Главная / Статьи / Творчество / ГДЕ ЖЕ ОНА - ИСТИННАЯ?
На I Международной выставке христианской литературы в Санкт-Петербурге первый приз получил третий том фундаментального труда Жана Кальвина "Наставление в христианской вере". Это четвертая, заключительная книга, посвященная, главным образом, учению о Церкви, экклезиологии.

Во времена Кальвина практические и богословские вопросы приобрели особенную остроту. Похоже, они не утратили этой остроты и до сих пор. Существует множество церквей и еще более великое множество людей, которые мечутся среди них, пытаясь отыскать ту единственную и истинную церковь, которая полностью удовлетворила бы их требования. В своих безуспешных поисках они приходят в такое разочарование, что предпочитают церковному общению духовное одиночество. Они не подозревают поначалу, что самое страшное одиночество — это одиночество духовное.

Тем, кто находится или рискует оказаться в подобной ситуации книга, Ж. Кальвина поможет распутать многие противоречия в их христианской жизни, как она помогает это сделать уже не одному поколению верующих.

Владимир ГЕРАСИМОВ,
Санкт-Петербург 


Из первой главы "Об истинной Церкви, с которой мы должны поддерживать связь, ибо она — мать всех верующих":

    Когда в Символе веры мы исповедуем, что веруем в Церковь (во единую Святую, Соборную и Апостольскую — по современному каноническому тексту. — Ред.), это относится не только к видимой Церкви, о которой мы ведем речь. Для того чтобы находиться в единении с этой Церковью, нам нет необходимости видеть ее глазами или касаться рукой...

    Раз мы должны верить ей, то тем самым нам указано, что не следует из-за того, что она невидима, считаться с ней менее, чем когда она зрима. И наша вера отнюдь не претерпевает какого-либо ущерба, если признает Церковь, которую ум не в силах постичь.

    Таким образом, принадлежность к Церкви это вопрос веры. Насколько мы укреплены в своей вере, настолько глубже и крепче наше церковное общение и связь с Церковью Божией. И наоборот, наше отдаление от Церкви свидетельствует о нашем маловерии. Именно отсутствие или недостаток веры отталкивают нас от Церкви...

    Но откуда же в нас может появиться эта вера?

    Веру вдохновляет в нас Бог при помощи Евангелия. В чем наставляет св. Павел: вера — от слышания (Рим. 10:17). Спасительная сила заключена в Боге, но Он являет ее в проповеди Евангелия, как о том свидетельствует апостол в другом месте (Рим. 1: 16).

    ерую... в общение святых" (по русскому каноническому тексту). Это общение надлежит понимать так, как его описывает св. Лука: "У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа" (Деян. 4:32). То же говорит и св. Павел, призывая эфесян быть одним телом и одним духом, ибо они призваны к одной надежде (Эф. 4:4). Ибо невозможно, чтобы люди, искренне убежденные, что Бог — их общий Отец, а Христос — единый Глава для всех, не были соединены в братской любви, ради общения на пользу друг другу при помощи Евангелия. В чем наставляет св. Павел: ( Рим. 10: 17). Спасительная сила заключена в Боге, но Он являет ее в проповеди Евангелия, как о том свидетельствует апостол в другом месте (Рим. 1:16). Вот почему во времена Закона Бог повелел древнему народу собраться вокруг святилища, чтобы возвещаемое устами священника учение поддерживало единство веры. И, как некогда Он не удовольствовался тем, что дал Свой Закон на скрижалях, а поставил священников, чтобы закон был объяснен из их уст (Мал. 2:7), так и сегодня Он хочет, чтобы мы не только прилежно читали Библию каждый сам по себе, но имели наставленников и учителей, которые наставляли бы на истинный путь и поддерживали.

    Гордость и самомнение, высокомерие и зависть приводят немалое число людей к утверждению, что они могут извлечь для себя достаточную пользу из самостоятельного чтения Писания и размышления над ним. Поэтому они пренебрегают общими собраниями и полагают проповедь излишней. Тем самым они расшатывают или разрывают то единение, которое Бог хочет сохранить нерушимым, и поэтому вполне резонно, чтобы они поплатились за этот разрыв: оказались одурманены сбивающими с толку фантазиями и заблуждениями.

