Главная / Статьи / Творчество / БОЖЬЯ ПИЧУЖКА ВОВСЕ НЕ ПЬЯНЧУЖКА!
БОЖЬЯ ПИЧУЖКА ВОВСЕ НЕ ПЬЯНЧУЖКА!
БОЖЬЯ ПИЧУЖКА ВОВСЕ НЕ ПЬЯНЧУЖКА!
24.09.2011
682
    «Чижик-пыжик, где ты был? На Фонтанке водку пил». Кто из вас, признайтесь, не слышал эту незатейливую песенку? Иные родители приспособили ее как колыбельную. И младенцы, как говорится, с молоком матери впитывают в себя такие знакомые для многих слова.

    Лично я столкнулся с «Чижиком-пыжиком» в день своего пятилетия. Ребенку целых пять лет стукнуло, и на радостях мои щедрые «предки» решили «дату» сына отметить широко. Гостей позвали и накануне торжества едва втащили в квартиру гигантский подарок. Мне купили пианино, которое, понятно, было больше меня в несколько раз. В роли музыкального педагога должен был выступить мой родной дедушка Василий Александрович. Все были счастливы, но, к моему величайшему огорчению, родители строго-настрого наказали:

    — Крышку не открывать. Играть только в присутствии дедушки.

    Вообще-то я рос послушным, и сам сесть за инструмент никогда бы не осмелился. Да только вот не успели папа с мамой отлучиться из дома, как в дверь нашей комнаты просунулась голова моего закадычного друга и соседа по коммунальной квартире Вити Головина. Сияющие глаза Вити были устремлены на мой подарок:

    — Дай поиграть, — обратился он ко мне.

    — Нет, — твердым голосом отвечал я. — Мама даже мне подходить к инструменту запретила.

    — Так это она тебе запретила, потому что ты играть не умеешь.

    — А ты умеешь?

    — А то как же! — снисходительно посмотрел на меня Витек. — Подумаешь, пианино! У нас в детском саду целая «рояля»! И то я освоил. А тут какое-то пианино!

    Витек с важным видом сел за инструмент. Клавиш он не касался, а бил по ним что есть силы. Вначале на всю квартиру прогремел «Собачий вальс», а затем одним пальцем был исполнен «Чижик-пыжик». Я как зачарованный смотрел на друга: «Во дает!»

    — Хочешь научу? — Витек словно угадал мои мысли.

    И полчаса не прошло, как я в совершенстве освоил «Чижика-пыжика». До «Собачьего вальса» дело не дошло: Витю позвали обедать. Я в полном блаженстве продолжал музицировать до прихода родителей, которые так и застыли в дверях, поймав меня «на месте преступления».

    — Ты же обещал нам, — укоризненно вздохнула мама.

    — Не ругайте меня, пожалуйста! Я и без дедушки сам научился играть. Вот смотрите!

    И я продемонстрировал родителям свои достижения, оглушив их «Чижиком-пыжиком», не только уверенно сыграв мелодию, но и пропев слова. Родители сделали большие глаза и на радостях, что сын так быстро стал музыкантом, дуэтом подхватили следом за мной:

    — Чижик-пыжик, где ты был? На Фонтанке водку пил! Выпил рюмку, выпил две, зашумело в голове.

    В воскресенье на мой день рождения собрались гости. Все бросали восхищенные взгляды на пианино. Но играть на нем мог только мой дед. До революции он окончил музыкальные курсы, а в период Великого немого подрабатывал в кинотеатрах, прекрасно импровизируя.

    Наверное, Василий Александрович мог бы стать неплохим профессиональным музыкантом, даже виртуозом — Господь не обделил его талантом. Но дед был глубоко верующим, к личной славе не стремился, шумные подмостки сцены предпочел работе скромного банковского чиновника. Изредка дед играл в гостях, но на этот раз испробовать пианино отказался, заметив, что это надо делать в спокойной, а отнюдь не в застольной обстановке.

    Вообще дед был не от мира сего. Даже одевался не по-современному: синий френч дореволюционного покроя с накрахмаленным белым воротником. Галифе и сапоги, начищенные до зеркального блеска. Лицо всегда гладко выбрито, а ежик седых волос отливал ярким серебром. Тогда все по возможности скрывали свое происхождение. Дед мой, наоборот, гордился своим старинным дворянским родом, тем, что его отец Александр Шумилин был царским генералом, сподвижником и другом генерала Скобелева. Что оба были героями Шипки, сражались за освобождение братского болгарского народа от турецкого ига. В 30-е годы такое родословие запросто могло обеспечить клеймо «враг народа». Но ни сам Василий Александрович, ни мы, его родные и близкие, не пострадали во время кровавых сталинских репрессий. Позже, уже в зрелые годы, я узнал, что дед усиленно молился за всех нас. Я верю, что Господь внял его молитвам.

