Главная / Статьи / Взгляд / ПРОСТО ОН РАБОТАЕТ МОГИЛЬЩИКОМ
ПРОСТО ОН РАБОТАЕТ МОГИЛЬЩИКОМ
ПРОСТО ОН РАБОТАЕТ МОГИЛЬЩИКОМ
03.08.2013
798

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(По мотивам политической теологии Владислава Суркова)

Песня негров-носильщиков, сопровождавших английского путешественника Бертона:

Соло: Злой белый человек идет с берега. 
Хор: Пути! Пути! 
Соло: Мы пойдем за ним – за злым белым человеком. 
Хор: Пути! Пути! 
Соло: И мы останемся с ним, пока он нас будет хорошо кормить. 
Хор: Пути! Пути!

Плеханов Г. В. «Материалистическое понимание истории»

 

"Бог призвал Путина спасать Россию"

Владислав Сурков

 

Когда-то Эрнст Неизвестный в своем очерке «Катакомбная культура» обронил замечание о том, как его раздражало во  многих советских властных персонах острое противоречие между невзрачной мелкотравчатостью их личностей и занимаемыми ими гигантскими постами:

«Я всегда знал, что история — это не девушка, и в ней было очень много насильников, злодеев и садистов, но я не представлял, что великую державу, весь мир и саму историю могут насиловать столь невзрачные гномики, столь маленькие кухонные карлики, и это меня всякий раз оскорбляло»1.

Позволю себе не согласиться с этим суждением гениального скульптора и остроумного интеллектуала. Верное по существу, оно вызывает возражение в своей оценочной части. Тип людей, о которых он судит с такой неблагосклонностью, может быть чрезвычайно полезным. Более того, в истории великих держав бывают такие периоды, когда для решения сопутствующих их существованию задач лучших исполнителей, чем описанный тип, не найти. СССР был обречен на бесславную смерть с самого начала. Такие уродливые социальные химеры – не жильцы на белом свете. И «невзрачные гномики» были исполнителями важной исторической миссии по медленному уничтожению геополитического монстра.

Ныне мы наблюдаем продолжение этого процесса. Указанная миссия легла на плечи нынешнего российского лидера. Полагаю, что противникам ВВП следует отказаться от гневных демосфеновских филиппик и цицероновский восклицаний: «Доколе, ты, Катилина, будешь злоупотреблять терпением нашим!» Пора перестать собирать компромат на, будто бы, властолюбивого и сребролюбивого «Крошку Цахеса». Иными словами, пора переменить тон и сказать совсем противоположное: «Спасибо вам, ВВП, за то, что вы есть, что вы здесь, что вы – вожак не пингвинов в Антарктиде и не журавлей в небе,  а наш самородный лидер!» Впрочем, и этого недостаточно. Лучше всего пойти по пути Владислава Суркова и перевести разговор в плоскость теологической парадигмы, где ВВП предстаёт посланником Бога на российской земле.

При таком подходе становится понятным, откуда взялась та гирлянда немыслимых политических удач, сопровождающих ВВП на протяжении уже почти полутора десятков лет. Меньше всего эти удачи объясняются его достоинствами. Как не крути, а таковых у него, увы, не слишком много. Особенно если смотреть сквозь призму тех критериев, которые издавна именуются духовно-нравственными. Но самое замечательное в данном случае то, что именно отсутствием этих духовно-нравственных достоинств и объясняется многолетнее заоблачное парение зауряднейшего из смертных над своими согражданами.

Какой же исторический дельтаплан его несёт? Какие силы держат его над всеми нами и препятствуют падению? Полагаю, что силы эти отнюдь не земные, а вполне провиденциальные. Именно потому, что данный человек выполняет важную провиденциальную миссию, в его руках так часто оказываются козырные карты. И даже если он вынимает их из  рукава, это сходит ему с рук. 

Миссия его серьёзна, хотя и крайне неблагообразна. Это миссия могильщика постсоветской цивилизации. Для этой роли годится далеко не каждый. Чтобы трудиться могильщиком, нельзя быть интеллигентным чистюлей. Здесь не нужны таланты созидателя, творца, реформатора, а нужен всего лишь небрезгливый делец, расторопный малый, разбитной циник, наподобие того шекспировского могильщика, с которым беседовал Гамлет. Кроме того, он должен иметь терпение, уметь ждать, чтобы время от времени с глубоким удовлетворением наблюдать, как мимо него по реке проплывает очередной политический труп его недруга. Поскольку наш герой всеми этими качествами обладает, то лучшего могильщика для почившей империи трудно подыскать.

Тот факт, что Советский Союз сохранился, хотя и под другим именем и в несколько измененном, еще более уродливом социально-политическом формате, ни у кого уже не вызывает сомнений. После ряда болезненных ампутаций отдельных частей и хирургических пересадок ряда внутренних органов его гигантское социальное тело остается тяжким бременем для земли, которую оно занимает.

Современный Запад в лице многих своих интеллектуалов не боится говорить о неизбежном «конце истории», о надвигающейся исторической смерти своей цивилизации2. Россия, издавна стремящаяся ему во всем подражать, в данном случае почему-то не торопится вторить просвещенному контрагенту и от темы конца своей истории бежит, продолжая грезить о собственной вечной жизни и бесконечной истории. Между тем, «крот истории»  делает своё дело. Как сказано в одной старинной книге: «Вот уже входят в двери те, которые тебя вынесут».

