Главная / Статьи / Творчество / Странности
Странности
Странности
Миссионерские байки
11.12.2015
858

Когда миссионер направляется в другую страну, почти всегда он имеет о ней самое отдаленное представление. И чем дальше на земном шаре страна находится от его родного города, тем представление становится все более и более удаленным. Сухие цифры Интернета о составе населения, экономики, природных ископаемых и даже героические станицы истории едва ли приближают разум человека к реальной картине жизни в далекой стране. И даже, когда сердце уже наполнено желанием служить в ней и огонь Святого Духа горит в глазах, – это все не исключает казусных ситуаций, в которые все мы попадаем.

Мы многого не понимаем, оказавшись в незнакомой культуре, в незнакомом духовном поле, в другом мировосприятии. Эти, поначалу непонятные нам странности жизни другого народа, ставят нас в положения анекдотичные, иногда поучительные, реже драматичные. Здесь уж все зависит от нашей способности в критической ситуации оставаться способным слышать тихий голос Духа Святого.

 Некоторые «странности» вас развлекут. Какие-то, возможно, научат осторожности. Но в основном покажут, как нестандартна, интересно-захватывающа и непредсказуема жизнь христианского посланника.

 

 

Телефон

 

 Для человека, приехавшего на Кубу и не знающего многих нюансов, телефонная связь – просто проблема. Чтобы приобрести местную сим-карту, нужно пройти определенную бюрократическую процедуру, которая требует достаточного времени. Здесь вообще разрешение любой маломальской проблемы требует времени намного больше, чем привыкли люди, приехавшие из другого полушария. Человеку, особенно бизнесмену, знающему цену своему времени, непросто в одночасье привыкнуть к мысли, что время на Кубе именно то немногое, что не имеет ценности. Вовсе.

 Первые недели жизни в Гаване, улаживая все вопросы с документами и легальным проживанием и обучением, мы с мужем и пятилетним сынишкой передвигались практически везде только вместе. Сын научился спать в корзине-каталке в магазине в очереди, в любой церкви на проповеди на русском или испанском языке под шепот переводчика, тихонько часами играть, сидя в кресле, во время приемных дней в генконсульстве.

 Но настал момент, когда мы уже были готовы решать некие возникающие проблемы врозь. Я отправлялась по своим делам, а муж – по своим. Сын становился второй серией для того, чей путь был ближе от дома. Ключ от квартиры отдавался по тому же принципу – тому, кто будет ближе к дому.

 И, как того следовало ожидать, однажды, придя жарким (других дней на Кубе немного) днем домой,  я осталась на улице. Чудесная средневековая дверь нашего патио (заднего дворика) была плотно закрыта. По ту сторону ее громко и счастливо дышал наш пес.

Я подергала дверь, чтобы проверить, что она заперта. Подняла голову к уходящей ввысь более чем двухметровой ограде. Все было тщетно. Моих мужчин не было дома.

Пес стал нетерпеливо поскуливать, царапая уже нелюбимую нами обоими дверь. Попытки позвать хозяйку дома, чью квартиру мы снимали, также оказались тщетными.

Я прошла в ближайший сквер и заняла позицию на скамье, откуда проглядывались все подходы к дому. Солнце становилось все беспощадней, бесплатное время неспешно текло, как пот с моего тела. Отправиться на поиски семьи было бесполезно – данный поход мужа и сынишки был не из общего плана, потому и искать их пути было бессмысленно.

 Я пребывала в состоянии неспешной молитвы, которая не допускала прорваться наружу совершенно бесполезному в этот момент гневу.  И тут меня осенила мысль: нужно сделать дозвон дочери в Петербург. Услышав мой звонок, она перезвонит. И у нас будут несколько бесплатных минут (спасибо любимому тарифу) для общения.

 Родной сонный голос отозвался сразу:

 – Да, мам. Я слушаю.

 – Доченька, позвони, пожалуйста, Андрею. Узнай, когда они будут дома, а после перезвони мне, – и я кратко обрисовала ситуацию, в которой оказалась.

