», ибо дух бессмертен. А коллективная русская душа, видать, выработала свой земной ресурс и вошла в состояние предсмертной комы.

Потому она и не отзывается на отправляемые в ее адрес месседжи. Умер не адресант, а адресат. А г-н Невзоров все перепутал и свалил суть дела с больной головы на здоровую.

Однако, слава Богу, на земном шаре, кроме непутевых государств, геополитических девиантов, неудачников и самоубийц, существуют еще и вполне вменяемые цивилизации, народы, государства, И русская классика не останется без внимания со стороны их симфонических личностей и коллективных душ. Высшие смыслы и ценности, которых у нее не отнять, смогут еще послужить более прилежным ученикам.

Быть оригинальным всегда трудно. И приходится признать: отмена русской литературы нашему брутальному ниспровергателю не удалась. Он промахнулся. Думаю, если в следующий раз он захочет переплюнуть себя, сегодняшнего, то отчего бы ему не заявить сразу об отмене Бога, об истечении срока полномочий Творца.

Впрочем, лучше не надо, поскольку и здесь его будет ожидать очередной конфуз. Ведь почти полтора века тому назад один интеллектуальный сноб из Германии уже пробовал заявить о «смерти» Бога, а потом сошел с ума и долгими днями сидел на балконе, вперившись безумным взглядом в пустоту, в которой не было уже ни Бога, ни философии, ни литературы.