Главная / Статьи / Церковь / Новые сведения о Каргеле
Новые сведения о Каргеле
Новые сведения о Каргеле

Результаты архивных исследований

06.01.2016
1686

Совсем недавно увидела свет книга Грегори Л. Николса «Каргель: развитие русской евангельской духовности» (СПб: Библия для всех, 2015). Впервые этот труд был издан на английском языке в 2011 году. Хочется поблагодарить автора и всех, кто приложил руку к переводу и изданию этой книги на русском языке. Евангельские верующие остро нуждаются в глубоких историко-богословских исследованиях.

Личность Ивана Вениаминовича Каргеля представляет для нас первостепенный интерес, поскольку он внес выдающийся вклад в формирование русского евангельского богословия. Немец по происхождению, он навсегда соединил свою жизнь с Россией, со служением русскому народу. Масштаб личности Каргеля таков, что к его жизни и богословскому наследию мы возвращаемся вновь и вновь. В нашей стране М.С. Каретникова бережно собрала и издала его труды, а также выступила составителем «Альманаха по истории русского баптизма» (выпуск 4), целиком посвященного Каргелю (СПб: Библия для всех, 2009).

Нужно сказать, что, несмотря на большой интерес и множество публикаций о нем в России и за рубежом, до сих пор не издана полная биография Каргеля, которая была бы непротиворечивой, очищенной от мифов и необоснованных догадок. Его жизнь по-прежнему вызывает у историков массу вопросов, а отдельные ее периоды почти неизвестны.

В предлагаемой статье делается попытка пролить свет на некоторые «белые пятна» в биографии Каргеля. Читатель познакомится с новыми сведениями, почерпнутыми из архивов.

 

Полное имя Каргеля

 

Свою книгу Г. Николс начинает словами: «Иоганн Г. Каргель (1849-1937) был одним из самых влиятельных руководителей русскоязычного евангельского мира, в котором его знали как Ивана Вениаминовича Каргеля. Он писал и учил на немецком и русском, используя оба вышеупомянутых имени в зависимости от того, с каким языком он работал» (С.17). Николс отмечает, что никому, включая потомков этой фамилии, сегодня неизвестно, что скрывает инициал «Г.» в его немецком имени.

Однако недавно на этот непростой вопрос все же был найден ответ. В Российском государственном историческом архиве (Ф. 821, оп. 133, д. 198, л. 60) содержатся сведения, что одним из проповедников Второй общины евангельских христиан г. Петрограда был мещанин этого города Иван (Иоганн) Готлиб Каргель, шестидесяти четырех лет. Таким образом, за таинственным инициалом «Г.» стоит второе имя Каргеля – Готлиб. В переводе на русский язык оно означает «любящий Бога», что как нельзя лучше отражает христианский характер Ивана Вениаминовича. 

Указанные анкетные данные относятся к 1913 году. Они содержат и адрес, по которому в то время проживал Каргель со своими дочерьми: дом № 47 по 4-й линии Васильевского острова. Следует заметить, что ни одна из его дочерей не вышла замуж. Они все были глубоко преданы Богу и привязаны к отцу, в служении которого принимали самое деятельное участие.

 

Обращение к Богу

 

В другом петербургском архиве имеется дело, из которого мы узнаем, что в 1910 году Каргель Иван Вениаминович проживал по адресу: ул. Морская, 43 (особняк Н.Ф.Ливен); «турецкий подданный; в речах своих подчеркивает, что он уже 41 год, как познал Господа, обратившись в г. Глазго» (ЦГИА СПб. Ф. 19, оп. 102, д. 35, л. 627-628). Таким образом, информация об обращении Каргеля к Богу относится к 1869 году, что точно соответствует результатам исследования, проделанного Николсом (С.40).

О месте его обращения существуют две точки зрения. Николс пишет, что это произошло на пароходе во время плавания из Севастополя в Батум (Батуми). Он ссылается на письмо Каргеля Пашкову от 12 мая 1886 года.

Согласно же указанному нами архивному источнику, Каргель лично свидетельствовал, что его обращение произошло в г. Глазго (Шотландия). Впрочем, оба источника могут быть достоверны, если обращение произошло не мгновенно, а состояло из цепи событий. Однако этот вопрос требует дальнейшего изучения.

 

Начало служения Каргеля в Санкт-Петербурге

 

Николс пишет, что Каргель переехал жить в Санкт-Петербург из Сорочина (Волынь) в 1875 году, чтобы возглавить труд в местной немецкой общине баптистов, который им и совершался до 1880 года. Этому периоду в книге посвящена целая глава, которая содержит очень интересные и совершенно неизвестные широкому читателю подробности (С.65-98).

