Главная / Статьи / Взгляд / ПОЧЕМУ ВАЖНО ЗАДАВАТЬ ЧЕСТНЫЕ ВОПРОСЫ?
ПОЧЕМУ ВАЖНО ЗАДАВАТЬ ЧЕСТНЫЕ ВОПРОСЫ?
ПОЧЕМУ ВАЖНО ЗАДАВАТЬ ЧЕСТНЫЕ ВОПРОСЫ?
24.09.2011
433
Эллис Поттер Иногда пасторы христианских церквей, родители и учителя опасаются вопросов, которые может задавать молодежь или любые другие люди. Вопросы другого поколения, вопросы, возникающие при содействии мирских учителей или каким-то иным путем, могут казаться бунтарскими и угрожающими. Вопросы, возникающие при общении с другими культурами и мировоззрениями, отличными от убеждений поместной церкви, представляются инопланетными. Даже если это честные вопросы, порой они очень сложны для понимания, и ответной реакцией зачастую становится подозрение или упрек. Общеизвестно, что Иисус - единственный ответ, но имеет место сильное искушение ограничить ответы знакомыми и привычными формулировками. Такая ситуация нередко становится напряженной и ведет к отчуждению.

В проповеди и наставлении нередко эффективнее задавать и поощрять вопросы, нежели делать утверждения. Что на ваш взгляд было бы более действенным: сесть на городской автобус и выкрикнуть «Иисус - ответ!» или спросить: «Какие есть у вас вопросы?» В каком случае больше вероятность того, что кто-то подсядет к вам и начнет разговор? Какой поступок пугает вас больше?

Поскольку мы связаны с культурой, которая нас окружает, мы призваны быть светом и солью для нее. Это требует от нас определенного осознания природы той разлагающейся тьмы, в которой мы живем. Вопросы, вот ключевой способ понимания потерянного мира, который Иисус пришел спасти и искупить. В отношении мира люди часто приводят стих, записанный в Послании к Филиппийцам 4:8: «Наконец, братия (мои), что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте». Это полезный совет, но часто к его значению примешивается еще нечто. Последняя фраза прочитывается как «о том ТОЛЬКО помышляйте». Здесь так не сказано. Павел был вынужден думать и писать о множестве непривлекательных и скверных вещей, но он знал, что, живя в этом потерянном мире, он должен помышлять о Царстве Божьем и его разнообразных проявлениях, иначе мы будем унылы и подавлены.

Как христиане, мы постоянно должны спрашивать себя самих: правильно ли я поступаю? Являю ли я своим поведением любовь, привлекает ли моя жизнь людей к Богу? Уважаю ли я потерянных людей вокруг меня, которых Бог сотворил и для спасения которых умер Христос? Доверяю ли я Богу в том, что Он поддержит меня и использует меня в меняющихся обстоятельствах? Нам также следует спрашивать окружающих нас людей и побуждать их задавать вопросы. Тогда их жажда познания истины растет, что несомненно важно, поскольку только голодные могут быть накормлены.

Научение посредством вопросов часто соотносят с Сократом, но Иисус также пользовался этим методом. Богатый юноша сказал Ему: «Учитель благий». Это было вежливое и политически корректное обращение. Ответ Иисуса не был особенно вежливым: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог». Иисус провоцирует этого молодого человека. Он хочет, чтобы тот смог увидеть, что если Иисус действительно благ, то Он на самом деле Бог. Не может быть ничего «серединка на половинку», «что-то вроде», «ну ты понимаешь, о чем я» или «как угодно». Да - это да, нет - это нет. Иисус подтолкнул этого юношу к вопросу. Нам нужно нежно и любя, насколько только это возможно, подталкивать наших ближних.

В другом случае противостояние Христа было достаточно жестким и одновременно глубоко нежным и плодоносным. Когда женщина Сирофиникиянка попросила Иисуса исцелить ее дочь, Он фактически назвал ее собакой. Это открыло дверь для ее изумительного ответа: да, сначала для евреев, но затем и для всех нас.

