Главная / Статьи / Творчество / МАТЬ И СЫН
    Это была обычная молодая семья, каких вокруг тысячи. Отец с матерью очень любили друг друга, а в Алешке, просто души не чаяли. Маленькая квартирка в пятиэтажке на окраине города, но такой уют, теплота, счастье и любовь.

    Центром этого островка благополучия, конечно же, была мама. Маленькая, хрупкая, с красивым открытым лицом, толстой русой косой затейливого переплетения, она излучала ту притягательную силу, какая бывает у женщин, знающих роль, отведенную им в этой жизни, и готовых в любой момент поделиться с другими своей радостью и уверенностью. Ее большие серые глаза, нежные и глубокие, полные женского очарования, словно примагничивали — заглянув в них, хотелось говорить и говорить с этой женщиной. Хотелось делать что-то приятное и доброе для нее.

    Маму любили все: родные, знакомые, сослуживцы. Не говоря уже об Алешке с отцом, любовь которых выражалась прежде всего в том, что они всегда рвались помочь ей по хозяйству. Ее умелые руки творили чудеса — все быстро становилось чистым и упорядоченным. А как она готовила...

    В памяти Алешки запечатлелись вечера, когда вся семья удобно устраивались на мягком диванчике в углу комнаты и мама начинала рассказывать. Она любила говорить о Боге, молитве, библейских святых... Молились они всегда вместе. А как светились глаза матери, когда ей удавалось убедить мужа пойти в церковь. Он не очень любил туда ходить, зачастую отдавая предпочтение телевизору, хотя в вопросах веры во всем соглашался с женой.

    Мама все силы отдавала семье и церкви. Она трудилась в женском комитете, пела в хоре, постоянно общалась с братьями и сестрами по вере. Нередко приглашала их к себе домой за сладкий стол и для беседы. Эти встречи стали незабываемыми духовными уроками для Алешки. Мальчик стал посещать воскресную школу, с радостью принимал участие в детских программах. У него появилось много новых друзей.

    Конечно, мать и сын огорчались, когда отец уезжал в командировки, связанные с его работой. Отъезды случались все чаще, но и возвращения превращались в настоящий праздник. Пока мать накрывала на стол, Алешка усаживался напротив отца и как мужчина, остававшийся за старшего на время отсутствия главы семьи, докладывал обстановку. Он любил эти минуты. Затем ужинали, слушая отца. В такие дни молитвы были самые вдохновенные. Казалось, этому празднику жизни не будет конца, и ничто не может разрушить такие крепкие семейные узы.

    Алешка учился в четвертом классе. В пятницу, когда по обыкновению они вместе должны были обсуждать «план мероприятий на выходные дни», отец не пришел домой ночевать. Они с мамой молились и ждали. Явился он только утром, выпивший и злой. Заснувший было Алешка вскочил с кровати и как был босяком, в нижнем белье, взволнованный бросился в прихожую. Он до сих пор помнил этот разговор, как будто он состоялся совсем недавно.

    — Коленька, что случилось, где ты был? — обнимая отца, расспрашивала мама.

    — Отстань, мне все надоело. Все одно и то же: Бог, церковь, молитва, эти твои братья и сестры... Я больше так не могу жить. Не могу и не хочу, — отец оттолкнул мать и кричал в порыве ярости. — Я ухожу от вас.

    Эти слова как острые льдинки вонзались в сердце мальчика. Его бил озноб. Беззвучные соленые слезы скатывались по лицу, падали на пол. Мама упрашивала отца успокоиться и спокойно обсудить ситуацию, пытаясь остановить его, но все было бесполезно. Собрав вещи, не попрощавшись, хлопнув дверью, он ушел. Так подтвердились перешептывания «сердобольных» старушек нашего двора, что у отца есть другая женщина.

