Главная / Статьи / Взгляд / ЖИЗНЬ МОЯ ОКАЯННАЯ
ЖИЗНЬ МОЯ ОКАЯННАЯ
ЖИЗНЬ МОЯ ОКАЯННАЯ
24.09.2011
1618

Милостью Божьей я дожил до 29 лет, из которых более 12 лет провел в местах лишения свободы за грехи свои беспутной жизни, в которой до недавнего времени не было места Богу. Родился я в Твери, жил с родителями и своей младшей сестренкой, семья у нас была благополучная. Родители очень любили нас с сестрой, и мы никогда не испытывали нужды в заботе, внимании и родительской ласке. Родители – медики старались дать мне полное, всестороннее развитие, желая, чтобы я вырос порядочным и полноценным членом общества, пошел по их стезе – в медицину. Бога в нашей семье не знали.

До 14 моих лет ничто серьезно не омрачало счастливой жизни нашей семьи, хотя уже с раннего детства я не был послушным: лгал, иногда совершал мелкие кражи у родителей, друзей нашей семьи, которые приходили к нам в гости. Много раз родителям приходилось краснеть за меня перед людьми. Меня часто ловили на кражах, уличали во лжи, наказывали, но все было бесполезно. Во мне как будто жил какой-то бес, я думал только о себе, своих интересах, а на ближних я не обращал почти никакого внимания. Бывали случаи, убегал из дома, стремясь к вольной, самостоятельной жизни. Родители мучались, но ничего не могли поделать, я был неуправляем.

В 14 лет на меня было впервые заведено уголовное дело. Мы с приятелем совершили ряд квартирных краж. Если бы не вмешался мой отец, то дошло бы до суда. Но дело закрыли, а я отделался легким испугом и продолжал воровать. Вскоре я впервые попал в следственный изолятор – следствие и условный срок. Вкусив тюремной похлебки и блатной романтики, я понял, что тюрьма – это не такое уж страшное место, как мне его описывали. Вновь избежав наказания, я еще больше утвердился в вере, что в любом случае родители или какие-то высшие силы помогут мне и я никогда не попаду за решетку.

В 15 лет, буквально через два-три месяца после суда, я вновь оказался в уже знакомом мне сизо за кражи личного и государственного имущества. Суд с учетом всех предыдущих «подвигов» назначил мне наказание в виде 5 лет лишения свободы. Полтора года в ВТК (воспитательная колония) – и условно-досрочное освобождение опять же благодаря хлопотам моих родителей. Вернувшись домой, я решил твердо взяться за ум и попытаться как-то устроить свою жизнь. С помощью отца нашел хорошую, перспективную работу, поступил в вечернюю школу, жизнь постепенно стала нормализовываться. Встретил женщину, на которой решил жениться. Мне 17 лет, она старше меня почти на 4 года, у нее ребенок, но все это меня нисколько не смущало. Родители были в шоке, когда узнали о моем желании, но я настоял, и им ничего не оставалось, как только смириться с очередным моим безумством. Отец помог с жильем, и у меня появилась своя квартира.

Наконец-то я стал самостоятельным и свободным. Ведь именно к этому я стремился всю свою жизнь. У меня появилась своя семья, свой дом, ребенок, была хорошая работа... Все складывалось неплохо, но я начал чувствовать какую-то неудовлетворенность в душе, чего-то мне не хватало, был какой-то вакуум в сердце. При внешнем благополучии жизнь моя была пустой, бесцельной и потому безрадостной. Уже тогда я начал задаваться вопросом: ну и что же дальше. Моя душа искала чего-то большего, мучилась, страдала, томилась. Мне все стало надоедать, я не видел смысла в жизни, она потеряла вкус и уже не приносила радости. Сегодня я понимаю, что, а точнее, Кто мне был нужен, но я не понимал этого тогда. О, если бы Господь уже тогда дал мне разумение и побуждение искать Его, сколько бы горя и страданий можно было бы избежать! Но Господь и звал меня, иначе откуда эта звенящая пустота в душе, откуда желание высшего смысла бытия – это был Его голос, а я был слеп и глух к Его зову. Великая милость и любовь Бога уже тогда сопровождали меня, но я шел путем, который выбрал сам, путем греха и порока.