В дополнение к книге Николса будет интересно привести еще один практически неизвестный первоисточник. Это статья «Религиозные кружки в Петербурге», которая была напечатана в газете «Русский мир» за 20 января 1878 года. В ней говорится о различных группах верующих, собирающихся для проведения богослужений в столице, и среди прочего написано, что «баптисты, приютившиеся в Малой Подъяческой, признают крещение младенцев недействительным, а потому людей всех других религий почитают за язычников и заботятся об обращении их ко Христу. Одно время они подвергались преследованию полиции, но теперь это преследование брошено. Глава и представитель их перед нашим правительством – г. Карелль. Ежегодно за Малою Охтою совершают они крещение 30-летних «пробужденных» и «испытанных», погружая их на заре в Неву. У них нет священства и нет никаких церковных форм и обрядов. Собрания их происходят в Малой Подъяческой раза три в неделю; обыкновенно господин Каррель читает главу св.писания; затем наступает пауза, и то тот, то другой из присутствующих начинает толковать прочитанное, по вдохновению и согласно личному пониманию» (газета, назвав фамилию руководителя дважды, написала ее по-разному).

Позднее о тех же собраниях рассказал Н.Н. Животов в книге «Церковный раскол Петербурга» (СПб.: 1891). Написанное им содержит расширенную версию того, что ранее сообщала упомянутая газета. Животов пишет, что с разрешения г. Карелля, он был допущен «в молельню баптистов, на Малой Подъяческой улице». Собрание было переполнено прихожанами, к которым Карелль обращался на немецком языке, причем из русских там не было ни одного человека.

Животов пишет о нем: «Главным представителем баптистов много лет состоял доктор философии берлинского университета Карелль. Я познакомился с ним в семидесятых годах и был очень поражен огромною его начитанностью, обширными знаниями и блестящими ораторскими способностями. Карелль человек средних лет, красивой, представительной наружности».

Вероятнее всего, и газета «Русский мир», и Н.Н. Животов писали о Каргеле, поскольку именно он возглавлял в то время немецкую общину баптистов в Петербурге. Однако некоторое смущение вызывает фраза о наличии докторской степени у господина Карелля. Чтобы разрешить этот вопрос, мы вместе с историком К.А.  Прохоровым из Омска в августе 2015 года сделали официальный запрос в Берлинский университет им. Гумбольдта. Проверка была осуществлена сотрудником университетского архива по следующим вариантам предложенной фамилии: Karell, Carell, Kargel… Она дала отрицательный результат: человек с такой фамилией в XIX веке в Берлинском университете докторскую степень не получал.

Исходя из полученных данных, мы считаем, что г. Карелль – это пастор Каргель, а неточное написание его имени и приписанная ему докторская степень пусть останутся на совести журналистов.

 

Турецкое подданство

 

Еще в одном петербургском архиве содержатся сведения: «Каргель Иоганн Вениаминович, германский миссионер, долгое время работавший в России, турецкий подданный, возбудивший в 1910 году ходатайство о принятии его в русское подданство. 62 лет /1910 г./. Васильевский остров, 4 линия, д. 47, кв. 26. Дочери – Елизавета 22 лет, Мария 23 лет, Елена 27 лет, Анна 28 лет» (ЦГА СПб. Ф. 9620, оп. 1, д. 9, л.62).

Сопоставление этих анкетных данных с теми, что были приведены выше, говорит о том, что Каргель сменил турецкое подданство на русское и был приписан к мещанскому сословию г. Петрограда. Очевидно, это произошло в ноябре 1911 года, когда, согласно Проханову, один из членов Второй общины евангельских христиан должен был принять присягу по случаю его перехода в русское подданство (Проханов И.С. Записка о правовом положении евангельских христиан, а также баптистов и сродных им христиан в России, СПб.: изд. ВСЕХ, 1913, с.24).

Известно, что в период «победоносцевских» гонений турецкий паспорт хорошо защищал Каргеля от преследований и облегчал ему труд благовестника. Однако после 1905 года, в условиях пожалованной царем свободы вероисповеданий, пасторское служение было легче осуществлять, будучи русским подданным.

 

Старшая дочь

 

Еще одна загадка семьи Каргеля связана с его дочерью Анной. Была ли она старшей или младшей дочерью? О том, что Анна была младшей, пишет биограф Каргеля Д.Я. Турчанинов (Альманах. Вып. 4, с.64) и ряд других источников.

Но это утверждение не выдерживает проверки. Приведенная выше цитата из архивного документа свидетельствует, что Анна была старшей дочерью. Кроме того, этот архивный факт хорошо согласуется с результатами Николса (С.93-94), который дает рождение дочерей в следующей последовательности: Наташа (1882), Елена (1883), Мария (1886) и Елизавета (1887).

Правда, Николс называет старшую дочь Наташей. Откуда это имя? Оно взято Николсом из личных писем Каргеля и его жены Анны Александровны, адресованных Пашкову. Так 14 ноября 1884 года Анна Каргель пишет:

«Дорогой наш Господь мало того, что дал мне опять для Него работать, но вместе дал и силу исполнять ее. Хвала Ему и благодарение. Он вернул мне здоровье даже с избытком прежнего и дал это по молитве маленькой Наточки. Несколько времени тому назад, когда мне было почти невыносимо тяжело, так что едва могла ходить дома, она молилась и встав с колен просто-напросто заявила, что Иисус исцелил меня и что у меня больше ничего не болит; и вот с тех пор уже третий месяц я совершенно вполне здорова. И в детях Господь дает нам радость. Обе девочки растут здоровые. Наточка любит Иисуса. Любит о Нем говорить и слушать. Она уже поет некоторые любимые песни, чаще всего «Отчизна моя в небесах»» (Архив Пашкова, 2/13/031).