 После минутной паузы дочь ответила, что поняла просьбу. «Хорошая девочка, слава Господу, она с пониманием относится ко всем странностям, которые сопровождают нашу жизнь последних лет», – подумалось мне. И в это время я подсчитала, что с другой стороны Земли совершенно другое время. Там – глубокая ночь!

 От рассуждений отвлек звонок:

 – Алло, мам, Андрей сказал, что они сдали в ремонт планшет. Оставить его в этом бюро ремонта нельзя – там у вас такие законы – дорогую аппаратуру ремонтируют при хозяине. Сделать обещали его минут через 10.

Андрей еще не вычислил пропорцию времени мастера к реальному времени, потому что прошло уже более полутора часов.

 Закончив свою сложную фразу, дочь «перешла в режим ожидания».

 Я робко спросила:

 – Ты, наверное, спать хочешь? Извини, детка.

 – Нет, – бодрым голосом ответила дочь. – Мне очень интересна вся эта фантасмагория с общением через десятки тысяч километров поперек целого океана. Интересно знать, чем это все закончится для каждого из вас?

 – Я обязательно расскажу тебе завтра. Спокойной ночи, – поспешила я прекратить разговор, который скоро начнет вызывать сомнения в моих умственных способностях даже у меня.

 Если десять минут длятся почти два часа, – рассудила я, – придется действовать. Когда вернется ключ домой неизвестно, но очевидно нескоро.

 С тыльной стороны нашего патио велось строительство. Хозяева расстраивали дом, чтобы иметь новые квартиры для сдачи. И там было не очень большое отверстие в наш чудесный дворик – для подачи воды и электричества. Отверстие на высоте плеч среднего человека. Я не была уверена, что смогу протиснуться в него или даже добраться до проема, так как привыкла ходить в платьях, значительно длиннее колен… И дама я крупных габаритов... Но что-то нужно было делать.

 Принесла дощечку. Прислонила к недостроенной стене. Оглянулась вокруг. Множество окон выходили на эту улицу. Значит, потенциальных зрителей могло быть сколько угодно. Но, хотя бы прохожих не было.

Короткая молитва, и я начала свое восхождение и протискивание, стараясь не думать, как это выглядит для наблюдателей. Картина и впрямь была комичная: весьма взрослая дама, собрав подол платья в пригоршню, старается протиснуться в небольшое отверстие, то ногами вперед, то руками с платьем.

Как того и следовало ожидать – я застряла. Попа моя оставалась по ту сторону проема, в то время как руки, ноги и голова были готовы приземлиться на ставшую родной, землю. Странно, – подумалось мне, – по законам логики должна была застрять грудь!

От этой мысли, от безвыходности положения я расхохоталась. Громко, во всю мочь, так громко, как хотелось расплакаться от отчаяния. Но смех что-то сделал с моим телом, оно сотрясалось и менялось, и оттого в какой-то момент, стесав коленку и вырвав клок подола, я оказалась на траве патио: все еще смеющаяся до слез, отбиваясь от обильной любви питомца!

 Снова раздался звонок из города на Ниве.

 – Ну что, мам, проблема решилась.

 – Да, детка, я совершила акробатический трюк и уже нахожусь дома, – счастливо выдохнула я.

 – Знаешь, мам, – серьезно сказала дочь, – вы в своей миссионерской жизни для меня люди «Х». Вы неизвестно когда, но очень мало спите. Вы поступаете, нарушая все законы логики и человеческих правил личной безопасности, вам удаются невероятные вещи, вы постоянно пребываете в сверхъестественных чудесах. Я удивляюсь вам! И радуюсь с вами.

 Гудки… Дочь отключилась. А я сказала вслух, уже ни к кому не обращаясь, разве что к бессловесному улыбающемуся псу: «Мои мыли не ваши мысли – говорит Господь».

Что ж, если люди «Х» – это люди Христа, то я согласна. Пусть называет нас так. А мы будем пребывать с Ним, со Христом в своей необычной, сверхъестественной, порой казусной, но такой интересной и неожиданной жизни!

 

 Э с к и н а! Кругом эскина!

 

 Мы собрались в гости. Первый раз за несколько месяцев пребывания на Кубе нас пригласили на званный ужин. Сестра из русской церкви по телефону диктовала адрес: «Улица Карла Терсера, Эскина, Инфанта. Скажите любому таксисту, он поймет». Помехи в трубке. Я не очень расслышала последнее слово адреса. Но Карлос Терсера и некая Эскина – хорошие ориентиры. Там на месте найдем по номеру дома.

