Главная / Статьи / Взгляд / НУЖЕН ЛИ ХРИСТИАНИНУ МОИСЕЕВ ЗАКОН?
НУЖЕН ЛИ ХРИСТИАНИНУ МОИСЕЕВ ЗАКОН?
НУЖЕН ЛИ ХРИСТИАНИНУ МОИСЕЕВ ЗАКОН?
24.09.2011
1274
Уважаемая редакция газеты "Мирт"!
Мир и благодать вам пусть будут от Господа Иисуса Христа!
Шалом!
Впервые столкнулся с вашей газетой {№5 (24)} и с большим интересом прочитал от корки до корки. Порадовался ее духовной широте! Что-то получил ценное для себя (а именно, что Церковь нужно, как и Бога, тоже воспринимать по вере, чтобы не претыкаться о факты). С чем-то не согласился (с тем, что закон Моисея срублен, как говорится в статье "Деревья Священного Писания").
С чем-то решил поспорить, для чего высылаю вам свой материал. Буду рад, если статья понравится и вы сочтете нужным опубликовать ее.

Одна распространенная христианская доктрина дает однозначный ответ на этот вопрос: не нужен. Аргументация такого подхода следующая: человек спасается не делами Закона, а верою во Христа, Которого Бог послал именно потому, что люди не смогли исполнить Закон.

На этом основании и делается вывод о том, что Закон не нужен, а Христос якобы упразднил Закон. Но тогда возникает другой вопрос — а зачем тогда вообще христианину Ветхий Завет, основной частью которого и является Закон Моисея? Неужели Моисеев Закон нужен только для того, чтобы, читая его, учиться тому, как не следует спасаться, как не следует поступать, как не следует жить?

Встав на эту позицию, мне представляется, очень легко отвергнуть Ветхий Завет как "предание старцев", а заодно и тех, кто этот Моисеев Закон до сих пор исполняет — еврейский народ. Поэтому мне думается, что подобная позиция восходит своими корнями в печально известную "Теорию замещения", возникшую еще во времена императора Константина. Суть этой теории состоит в том, что Бог отверг еврейский народ, а на его место, то есть наследником всех обетований Божьих, поместил Церковь, которую даже стали называть Новым Иерусалимом. Эта теория сыграла кровавую роль в жизни евреев, послужив идеологическим основанием для антисемитизма. (Об этом есть литература, в частности, книга христианина Майкла Брауна "Наши руки запятнаны кровью".) Но, конечно же, как свидетельствует Библия, а также и сам исторический процесс, Бог вовсе не отринул Свой избранный еврейский народ, которому еще предстоит сыграть важную роль в истории. Но это отдельная интересная тема, а пока мне хотелось бы вернуться к размышлениям о Моисеевом Законе.

Когда истину спасения человека по вере во Христа смешивают с неправильным толкованием (пониманием) некоторых высказываний апостола Павла, то в результате получается доктрина, несущая в себе большие проблемы для ее последователей. Что мы и имеем в данном случае. Есть люди, считающие, что Бог Ветхого Завета есть суровый и жестокий Бог, тогда как Бог Нового Завета — любящий, мягкий и милосердный. В результате получается — у них два разных Бога. Я знаю христиан(!), которые считают, что автором Ветхого Завета является сатана.

Конечно, на это можно снисходительно улыбнуться, признав за крайности, в связи с которыми позиция отрицающих необходимость Закона кажется умеренной и либеральной. Однако и им, последним, во многом закрыта истина о том, что Священные Писания, содержащиеся в книгах, которые мы привыкли называть Ветхий Завет и Новый Завет есть неделимое целое. Что эти Писания дополняют друг друга и взаимодействуют между собой, содержа в одном — другое.

Христос Сам о Себе свидетельствует, что Он пришел для того, чтобы исполнить Закон, а не нарушить его. Но некоторые рьяные отрицатели Закона и эти слова Христа понимают таким образом, что раз Христос исполнил Закон, то теперь им самим нет нужды его исполнять, мол, Христос все исполнил "за них". Тогда получается и любить не надо, поскольку Бог всех полюбил, и крест свой нести тоже не надо, поскольку Господь понес?

Но нужно ли христианам, призванным из язычников, исполнять весь Закон? Как тут не вспомнить о совете апостолов, описанном в Книге Деяния Апостолов. Совет решил данный вопрос так, что христианам, из язычников призванным, следует соблюдать лишь несколько требований Закона. Однако же очевидно, что речь здесь не идет ни об отмене Закона для Израиля, ни тем более об упразднении Закона вообще. В связи с этим актуально, на мой взгляд, определить действительное место Закона для христиан, чтобы избежать крайностей полного отрицания Закона, с одной стороны, и слепого исполнения всего Закона (или его отдельных частей) христианами, призванными из язычников, вплоть до перехода некоторых из христианства в иудаизм, с другой стороны.

Автор данной статьи не является специалистом в области Закона, однако пережил в своей жизни верующего человека мучительный период непонимания роли Закона и отказа от Него, чем существенно осложнил свою духовную жизнь. Размышляя о значении Закона, нужно, в первую очередь, сказать о том, что Закон вовсе не противоречит вере, а, наоборот, содействует и помогает ей. Чему много примеров в Библии. Такие мужи веры, как Давид, Иисус Навин, Даниил, Самуил, Илия и многие другие, в том числе и Сам Иисус Христос, были последователями и исполнителями Закона, хотя бы по той простой причине, что они жили, воспитывались и действовали в еврейской религиозной традиции, предписывающей исполнение Закона. 