Дискутируя с Николсом, можно сказать, что по уменьшительному имени не всегда можно ясно судить о настоящем имени человека. Ласкательно ребенка могут называть и другим, «домашним», именем, тем более, когда имена матери и дочери совпадают, как это было у Каргелей. Каретникова разделяет взгляд, что первенца звали Анной (Альманах. Вып. 4, с. 22). Однако вопрос, почему в семье Анну называли Натой, требует дальнейшего выяснения.

 

Преждевременная смерть жены и дочери

 

Считалось, что жена Каргеля (ее имя и девичья фамилия - Анна Александровна Семенова) рано ушла из жизни, оставив мужа с четырьмя несовершеннолетними дочерьми. Она родилась 11 октября 1852 г. в Санкт-Петербурге, получила воспитание в Екатерининском институте, имела диплом домашней учительницы (Архив Пашкова, 2/13/100). Она принадлежала к кругу петербургских евангельских верующих, где с ней и познакомился Каргель.

О времени ее смерти существовали весьма разноречивые сведения. Так Каретникова относила это событие предположительно к 1888 или 1889 году (Альманах. Вып. 4, с.25). Согласно Николсу, она умерла между 1898 и 1901 годами (С.97). Точной информацией он не располагал, а изучение переписки Каргеля и Пашкова помогло лишь несколько локализовать возможное время смерти.

Между тем издававшийся Прохановым "Братский листок" сохранил точную дату смерти Анны Александровны Каргель (Некролог//Братский листок, май 1907, с.25-26). Она умерла от дифтерии 17 мая 1907 года, не дожив несколько месяцев до 55 лет. Таким образом, жизнь ее была более продолжительной, чем считалось до сих пор в кругу историков, и все ее дочери выросли и достигли совершеннолетия при живой матери.

Значительные расхождения существуют в оценке времени смерти старшей дочери Каргеля. Согласно приблизительной датировке Каретниковой, она умерла в 19-летнем возрасте около 1900 года (Альманах. Вып. 4, с.41).

Но такое утверждение входит в противоречие с архивным документом, выписка из которого была приведена выше, согласно которому в 1910 году Анна была жива и на тот момент ей было 28 лет. Зададимся вопросом: возможно ли примирить эту архивную информацию с существующим преданием о том, что старшая дочь Анна умерла достаточно рано? Если да, то, когда и при каких обстоятельствах она ушла из жизни?

Ответ мы находим через знакомство с воспоминаниями Софьи Ливен об И.В. Каргеле (журнал «Евангельская вера», №1, март 1940 г.). Ливен пишет: «Когда, в последние годы войны и в начале революции, наступил голод в городах, а в частности, и в Петербурге, тетя моя, княгиня Вера Федоровна Гагарина, пригласила Ивана Вениаминовича и его дочерей к себе в имение, в Тульскую губернию. Вместе с ними мы переживали тяжелые дни октябрьской революции и всякие волнения тех дней. Когда, благодаря сложившимся обстоятельствам, и тут стало невозможно жить, Иван Вениаминович с двумя дочерьми последовали зову одной из общин евангельских христиан в Курской губернии. Переезжая из общины в общину, он оказался в Сумах, где скончалась в больших страданиях его старшая дочь, Анна Ивановна».

Мы видим, что Софья Ливен подтверждает, что старшую дочь звали Анной, а не Наташей. Известно, что в Сумскую область Украины семья Каргелей прибыла в августе 1921 года (Воспоминания А.С.Коплика//Архив Российского Союза ЕХБ). Согласно Софье Ливен, в это время и отошла в вечность старшая дочь Анна. Ей не было и сорока...

 

Заключение

 

Итак, благодаря новым архивным сведениям мы стали знать о Каргеле и его семье немного больше. Но успокаиваться рано. Наши представления о жизни Каргеля до сих пор содержат, с одной стороны, множество белых пятен, а с другой, немало мифов и внутренних противоречий, а, значит, необходимы дальнейшие и самые широкие исследования.

Можно не сомневаться, что архивы и крупнейшие библиотеки хранят для нас много новых открытий. Их результатом могло бы стать издание полной биографии И.В. Каргеля, которая детально и максимально достоверно осветила бы все периоды его жизненного пути. Такая книга была бы исключительно полезной, поскольку жизнь Ивана Вениаминовича была олицетворением полного посвящения Христу, примером глубокой духовности, подлинной мудрости, личной скромности и бескорыстия.

Тэги:   жизнь церкви   
Читать по теме