 Хозяин дома, у которого мы снимали квартиру, был весьма состоятельным человеком – он имел собственный автомобиль! Легендарную машину «Жигули» 1985 года выпуска. Тридцатилетний авто был в прекрасном состоянии для своих лет. Несмотря на то, что он давно потерял всю свою внутреннюю обшивку, – все провода были на глазах, под рукой и под контролем хозяин-механика, – автомобиль бодро бегал по гаванским дорогам, не гремя подвеской или глушителем. Хозяин берег свою в прямом смысле дорогую машину. На Кубе все автомобили дорогие: и опели-мерседесы 1957 года выпуска, и более молодые лады-жигули. Цены на редкие современные красавцы-корейцы мы даже не спрашивали.

 Этот самый хозяин – Александэр –  любезно согласился отвезти нас по нужному адресу за сумму меньшую, чем таксисты. Нужно пояснить, что такси на Кубе имеют разную цену: в национальной монете песо для кубинцев и в куках-долларах для иностранцев. Мы были иностранными студентами, изучающими в Гаване испанский язык. Значит, имели временные документы на проживание, как местные жители, но говорили на скверном испанском, оставаясь иностранцами. Потому плату с нас подчас старались получить в валюте.

Александэр нас отвозил за валюту. Но дешевле, чем государственные авто. Небольшой, но приятный компромисс.

 Когда мы приехали к нужной улице Карлоса Терсера и сказали, что нужно найти некую Эскину, Алексндэр высказал крайнюю озадаченность. Позвонить гостеприимной хозяйке мы не могли, потому что звонок с мобильного телефоны – сэлюляра – на домашний телефон всегда сразу приканчивал сумму на счете мобильного. Такой тариф. Другого нет. С мобильного только на мобильный!

 Наш водитель остановился возле группы молодых кубинцев. Объяснил им ситуацию. Показал записку с адресом и телефоном нашей подруги. Началось интереснейшее действие – обсуждение проблемы латиноамериканскими парнями. Все они чрезвычайно живо включились в обсуждение, размахивая руками, изображая гримасами, что думают о том или ином мнении собеседника.

Круг помощников стал стремительно расти. Люди, идущие по противоположной стороне автомагистрали, перебегали трассу и включались в разговор, в котором мы ровным счетом ничего не понимали. Мы не могли понять: отчего эта неведанная Эскина вызывает так много споров.

Через какое-то время Александэр решительно двинул автомобиль по нужной улице. Он объяснил, что по номеру телефона они примерно знают район, который нам нужен, а Эскина, он почти яростно выкрикнул: – «Вот Эскина! И там Эскина, и здесь Эскина. Вокруг Эскина». Он был так эмоционален, что мы поняли все неизвестные нам испанские местоимения!

 Наш дорогой друг оставил нас на перекрестке. Карлоса Терсера и какой-то другой улицы. Сказал, что здесь рядом. Многозначительно обвел рукой вокруг, произнеся все то же загадочное: «Эскина», и уехал.

 Мы поступили крайне прозаично. Позвонили на мобильный телефон другой христианской сестре, у которой был и стационарный, попросили оповестить нашу заждавшуюся подругу, что мы стоим возле большого строительного магазина… Вскоре почти вся небольшая русскоязычная евангельская община была включена в решение нашей проблемы и минут через десять подруга подошла к нам. Мы, действительно, находились поблизости от ее дома.

 – Так где же та самая Эскина, на которую мы были сориентированы?

 – Везде, – улыбнулась наша визави. – Эскина по-испански – угол. Угол дома, угол пересечения улиц. Вторая улиц называется Инфанта. Угол – пересечение двух улиц…

 Испанский язык – непрост для изучения. В нем много синонимов, падежных исключений, сложных спряжений, фонетически одинаковых слов! Изучение его нам дается не сразу и не так быстро, как хотелось бы. Но то, что слово «эскина» означает угол, – мы запомнили навсегда, как и наш пятилетний сынишка!