Другое дело, что нам вслед за Иисусом Христом следует отличать исполнение закона от явления, получившего название законничества, из-за которого пала тень и на сам Закон. Законничество — это подмена сути Закона слепым следованием букве, отделение формы Закона от его содержания и подмена содержания — формой. Гнев Иисуса был направлен именно на такую подмену — на законничество, а вовсе не на сам Закон.

Затем следует отметить, что смысл Закона вовсе не в том состоит, чтобы, исполняя его, тем самым оправдываться и хвалиться перед Богом. Апостол Павел четко заявил об этом: "Законом не оправдывается ни одна плоть перед Богом!" И когда религиозный еврей выполнял предписания Закона, то он это делал (и делает) совсем по иным причинам, нежели оправдание перед Богом. В доказательство этой мысли можно отправить читателя к Сидуру — еврейской молитвенной книге, где можно ясно увидеть, что в своих молитвах благочестивый еврей уповает вовсе не на свои дела, а прежде всего на Божью милость и данные Ему обетования Божьи.

Тогда зачем же нужен Закон, спросит разочарованный борец с Законом, привыкший видеть в нем некое пугало, затрудняющее доступ к Богу всем желающим. Выражаясь просто, Закон — это правила жизни, которые помогают жить, а вовсе не мешают. Без правил было бы намного сложнее, а не проще. Я бы при данных сложившихся обстоятельствах слово "Закон" заменил бы другим словом — "Справедливость". Чтобы не было претыкания борцам с Законом. Пусть они поборются со справедливостью! 

Так, например, в известном требовании Закона "око — за око, зуб — за зуб", которое некоторые претендующие на духовность люди трактуют почему-то сугубо буквально, еврейская традиция видит совершенно другую мысль, чем они. А именно, мысль о соразмерности возмещения ущерба. Если выбили человеку глаз, то виновник должен воздать пострадавшему компенсацию за потерю здоровья, трудоспособности и т. д. И расплачиваться он должен вовсе не своим глазом (такая мысль могла, скорее, прийти в голову варварскому языческому сознанию!), а материальными ценностями, деньгами, заботой и т. д. На этом принципе, кстати, построено судебное законодательство во всем мире. Так что Закон действует и утверждает Божью справедливость!

Более того, благодать Христова, то есть Божье прощение раскаявшемуся грешнику, логично приводит его именно к исполнению "по любви" Божьих справедливых требований в отношении к ближнему, то есть Закона! Обидел ближнего — попроси прощения, украл — верни. Так Христос через нас исполняет Закон Моисея, являя тем самым, что Он — Христос и есть Тот, Кто дал этот Закон. Говорю "через нас" с оговоркой, если мы действительно — Христовы, если следуем за Ним. Потому что часто отрицание Закона в христианской среде приводит к элементарному беззаконию, несправедливости и, как следствие, разрушению взаимоотношений между людьми. Отбрасывая Закон, люди тем самым фактически лишают себя мерила (нормы) справедливых отношений. Откуда, я вас спрошу, в некоторых наших церквях такое бесконтрольное своеволие пасторов и служителей, злоупотребление финансовыми средствами и властью? А, с другой стороны, откуда такое слепое, доходящее до возвеличивания, до идолопоклонничества, до абсурда доверие к ним паствы? И сам же отвечу: от незнания Закона (или от неумения им пользоваться). Вера, которая противоречит Божьему Закону, уже не является верой Божьей. А люди, говорящие, что они пребывают во свете, но преступающие и нарушающие Закон, находятся на самом деле во тьме. Поэтому апостол Павел говорит, что любовь есть исполнение Закона (Рим. 13:10).

Еще среди христиан существует такое мнение, будто исполнение Закона — дело скучное и рутинное само по себе. Позвольте с этим не согласиться! В Израиле, как известно, были судьи (а теперь существует равинатский суд), которые как раз и занимались тем, что рассматривали текущие дела с позиции Закона и стремились вынести правильное решение, что порой оказывалось делом очень нелегким, требующим творческого поиска и духовной чуткости. Читателям Библии известна мудрость царя Соломона, правильно рассудившего, кому из двух женщин, претендующих на ребенка, он действительно принадлежал (3 Цар. 3). Поэтому в качестве иллюстрации расскажу другой известный, но не записанный в Библии случай. 

Один еврей, назовем его Яков, занял у своего соседа, назовем его Абрам, на лето корову. Летом корова отелилась, и, когда пришло время ее отдавать, Яков возвратил корову соседу. Абрам же потребовал и теленка на том основании, что если корова — его, то и теленок тоже ему принадлежит. Яков не соглашался, говоря, что коль он взял только корову, то и вернуть должен только корову. Пошли к судье — раввину Моше. Моше выслушал Якова и сказал: "Яков, ты прав". Затем Моше выслушал Абрама и сказал: "И ты, Абрам, прав". Тогда Сарра, жена Моше, не выдержала и сказала: "Разве может быть так, что они оба оказались правы? Конечно же, нет". На что Моше ответил: "Сарра, и ты тоже права". История не доносит до нас сведений, кому достался этот теленок — Якову, Абраму, а может быть, Моше? Однако есть в этой истории нечто такое, что, на мой взгляд, превышает ценность теленка. Не правда ли?