Я стал сильно выпивать, и жена пристрастилась к алкоголю. Погибая сам, я губил и ее. В алкогольном дурмане у нас часто вспыхивали ссоры, мы ругались, бывало, я бил жену. Все летело кувырком, а мне было наплевать. Денег не хватало, и я стал снова воровать, сначала понемногу, потом больше и больше. Разладились отношения с родителями. Они как и прежде любили меня, заботились обо мне, старались помочь, видя, что жизнь моя разламывается, но я не хотел слушать их наставлений и только огрызался на проявление их заботы. В родителях я видел источник средств для моих пьянок и гулянок, и только это еще как-то сдерживало меня от окончательного разрыва с ними.

Я снова попал за решетку, будучи пойман с поличным в одной из квартир, которую грабил. Тогда же в семье моих родителей произошел раскол – родители развелись, отец вторично женился. В этом был виноват и я – мой образ жизни вызывал взаимные обвинения у родителей, их взаимоотношения разрушились. Но для меня то, что я оказался опять в тюрьме, было тогда благом, если бы этого не произошло, меня бы либо убили где-нибудь, либо я бы совершенно спился, я уже совершенно не контролировал себя. Господь и тут хранил меня.

Предстояли четыре года лишения свободы в колонии строгого режима. Достаточно времени, чтобы подумать о своей жизни. Но, к сожалению, мысли мои текли в другом направлении. Я размышлял о своих просчетах в преступлениях, оценивал промахи в совершении краж, планировал в будущем воровать так, чтобы не попадаться. Я намеревался хитрее и изворотливее обходить закон, а не исправляться. Жена, которая обещала ждать меня, спустя полтора года потребовала развода. После этого я еще больше озлобился на весь свет, во мне копилась злость и желание отомстить всем и вся. Только родители продолжали поддерживать меня своими письмами, свиданиями и всяческой заботой обо мне.

В заключении я близко столкнулся с религией, и хотя тогда верующих в зонах было не так уж много, Господь дал мне возможность встретиться с Его свидетелями и пообщаться с ними. Я знакомился с верующими разных деноминаций, все они искренне верили в Бога и стремились ходить по Его заповедям. Однако я не особо желал общаться с ними, наверное, потому что жизнь их обличала мою порочность, мои ценности, разительно отличающиеся от тех высоких духовных идеалов, к которым стремились они. На верующих я смотрел как на инопланетян, считая их ненормальными, просто нездоровыми людьми, у которых совсем «съехала крыша» от тоски и безысходности бытия. Я, как и многие другие люди мира сего, думал, что Бог создан людским воображением, Бог для слабых, кто не в состоянии построить свою жизнь, не может достичь чего-то своими силами, вот они и ищут утешения и поддержку у Того, Кого сами же и придумали. В душе я смеялся над верующими, презирал их. Господи! Как же я был глуп, и слеп, и неразумен, как же я заблуждался, Боже! Ведь это я был ненормальным, потерянным, утонувшим в грехе, это мне нужен был Врач, мне нужна была Твоя сила, чтобы вырваться из тех тисков, которыми сжимал меня сатана, играя мной, как марионеткой, но я смотрел и не видел, слышал и не понимал. А Господь звал.

В заключении я еще больше ожесточился на людей, стал циничней и в то же время изворотливей, хитрее. Когда пришел срок освобождаться, я не вышел, а вырвался на свободу. Я изголодался по тем радостям, которые она может предоставить «утомленному узнику». Я был как сорвавшийся с цепи пес, хотел все и сразу. Я упивался свободой, совершенно ни о чем не думая. Напрочь забыл о родителях, которые все эти годы ждали меня, возлагая надежды на то, что я все же одумаюсь и стану жить нормально.