    При чем тут ваш дед, удивится кто-нибудь из вас, какое отношение имеет он к «Чижику-пыжику»? В моей истории — самое прямое.

    Как ни просили Василия Александровича, опытного музыканта, сыграть что-нибудь по случаю дня рождения его внука, он упорно отказывался:

    — Зачем играть на фальшивой ноте? — резонно заметил мой дед. — Пианино — очень чуткий инструмент. Его наверняка расстроили при погрузке и при подъеме на третий этаж. Необходимо вызвать опытного настройщика, а потом мы с внуком основательно займемся нотной грамотой. Так именинник?

    Я кивнул, но в этот момент из-за стола вышла моя улыбающаяся мама и по-театральному объявила:

    — А сейчас Валерик исполнит свой первый номер.

    Ко всеобщему восторгу праздничного стола я с деловым видом сыграл и спел «Чижика-пыжика». Кто-то из гостей, по-видимому уже захмелевший, забасил, да так, что стены дрогнули:

    — Выпил рюмку, выпил две, зашумело в голове.

    Белее своего накрахмаленного воротничка встал из-за стола мой непьющий дедушка. Он подошел к пианино и, не скрывая своего возмущения, обратился ко всем присутствующим дребезжащим голосом:

    — Господа!

    Все оцепенели от ужаса: за такое обращение можно было срок получить и немалый. И тому, кто говорит, и тому, кто слушает. Но Василия Александровича, похоже, это не смущало:

    — Милостивые судари и сударыни! — продолжил он после небольшой паузы уже более мягким голосом. — Вы понимаете, что мы вытворяем? Мы калечим ребенка, калечим его еще неокрепшую душу дикими песнями, непристойными куплетами.

    — Господь с вами, Василий Александрович, — посыпались оправдания. — Это старая детская шуточная песенка. Ее знают все ребятишки. Они же ее и сочинили.

    — Вы правы, Иван Пантелеевич! — неожиданно согласился дедушка. — Песенка действительно старая, но ее слова исказили и испохабили, как «Яблочко» и другие добрые песни. Революционные матросы постарались... Впрочем, чему удивляться? В классовой борьбе без пьянок и попоек не обойтись.

    — Что он говорит? — раздались голоса. — Дорогие хозяева, вы уж извините, но мы и так у вас засиделись, нам домой пора.

    — Нет! — властно сказал Василий Александрович. — Уж послушайте тогда настоящего «Чижика-пыжика». Его я сам пел, когда мне было столько лет, сколько сейчас внуку моему.

    Дед неожиданно сел за пианино и, приветливо всем улыбнувшись, громко запел:

    — Чижик-пыжик, где ты был? На Фонтанке клювик мыл. Мыл, мыл и упал и штанишки разорвал. Мама Чижика бранила, но штанишки починила.

    Все облегченно вздохнули и, весело смеясь, вызвали дедушку на бис. А мама взяла блокнот и попросила продиктовать новый вариант, точнее, старый, подлинный, настоящий вариант «Чижика-пыжика», который я тут же разучил вместе со всеми гостями, и мы дружно исполнили его под аккомпанемент моего дедушки за праздничным столом. Дед взял с меня слово, что я буду петь только этот вариант «Чижика» в кругу своих друзей и знакомых. Слово свое я сдержал, хотя при этом столкнулся с немалыми трудностями.

    К сожалению, заниматься музыкой под дедушкиным руководством мне не пришлось, поскольку вскоре разразилась Великая Отечественная война. На этом мое детство кончилось, но история с песней о Чижике-пыжике продолжается и по сей день. Как ни пытался я в свое время убедить друзей и знакомых петь подлинные слова «Чижика-пыжика», они почему-то упрямо противились, поднимали меня на смех. Зная настоящие, а не искаженные слова, я хотел реветь от отчаяния, чувствуя свое полное бессилие доказать это. Время шло, и с годами я стал понимать, что скоро сказка сказывается, а нескоро дело делается. Чтобы люди, как дети, так и взрослые, запели подлинного «Чижика-пыжика», нужно, чтобы их сознание изменилось, чтобы души их, наконец, светом наполнились.

    Но вернемся к судьбе «Чижика-пыжика». Слава Богу, что его печальная участь не завершилась во времена тотального атеизма, когда ни у кого не вызывало сомнений, что излюбленное занятие маленькой пичужки — пить водку на Фонтанке. Не прошел мимо истории песни и замечательный грузинский художник, сценарист и кукольник Резо Габриадзе, автор сценария знаменитого фильма «Мимино», создатель удивительного театра марионеток в Тбилиси.