Когда женщина, страдавшая кровотечением много лет, попыталась тайком «заполучить благословение», Иисус повернулся и спросил: «Кто прикоснулся ко Мне?» Этот вопрос был абсурдным для учеников, но он не был таковым для женщины. Для нее это был замечательный момент, чтобы признаться, превознести Иисуса и перед народом возрадоваться о Его благости к ней. Он дал ей этот шанс своим вопросом.

Вопросы зачастую ассоциируются с сомнениями, бунтарством и неверностью. Но только задавая вопросы, мы больше узнаем о Боге и о нашей жизни. Спрашивать - значит желать узнать больше о реальности, чем я чувствую, испытываю или понимаю в данный момент. Это значит стремиться получить разъяснение или уточнение концепций, впечатлений и идей, чтобы иметь возможность противостоять им и оценивать их. Это есть вовлечение в действительность и способность быть вовлеченным. Это шанс избегать предрассудков и автоматических реакций. Это признание веры в Бога, Который поддерживает нас в нашей борьбе, в наших вопросах, научении и возрастании. (Есть ли рост без боли?) Задавать вопросы значит в некотором смысле быть скептиком, потому что мы еще чего-то не знаем. Т.С. Элиот писал: «Скептицизм не есть недоверие или разрушительная сила, или неверие по причине лености ума, но есть привычка проверки доказательства и возможность для отсроченного решения». (Но не решения, которого хочется избежать.)

Иисус сказал, мы должны быть подобны детям, чтобы принадлежать к Царству Небесному. Маленькие дети непрестанно задают вопросы, доверяя тому, что мама и папа, мир и Бог дадут хорошие ответы. «Взрослея», мы травмируем себя искушенностью и страхом и живем в невероятно маленьком мирке, думая, что мы можем в таком случае хранить его в чистоте.

Христиане и нехристиане должны быть осторожны в отношении важности и цели своих вопросов. Почему мы спрашиваем? В Новом Завете использованы два разных глагола для обозначения слова «проверять». Один глагол «dokimazo» означает «оценивать, анализировать» или «проверять, как много в чем-либо доброго». Другой глагол «pierazo» значит «пытаться выяснить, что есть плохо или неправильно». В 1 Фес. 5 Павел учит нас, как поддерживать огонь Духа и держаться пророчеств в искушениях - посредством вопросов или «испытывания всего». Он использует здесь слово «dokimazo» и затем добавляет: «хорошего держитесь. Удерживайтесь от всякого рода зла». Если мы проверяем, испытываем что-либо («dokimazo») с целью найти доброе, то свет доброго осветит злое. Если же мы ищем, чтобы найти злое и неправильное («pierazo»), это злое не укажет нам путь к доброму. Когда мы общаемся с миром и людьми в нем, нам следует задавать вопросы с намерением обнаружить, как образ и характер Бога явлены в них. И, тем самым, начав с того, что достославно, мы сможем указать на нужду и недостаток. «Афиняне! По всему вижу я, что вы как бы особенно набожны».

Обнаружение добра было намерением Христа, когда Он спрашивал и богатого юношу, и женщину, страдающую кровотечением. В случае с женщиной результат был положительным, и не был таковым в случае с молодым человеком, но и здесь и там испытание проистекало исключительно из любви. Мы должны следовать за Иисусом, испытывая друг друга, мир и самих себя, как Христос показал нам. Задавать вопросы, проверять, испытывать тяжело, больно и страшно. В конце Ветхого Завета пророк Малахия пишет об Иисусе, восседающем и очищающем серебро от примесей. Мы все в этом котле. Он осторожно поддерживает температуру кипения, но не позволяет нам перекипеть, снимая черную накипь, поднимающуюся на поверхность. Чем больше накипи удалено, тем чище становится серебро. Оно становится зеркалом, в котором Христос видит Себя отображенным в нашей жизни. Кипение не приносит удовольствия, но приносит очищение. Можем ли мы принимать кипящие вопросы других людей, позволять Богу кипятить нас и жить в доверии и надежде, что добро будет сотворено и явлено? Я верю в это и на это надеюсь.