Гигантскую одряхлевшую махину вчерашней империи практически невозможно уничтожить с помощью какой-либо внешней силы. А между тем, с этой невообразимой грудой отработанного историей политического и человеческого материала надо что-то делать, поскольку она, подобно скопищу ядерных отходов, продолжает представлять опасность для духовного, нравственного и политического здоровья человечества. То есть небрезгливый геополитический могильщик для её утилизации действительно нужен.

Когда-то мне довелось краем глаза увидеть на телеэкране сценку из некоего фильма о жизни животных. У бедуинов, двигавшихся по пустыне, пал один из верблюдов. Каким-то образом его туша оказалась в фокусе камеры находчивых наблюдателей, вероятно, профессиональных кинематографистов. Их кинокамера была установлена на штативе в некотором отдалении и несколько дней вела наблюдение за почившим кораблём пустыни.

В результате, когда многодневный мониторинг был  сжат до двух-трех минут экранного времени, зритель увидел, как на его глазах верблюда утилизировала мелкая пустынная живность. Довольно быстро он остался без шкуры и без мяса, и в финале зрителю представился аккуратный, чистенький и даже довольно благообразный остов, отполированный усилиями многих ночных и дневных алчущих тружеников.

Метаморфоза была впечатляющей. Тем более, что окажись обстановка, место и время несколько иными, картина могла бы иметь совсем другой характер. Ну, хотя бы, такой, как в стихотворении Шарля Бодлера «Падаль».

Вы помните ли то, что видели мы летом?
Мой ангел, помните ли вы
Ту лошадь дохлую под ярким белым светом,
Среди рыжеющей травы?

Полуистлевшая, она, раскинув ноги,
Подобно девке площадной,
Бесстыдно, брюхом вверх лежала у дороги,
Зловонный выделяя гной.

И солнце эту гниль палило с небосвода,
Чтобы останки сжечь дотла,
Чтоб слитое в одном великая Природа
Разъединенным приняла.

И в небо щерились уже куски скелета,
Большим подобные цветам.
От смрада на лугу, в душистом зное лета,
Едва не стало дурно вам.

Спеша на пиршество, жужжащей тучей мухи
Над мерзкой грудою вились,
И черви ползали и копошились в брюхе,
Как черная густая слизь.

Все это двигалось, вздымалось и блестело,
Как будто, вдруг оживлено,
Росло и множилось чудовищное тело,
Дыханья смутного полно…

Итак, перед нами два предмета утилизации, два символа «цивилизации смерти»,  - верблюд и лошадь. В российском политическом климате процесс разворачивается, скорее, по бодлеровскому варианту. К тому же дело усложняется тем, что в его центре находится нечто непомерно огромное - распадающаяся социальная плоть гигантской туши мертвого политического мамонта. И перед этим умопомрачительным зрелищем даже Бодлер отдыхает. Утилизаторам бодлеровской лошади не позавидуешь. Еще меньше завидуешь могильщику останков нашего странного, дисфункционального мутанта.

На протяжении длинной череды десятилетий органы ЧК-ГПУ-НКВД-КГБ проводили тяжелую, неблагодарную работу по его самоликвидации. И когда на рубеже тысячелетий эта работа застопорилась, Бог поставил ВВП продолжить и завершить этот труд. Если Горбачев стал могильщиком Советского Союза, то ВВП поручено довести до могильной ямы то, что осталось от него, чтобы человечество смогло, в конце концов, облегченно вздохнуть.

Образовалась дружная похоронная команда, занявшаяся энергичным расчленением обреченной социальной материи, заглатываниями и продажами тех её частей, которые еще на что-то годились. Делалось это с большим усердием и без малейших угрызений совести. Ведь надо же было на что-то употребить распадающееся на глазах у всего мира политическое тело, занимающее гигантские просторы Евразии-Азиопы и уже не подлежащее ни реанимации, ни инкарнации.

Несомненно, что ВВП стал тем самым ферментом, который выполняет функцию катализатора в социально-историческом распаде, совершающемся в России с жесткой логичностью и неумолимой неотвратимостью. Этот фермент призван довести распад до конца и тем самым помочь мировому сообществу побыстрее очиститься от архаичной, духовно омертвевшей, нежизнеспособной социально-политической системы, распространяющей вокруг себя ядовитые, нецензурные миазмы.

И Владислав Сурков, конечно, прав, говоря о важной миссии ВВП. Правда, с одной существенной поправкой: Бог призвал Путина спасать совсем не Россию. Он призвал его спасать человечество от России. А как спасти его от остаточной биосоциальной массы, источающей нешуточную угрозу для всего здорового и нормального? Очень просто - ускорить процесс ее дальнейшего распада, разложения, растления, превращения в исторический перегной. Логика мышления здесь невероятно проста и предельно прагматична: чем быстрее то, что осталось от некогда великой страны, превратится в историческое утильсырьё для будущих, более удачливых цивилизаций и более счастливых поколений, тем лучше для человечества.



1 Неизвестный Э. Катакомбная культура // Вопросы философии.1991.№10.С.6.

2 См., например: Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. М., 2004