Главная / Статьи / Творчество / ИСТОРИЯ ПРО АНГЕЛА РАФАИЛА
ИСТОРИЯ ПРО АНГЕЛА РАФАИЛА
ИСТОРИЯ ПРО АНГЕЛА РАФАИЛА
24.09.2011
587

На углу Благословенной и Тенистого сада Рафаила остановил молодой ангел в красном плаще.

– Брат, посмотри сюда, здесь самое удивительное, что можно встретить в Раю!

Посмотрев, Рафаил увидел молящегося ангела.

– Ты прав, брат, это самое замечательное в Раю, – несколько удивленно сказал Рафаил и хотел преклонить колени, но ангел его удержал.

– Нет, ты не понял, – торопливо заговорил он, – этот ангел молится с тех пор как пришел сюда, он пребывает с Богом постоянно в молитвенном служении, не замечая ничего вокруг. Представляешь, день и ночь в молитве! Разве мы сможем быть такими же, как он?

– Ну... да... – растерянно согласился Рафаил, – но все-таки... он что и нас не замечает?

– Конечно, нет! – обрадованно воскликнул незнакомый ангел. – Он видит лишь Бога!

– Ну, а зачем тогда ты мешаешь ему, что ты делаешь рядом с ним? – продолжал удивляться Рафаил.

– А как же! – еще больше удивился тот. – Ведь это мое служение – указывать на добродетель!

* * *

Ангелы строили большой замок. Уже были возведены стены из разноцветного стекла с четырьмя воротами, вырыт ров, в который запустили золотых рыбок, устроен внутренний двор и достраивалось главное здание. Все старались, как могли. Петр разбивал сады, Ричардас создавал великолепные зеркала и стекло, Фатиха трудилась над флигелем, Сабрина и Надежда ткали удивительнейшие гобелены и делали драпировки, а Рафаил в поте лица лепил столовую посуду и сервизы. Работали, споря, но и с удивительным единством. На агатовый паркет стлали ковры, сотканные Лейлой, а Ли Сувэнь крыл золотыми листами крышу. Наконец, все вместе ангелы установили на шпиль алмазный крест.

Когда они любовались своим творением, Ли Сувэнь спросил:

– А кстати... зачем этот замок?

Этот простой вопрос поставил всех в тупик.

– Ну, – промямлил Петр, – я ведь уже в середине пришел...

– А чего сам не спросил?

– Некогда было. Работал.

– А я, – сказала Фатиха, – вижу, работают братья, ну и я стала. Братьям виднее.

Выяснилось, что все пришли, когда замок уже строился.

– Но ведь должен же быть тот, кто все это придумал! – воскликнул Рафаил.

– Кто придумал, тот ушел час назад. У него были срочные дела, – ответил Ричардас, – сказал достраивать без него.

– Что же делать?

Подумав, Рафаил сказал:

– Надо спросить у Господа Иисуса, зачем нужен замок.

– А если окажется, что не нужен?

– Не может быть, – ответил Рафаил, – зря, что ли мы его строили!

* * *

Рафаил был близок к отчаянию. Конечно, он знал, что это самое тяжелое служение во всем Раю, когда соглашался на него, но все-таки никак не предполагал, что до такой степени сложно быть ангелом-хранителем, тем более, если хранить надо Марию Гонсалес Родригес, вовсе не обнаруживающую склонность к покаянию.

Мария была женщиной доброй, и Рафаилу даже часто удавалось побуждать ее к самоотверженным поступкам, заставляя беса Аваддона скрежетать зубами от злости, но все попытки обратить ее к Богу натыкались на сопротивление.

Рафаил привел к ней служителей Гедеонова братства. Аваддон уговорил Марию запрятать Евангелие подальше.

Рафаил привел ее в церковь. Аваддон возбудил в ней гордость.

Рафаил вызвал у Марии раздумья по поводу неудовлетворенности жизнью. Аваддон повел ее развеяться на вечеринку. Что там творилось, Рафаил не знал, так как от стыда улетел.

Когда Мария решилась на аборт, Рафаил долго умолял ее не делать этого, но Аваддон надавил на нее вопросом: «Как же я одна с ребенком?»

С горя Мария начала курить и возненавидела мужчин. Жизнь ее потеряла всякий смысл. И пришел день, когда Рафаил едва отговорил ее от самоубийства.

В конце концов Мария попала в компанию прожигателей жизни, больше всего на свете ценивших безделье, выпивку и свободную любовь. Аваддон злобно хохотал. Он долго уговаривал Марию попробовать наркотики, обещая неземное счастье, – хоть от этого Рафаилу удалось отговорить свою непутевую подопечную.

Поразмыслив, Рафаил пришел к мысли, что пора послать записку наверх с просьбой проверить, соответствует ли он занимаемой должности или освободить от нее. Сбивчивый доклад Рафаила о подопечной был выслушан внимательно, после чего Святой Дух сказал:

– Ясненько, а Я вот решил, что пришло время стать Марии Моей.

Рафаил от изумления ничего не мог сказать.

– Сомневаешься, что ли? – улыбнулся Святой Дух. – Ну что, начали? – и смахнул Своим крылом Аваддона с плеча Марии.

* * *

Рафаил, бабушка Рива и Исаак крепко обняли Марту, когда она переступила порог Рая.

– Внучка моя! А ведь старше меня теперь. Ну ничего, это дело поправимое! Главное, ты с нами! – радовался Рафаил.

– А где все остальные? – крутила головой Марта.

– Ты еще увидишь своих родственников, – заверил Рафаил, – но есть и не спасенные, с этим придется смириться. Например, твоя мать...

– Мама! – вскрикнула Марта. – Но она же была святой женщиной! Я гораздо хуже ее.

– Ты знаешь, – сказала Рива, – я была уверена, что меня сюда не пустят. Во многом потому что я не смогла привить твоей маме любовь к Богу, а только к семье.

– Мама, – переживала Марта, – вот значит как... А ты, папа, как можешь быть тут без нее?

– Здесь нельзя только без Бога, – ответил Исаак, обнимая дочь, – ты скоро это поймешь.

– А где тетя Роза?

– На служении.

– А Баал-шем, Елиезер?

– Они тоже не спасены.

– Как же я без них?..

Поборов печаль, Марта деланно веселым голосом сказала:

– Ну что ж, пошли на лоно Авраамово!

– Я Авраама видел всего один раз, издалека, – сказал Рафаил.

– Почему?!

– Ну, Авраам один, а нас много. Да и зачем я буду ему мешать?

– А пророк Моисей? – разочарованно спросила Марта.

– Нет, мы его не видели.

– А апостол Павел?

– Здесь он в постоянной молитве.

Упавшим голосом Марта продолжала спрашивать:

– А Пресвятая Дева Мария?

– Она постоянно перед Господом Иисусом.

Всхлипнув, Марта прошептала:

– Ну, а Господь Иисус?

– Вот это другое дело, – ответил Рафаил, – пошли, нам тоже к Нему нужно. Он-то всегда нас ждет.