    Думаю, все сказанное достаточно ясно показывает, как надо судить о видимой Церкви, которую мы в силах познать. Мы уже отмечали, что Священное Писание говорит о Церкви в двух смыслах. В одних случаях оно подразумевает под этим словом истинную Церковь, в которую соединены лишь те, кто через благодать усыновления сделался чадом Божьим и через освящение Св. Духом стал истинным членом Иисуса Христа. Здесь Писание имеет в виду не только ныне живущих на земле святых, но всех избранных, когда-либо живших на ней от начала мира.

    В других случаях Церковью в Писании именуется все множество людей, которые, будучи рассеяны по всему свету, исповедуют одну веру в Бога и в Иисуса Христа, крещены во свидетельство своей веры, принимают участие в Вечере Господней, заявляя тем самым о своем единстве в вере и любви, принимают Слово Божье и, следуя заповеди Иисуса Христа, хранят проповедь Его. В этой Церкви христиане смешаны со множеством лицемеров, у которых от Христа нет ничего, кроме названия: одни — гордецы, другие — скупцы, третьи предаются злословию, четвертые ведут распутную жизнь. Но как необходимо верить в Церковь, невидимую для нас и ведомую одному лишь Богу, также заповедано нам почитать и видимую Церковь, находясь в общении с нею. Августин советует верующим хранить заповедь веры и согласия, мягко исправлять то, что можно исправить, а то, что нельзя, переносить с терпением и любовью, воздыхая о заблуждениях близких, пока Бог не исправит их или не вырвет плевелы и сорную траву, чтобы очистить пшеницу, и не провеет зерно, чтобы отбросить солому.

    Все верующие должны взять на вооружение этот совет из опасения, как бы им из-за чрезмерного стремления быть ревнителями праведности не отдалиться от Царства Небесного — единственного подлинного Царства праведности. Если Бог желает, чтобы мы сохраняли причастность к Его Церкви через общение с нею — такой, какой мы ее видим среди нас, — то отделяющийся от Церкви подвергает себя большому риску оказаться отторгнутым от общения святых. И поэтому те, кто испытывают подобное искушение, пусть, во-первых, подумают о том, что среди множества людей есть немало неведомых им, скрытых от них, которые поистине святы перед Богом; во-вторых, что среди людей, кажущихся порочными, многие отнюдь не льстят себе в своих пороках и не находят в них удовольствия, но часто страхом Божьим направляются к лучшей совершенной жизни. В-третьих, пусть подумают они о том, что нельзя судить о человеке по одному-единственному поступку: ведь и самым святым людям доводится порой тяжко ошибаться; в-четвертых, о том, что Слово Божье значимее и весомее говорит в пользу сохранения Церкви и ее единства, нежели прегрешения какого-нибудь дурного человека — в пользу ее разделения. Наконец, пусть они подумают о том, что в вопросе о местонахождении подлинной Церкви суждению людей надлежит предпочесть суд Божий.

    В другом своем сочинении Кальвин пишет: "Следует помнить, что хотя внешнее состояние Церкви достойно порицания, красота ее сияет внутри. И что хотя положение ее на земле так непрочно, ее прочное, крепко утвержденное пристанище — на небе; и что несмотря на то, что в мире она разорвана и рассеяна, более того — повержена, перед Богом и Ангелами Его она остается нерушимой и прямостоящей; и что хотя по плоти она почти ничтожна, в ней пребывает духовное счастье".

    Именно потому, что для нас было бы нелишним знать эту видимую Церковь, Господь запечатлел ее определенными знаками и приметами. Вот по каким признакам мы узнаем видимую Церковь: везде, где в чистоте проповедуется и выслушивается Слово Божие и где таинства совершаются по установлению Христову, там, вне всякого сомнения, присутствует Церковь. Ибо не может быть нарушено данное нам Христом обетование: "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них" (Мф. 18:20).