На свободе я пробыл недолго, три месяца, которые пролетели как один день, но за этот «день» я сделал столько зла, что многим хватило бы его на несколько жизней. С приятелем мы совершили ряд особо тяжких преступлений, среди которых и убийства. Не передать словами, какой ужас я испытал, когда в тюрьме очнулся от алкогольного забытья... Опять попался! Не о родителях подумал я, не о тех людях, которым принес много горя, а о себе любимом. Я оплакивал себя, отлично понимая, что меня ждет очень большой срок. Вместо раскаяния в содеянном врал, выкручивался, пытался обелить себя за счет приятеля, с которым совершил преступления, но все это только усугубило мое и без того безнадежное положение. Пожизненное лишение свободы – такое наказание было назначено мне и моему товарищу.

После суда нас с приятелем поместили в одну камеру, и мы с ним были вместе почти год. Это тоже милость Божья, так как с помощью моего друга я смог приблизиться к Богу. Мой друг был более просвещен в истине и наставлял меня по мере сил. Я читал Библию, впервые за всю жизнь пытался молиться по молитвослову. Слово Божье давало что-то новое, необычное, такое, от чего сердце мое делается мягче, душа светлее. Слово Божье трогало меня, но, видимо, слишком была сильна сила порока во мне – я не мог покаяться. Читал в основном Ветхий Завет, так как он был мне ближе и понятнее, в нем я видел Бога таким, каким представлял Его себе – строгим Правителем, Который готов покарать за малейшее отступление от Его повелений. Новый Завет был мне непонятен, а потому неинтересен, я его почти не читал.

Из следственного изолятора я был этапирован в тюрьму города Златоуста, там я продолжал читать Слово Божье, молился, но жизни Духа во мне не было. Я пытался угодить Богу своими силами, думая, что, читая Слово и усердствуя в молитвах, буду иметь особую милость от Него. Но я заблуждался, так как ничто не может приблизить нас к Богу, кроме искренней веры в Господа Иисуса Христа, только в Нем мы обретаем мир с Богом по благодати Его. Только два года назад я встретил Его – Господа Иисуса Христа лицом к лицу. Бог даровал мне встретиться с братом во Христе, который и дал мне увидеть Господа таким, как Он есть по истине. Я был не готов к этой встрече, настолько закоснел в своих плотских, мирских верованиях, согласно которым Бог представлялся мне не любящим Отцом, а безжалостным тираном, который сидит на высоте Небес и только ждет, когда я согрешу, чтобы потом безжалостно покарать меня, что, увидев любовь и милосердие Господа воочию, не поверил в Его доброту, благость, милосердие. Я понял, что мои верования – заблуждение, когда увидел в моем верующем сокамернике искреннюю веру, любовь, радость, мир, жертвенность, но признать свое заблуждение я не мог. Сатана, чувствуя, что я ускользаю из его лап, вцепился в меня мертвой хваткой. Я отрицал очевидное, выдумывал всевозможные доводы, только бы опорочить веру моего сокамерника. Я возмущался, ругался, злословил, хулил все и вся, отрекся от Бога, заявив, что Его вообще нет... Это была агония дьявола в моем сердце. Сколько пришлось перетерпеть от меня моему товарищу, знает только Бог, но, укрепленный в Духе Святом, он словом и делом, день за днем, боролся с озлоблением, которое царило в моем сердце, и, конечно, Господь победил.

Сейчас я уже почти три года нахожусь в колонии для пожизненно-заключенных города Соликамска, седьмой год в узах. Я попал сюда потому, что жил без Бога, а где нет Бога, там царит грех и беззаконие, которые ведут к страданиям и вечной погибели. Но Господь по великой милости Своей открыл мне мир неземной любви, воскресив меня для жизни во славу Бога Духом Святым. Находясь в узах, я счастлив в общении с Ним! Господь даровал мне жизнь и теперь дает необходимое для этой жизни. Милостью Его я имею общение с братьями и сестрами в Господе, которые часто радуют мою душу своими письмами и своим хождением во Христе. Господь даровал мне возможность учиться во многих библейских школах, а теперь благословил меня учебой в духовной семинарии.

Где бы ни находился человек – в тюрьме, на свободе, в больнице, где угодно, если он в покаянии обращается к Христу, открывая Ему свое сердце, вручая себя Ему как Господу и Спасителю, то тут же получает прощение, мир и жизнь. Аминь.