    Год за годом летело время. Образовавшуюся с уходом отца брешь в семейных отношениях мать изо всех сил старалась заполнить своей любовью к сыну. Но отсутствие в семье мужчины, отца, который мог бы в трудную минуту дать совет, защитить, с кем можно было бы поделиться сокровенными мальчишескими тайнами, приводило к тому, что мальчик все больше и больше замыкался в себе. Конечно, он любил мать — дороже ее у него в жизни никого не было, но как могло это компенсировать отсутствие отца.

    От алиментов мама отказалась, так как в новой семье отца к тому времени было уже двое маленьких детей. Чтобы свести концы с концами, она устроилась еще на одну работу. Алексей помогал матери изо всех сил, как мог: готовил, убирал, стирал, помогал с ремонтом квартиры. Помощник он был превосходный благодаря тому, что ему с детства привили любовь к труду и потому что у парня были золотые руки. Маму по-прежнему все уважали и старались ей как-то помочь, но у нее была такая вера, столько воли и оптимизма, что чаще она помогала другим.

    Алексей страдал от противоречивых мыслей, которые захлестывали неустоявшуюся юношескую натуру. Он не понимал, как можно не любить маму, почему Бог не слышит их молитв, за что Он послал им такие страдания? Он видел, как тяжело маме, хотя она очень старается это скрыть, как постарела она за эти годы. Он стал избегать бесед с матерью на духовные темы, под любым предлогом отказывался от совместных молитв, перестал посещать воскресную школу, все глубже уходил в себя.

    Ситуация усложнилась, когда отец, облик которого они уже стали забывать, неожиданно стал наведываться к ним. В новой семье жизнь у него не складывалась, и он находил утешение в алкоголе. Приходил он уже в подпитии, выпрашивал деньги у матери, придумывая любые предлоги. Получив желаемое, он быстро уходил и через некоторое время возвращался совершенно пьяный, устраивал скандалы, обвиняя во всех своих несчастьях маму. На Алешку отец не обращал никакого внимания. Много раз дело доходило до рукоприкладства, и тогда Алексей, которому исполнилось пятнадцать лет, вставал между отцом и мамой, закрывая ее собой. Доставалось и ему, но ни разу сын не поднял руку на отца: сказывалось воспитание матери. Да и как мог противостоять этот высокий худощавый паренек здоровенному мужчине, не владеющему собой? В эти дни сын старался не оставлять мать, и они молились вдвоем.

    Как долго это могло продолжаться? Пытка длилась уже два года, и мать понимала, что нервы Алексея были на пределе, что ему нужно закончить школу, а семейная обстановка, мягко говоря, этому не способствует. Давая деньги, она желала лишь помочь бывшему мужу и его семье, всякий раз надеясь, что они не пойдут на очередную порцию спиртного. Но ее надежды всякий раз разбивались все звонче, а сын удалялся все дальше. Ежедневно склонялась она в молитве перед Господом, прося о помощи, возлагая на Него разрешение проблем. Она продолжала верить, надеяться и ждать ответа, поддерживая и уговаривая сына:

    — Алешенька, сынок, нам нужно потерпеть. Вспомни Христа, как Он страдал. Нам нужно только молиться, и Господь поможет нам. Он не оставит нас и твоего отца. У него ведь двое малых деток, а ты у меня уже взрослый и все понимаешь. С Господом мы все выдержим.

    — Мама, я уже никому и ничему не верю. Прости меня, — он нервно вскакивал и, взяв с собой Рыжика, маленького беспородного песика, уходил.

    Они подолгу гуляли в небольших лесопосадках, идущих вдоль городской кольцевой дороги, сторонясь людей. Алешка заглядывал в умные и преданные глаза собачонки — ему так хотелось, чтобы рядом был кто-то, кто может выслушать и понять его. Незаметно для себя сквозь горькие детские слезы, больно сжимавшие сердце, он обращался к Богу:

    — Иисус, помоги нам...

    После этих прогулок Алешке становилось немного легче, маленькая надежда возрождалась в его душе, он шел домой.

    Но ничего не менялось, и если бы не мама, Алексей бы уже давно сломался. Все это не могло не привести к появлению замечаний и плохих оценки в дневнике. Он стал несдержанным, грубил учителям и одноклассникам, ненавидел тех, у кого все в жизни складывалось хорошо.