    После известных кровавых событий во времена Горбачева, когда армия, вооруженная саперными лопатками, выступила на Тбилисской площади против безоружных людей, театр Габриадзе был закрыт, а сам Резо некоторое время жил в Петербурге. Знал ли он раньше «Чижика-пыжика» или песенка коснулась слуха художника на невских просторах, но только решил он для жителей Петербурга, так любящих петь о Божьей пичужке, спроектировать памятник пострадавшей птице. И вот на небольшом мостике возле Михайловского замка стало многолюдно. Свесившись через перила, люди смотрят вниз. А там, у самой кромки воды, на миниатюрном постаменте примостилась крохотная бронзовая птичка. Так люди убеждаются, что Чижик-пыжик пьет на Фонтанке не водку, а воду. Но вместе с тем продолжают упрямо напевать свое. Более того, одна петербургская газета объявила конкурс на современный вариант «Чижика-пыжика». В редакцию посыпались варианты, один другого хлеще: «Чижик-пыжик после пьянки похмелился на Фонтанке. Откачали эту птицу только в Боткинской больнице».

    О чем тут говорить? О чем спорить? Тем более, что следом чижик-пыжик неожиданно для самого себя угодил... в вытрезвитель! Некий охотник за цветными металлами (сейчас их развелось великое множество) умудрился темной ночью каким-то образом спуститься к воде и похитить памятник. По счастью, он попался на глаза милиции. Злоумышленник был доставлен в вытрезвитель. Там и выудили из его кармана несчастную бронзовую птичку. Никто из горожан не заметил пропажи чижика-пыжика, поскольку на следующее утро он вновь был доставлен на свое законное место. Приходится пожалеть не только песню, но и бронзового Чижика-пыжика. Увы, он волей-неволей превратился в идола, которому поклоняются питерские любители спиртного.

    Стало ритуалом, что после регистрации во Дворце бракосочетания новобрачные едут на Фонтанку. И вот свадебный кортеж останавливается возле памятника чижику-пыжику, и молодые под одобрительные возгласы родных и близких привязывают к веревке рюмку, наполнив ее соответствующим содержимым. Затем осторожно, чтобы не расплескать, спускают ее вниз пока не чокнутся с бронзовым клювиком. Надо сильно постараться, чтобы хрусталь не разбить и содержимое не пролить — тогда, по новому людскому поверью, любовь будет вечной. Господи, прости несчастным, ибо по своей темноте не ведают, что творят. Но, право же, не хочется завершать свои размышления на столь печальной ноте.

    В один прекрасный день возле моей квартиры вдруг раздались, приятно лаская слух, мелодичные звуки «Чижика-пыжика». Кто-то стоял у двери и весело наигрывал на каком-то инструменте давно знакомую мелодию.

    — Кто там?

    — Это я! — послышался задорный голосок моего пятилетнего внука Мишеньки.

    Внучок пришел в гости к деду со своими счастливыми родителями, в руках у него игрушечный ксилофон:

    — Смотрите, как я играю! — восторженно кричит внук.

    Он берет в руки палочки и играет «Чижика-пыжика». Ошеломленный спрашиваю родителей, где Мишенька так хорошо играть научился.

    — А вот по этой книжке, — улыбается Татьяна.

    И она протянула мне красочно оформленный сборник песен для детей с цветными нотами и цифрами, которые малыши с помощью родителей могут легко освоить. Этот необычный веселый ксилофон, представьте себе, изготовлен в Китае, а книжка-приложение к нему издана на русском языке в Канаде. Молодцы, друзья из-за океана, постарались для наших детей.

    С любопытством изучаю репертуар песен. Народные, любимые как малышами, так и взрослыми, «Калинка», «Каравай», «В лесу родилась елочка», «Во поле березка стояла», «Жил был у бабушки серенький козлик»... «Чижик-пыжик» тоже составил приятную компанию нестареющим песням из детского репертуара. С волнением ищу ответ на вопрос: в каком варианте? Открываю соответствующую страницу и... Те же самые слова, которые в далеком детстве как эстафету принял я от своего деда. И вот спустя шестьдесят с лишним лет, будучи сам дедушкой, разучиваю подлинный текст «Чижика-пыжика» уже со своим внуком.

    Огромное спасибо Андрею Павловичу, составителю сборника, сумевшему в такой дали от России найти старинный песенник еще дореволюционных времен. И хвала Господу нашему, что первоначальный текст этой доброй песенки наконец восстановлен. И обрадованная малая птаха словно ожила, словно заново родилась.

    Весело взмахнув крылышками, получив полную реабилитацию в новом столетии, преодолев море-океан, вернулся «Чижик-пыжик» к себе на родину. И дай Бог, чтобы возрожденный «Чижик-пыжик» прижился на родной земле! Ведь так хочется, чтобы под веселый ксилофон наши малыши запели не исковерканный текст, а их доверчивые души воссияли божественным светом любви и доброты.