    Они перестали впускать отца в квартиру. Ломать дверь он не решался, боясь милиции, лишь вдоволь изливал душу, стуча и выкрикивая оскорбления. Набушевавшись, он уходил или засыпал на ступеньках лестницы, чтобы протрезвев снова стучать и ругаться.

    В тот день Алешка поднимался по лестнице, впереди бежал Рыжик. Почему-то он представил себе мать, стоящую за дверью и ожидающую его. Как она вслушивается и вздрагивает при каждом шорохе, доносящемся извне. Комок подкатил к его горлу. На площадке между вторым и третьим этажом взгляд Алешки остановился на куче мусора, сваленного в углу. Жильцы из соседней квартиры делали ремонт. «Опять не успели убрать», — подумал он и буквально на ходу остановился. На ступеньках, перегородив собой почти весь проход, уткнувшись лицом в руки, тяжело лежащие на коленях, сидел отец. Рядом стояла наполовину опустошенная бутылка. Рыжик, поскуливая, завилял хвостом.

    Все произошло мгновенно, неосознанно. Потом Алексей ничего не мог объяснить. Не глядя он выхватил что-то из груды мусора и со всей силой ударил отца. Тот завалился на бок и стал медленно скатываться по ступенькам вниз. Он слышал грохот выпавшей из его рук ножки старого стола, звон разбитой бутылки, лай собаки...Видел, как бежит к нему мама, протягивая руки...

    Несколько дней Алексей находился словно в бреду, то и дело произнося обрывки фраз:

    — Мамочка, не уходи, я не хотел... Помогите... Папа, прости меня... Помилуй, Господи...

    Врачи успокаивали бедную мать, объясняя состояние Алексея пережитым нервным потрясением. Все эти дни она ни на минуту не отходила от сына. И когда Алексей открыл глаза, она сидела возле его кровати.

    — Мама, где мы, что со мной?

    — Сыночек, ты только не волнуйся. Мы в больнице, но все уже позади, — шептала она, склонившись над Алешкой.

    Вдруг память его прояснилась, и он увидел все, что произошло, будто это случилось минуту назад. Ужас, потрясший душу, отразился в его глазах.

    — Алешенька, успокойся, ты ни в чем не виноват. Господь услышал нас и уберег от беды, — вскрикнула перепуганная мать, видя, как изменился сын. Он ее не слышал.

    — Мама, я его убил. Что теперь с нами будет? — с большим трудом проговорил Алексей.

    — Сынок, когда это произошло, отец уже был мертв от алкоголя. Сердце не выдержало. Экспертиза установила.

    Алексей обеими руками обхватил мать, содрогаясь от рыданий.

    — Мамочка, милая, ты же знаешь, что я не хотел так поступить. Теперь я знаю, что Христос есть, Он спас нас. Но...почему так? Так жестоко?

    Через неделю Алексей был дома. Самое замечательное событие произошло после успешной сдачи экзаменов, когда Алешка заключил завет с Господом через водное крещение. Осенью он уехал в столицу. По единодушному решению членов церкви его направили на учебу в духовную семинарию.

    Мать и сын очень скучали друг без друга. Это было первое расставание в их жизни, и они с нетерпением ждали каникул. И вот Алексей стоит на перроне вокзала своего родного города. Но почему-то не спешит домой. Накупив фруктов и сластей, он идет в противоположную от своего дома сторону. А вот и здание, где в последнее время жил отец. Вбежав в подъезд, Алешка неожиданно столкнулся с... мамой. От растерянности она выронила сумку и ничего не могла сказать. Сын бросился к матери.

    Чтобы понять друг друга, им не надо было слов. Алешка быстро собрал продукты, выпавшие из маминой сумки.

    — Сыночек, их пока нет дома, давай посидим и подождем.

    Когда люди счастливы, время бежит незаметно. Настало время отъезда. По дороге на вокзал мать и сын зашли на кладбище, долго стояли в безмолвии возле ухоженной могилки.