Главная / Статьи / Церковь / Христианская мечта
Христианская мечта
Христианская мечта

От Билли Грэма до патриарха Кирилла

22.02.2018
388

Отошедший к Господу 21 февраля 2018 года сын фермера из Северной Каролины Билли Грэм сыграл ключевую роль в становлении глобального христианства. Жизнь и служение Билли Грэма пришлось на время, когда перед проповедниками стоял сложный выбор (даже серия выборов) между коммунизмом и капитализмом, между либерализмом и консерватизмом в церквях, между национальными интересами и глобальной миссией.

Грэм был радикальным противником советской атеистической системы и последовательным фундаменталистом в смысле защиты библейских ценностей. Это касалось, прежде всего, поддержки традиционной семьи и большой роли церкви в политической жизни.

Для американцев Билли Грэм – это духовник президентов и представитель старой республиканской гвардии, его критиковали за равнодушную позицию по поводу расизма и за поддержку войны во Вьетнаме. Однако нет более значимого в России и более известного в нашей стране американского миссионера, чем Билли Грэм.

Религиозно-политический феномен Грэма состоит в том, что в период перестройки и в начале 1990-х годов он смог стать вестником «чистого христианства» в России и на территории бывшего Советского Союза. Можно сказать, что на протяжении довольно длительного периода – до середины 1990-х годов – Билли Грэм оставался уникальным и единственным масштабным проповедником Евангелия в России. (Отец Александр Мень был убит в 1990 году, отец Андрей Кураев только начинал работать референтом у патриарха Алексия II, митрополит Кирилл (Гундяев) тогда создавал Всемирный русский народный собор.)

Первый раз Билли Грэма пригласил в СССР еще патриарх Пимен (Московский патриархат поддерживал отношения с Ассоциацией Грэма еще с 1959 года, в 1982 году во время конференции по разоружению в Москве Билли Грэм проповедовал с амвона в Елоховском соборе). После распада СССР его слушали люди всех возрастов, и те, кто собирались стать православными и сами православные священнослужители. Славянские американские и европейские миссии, которые с 1960-х годов передавали Библии в СССР, Ассоциация самого Билли Грэма (его помощник Виктор Гамм) устраивали евангелизации по всей стране. Это были и речные круизы по Волге, и выступления на стадионах и в Домах культуры, где вместе проповедовали православные священники, русские и американские пасторы.

Надо сказать, что участие РПЦ в евангелизациях Грэма, которые потом стали в той же РПЦ называть «миссионерской агрессией», не было наивностью или непониманием «западной опасности». Безусловно, в то время это было желанием открыть элементарные евангельские истины миллионам советских людей. Однако и сама проповедь Билли Грэма казалась внеконфессиональной – как у истинного баптиста она призвана только к Евангелию.

Несмотря на все предрассудки, касающиеся восприятия в России протестантизма, такого рода «конкретное Евангелие» чрезвычайно близко русскому человеку. Об этом говорит успех русского протестантизма самых разных направлений (лютеране, баптисты, евангельские христиане, пресвитериане, пятидесятники, адвентисты, методисты). В противовес всем страхам – американская проповедь не обессилела и так слабое православие: с Новыми Заветами, изданными Грэмом и другими миссиями, люди пошли в православные храмы. И не вина Грэма в том, что многие не смогли остаться в приходах РПЦ или убедили себя в том, что «вера в душе».

Феномен Билли Грэма состоит также и в его открытости – будучи ярым антикоммунистом и благословляя президентов на борьбу с «империей зла», он с большим уважением относился к русскому православию, к русской культуре. Преодолевая американские предрассудки о России, он сделал нашу страну частью глобальной христианской миссии.

Сейчас в это трудно поверить, но в конце 1980-х и начале 1990-х годов русские и американские евангелисты возлагали большие надежды на совместное христианское возрождение – вместе с РПЦ. После стадионных евангелизаций большинство людей, как правило, не шло в специально приготовленные баптистские церкви. Это было время, когда сеялись семена веры – так это понимали многие пасторы. Конечно, по стилю выступлений проповедь Грэма была очень американской, но по существу наднациональной и внеконфессиональной. Именно поэтому Евангельская ассоциация Б. Грэма действует на всех континентах мира.

Для Русской православной церкви деятельность Билли Грэма стала образцом продвижения на общественной арене консервативных христианских ценностей. В США и отдельные церкви, и Ассоциация Б. Грэма, и Южная баптистская конвенция, к которой он принадлежал, очень активны в защите молитв в школах, прав верующих на рабочем месте, традиционного брака, движение «За жизнь» против абортов. Руководство РПЦ только учится христианскому лоббизму в демократическом обществе.

Наряду с Католической церковью Ассоциация Б. Грэма стала ведущим международным партнером РПЦ среди консервативных христианских церквей. В 2014 году глава Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) митрополит Иларион (Алфеев) посетил Б. Грэма в США в больнице и поздравил его с 96-летием.

В 2015 году приезд в Москву Франклина Грэма, наследника евангельской империи Билли Грэма, был также связан с расширением сотрудничества с РПЦ. Патриарх Кирилл специально отметил во время встречи с сыном Билли Грэма Франклином в Даниловском монастыре, что, в отличие от других миссионеров, Билли Грэм прислушался к призывам РПЦ вести миссию более корректно, не заниматься агрессивным прозелитизмом. Не совсем ясно, насколько Билли Грэм исполнил обещание, данное РПЦ. Однако, действительно, после шумных евангелизаций 1990-х годов фонды Грэма в основном занимались в России благотворительностью.

Самая яркая православно-протестантская инициатива — проект «Гуманитарная благотворительная помощь пострадавшим в ходе вооруженного конфликта на востоке Украины на территории Российской Федерации». В 2015 году его воплощали в жизнь ОВЦС и Ассоциация Билли Грэма в рамках программы «Samaritan’s Purse» («Сума самарянина»). По существу, это первая совместная масштабная социальная инициатива РПЦ с протестантами из США за последние 15-20 лет (в 1990-е годы благотворительная помощь поступала в Россию из США, в том числе и через РПЦ). Помощь беженцам оказывалась на территории Ростовской и Белгородской областей с апреля по август 2015 года (было потрачено около 500 тыс. долларов). Сама акция помогла как самим беженцам, так и способствовала развитию волонтерского движения в православных приходах.

На одной из встреч в Москве автору этой статьи удалось самому спросить у Франклина Грэма, что он думает о развитии православия в России, если смотреть на это через призму евангелизации. На это Франклин ответил, что после встречи с патриархом Кириллом он понял, что Русская церковь, по его мнению, прошла очень большой путь, она преодолела наследие коммунистического прошлого, сложность этого пути не надо недооценивать. И это уже немаловажно.

В конце октября 2015 года Франклин Грэм также встретился с президентом Владимиром Путиным, за что был раскритикован частью российских и украинских пасторов. Однако очевидно, что Франклин стремился отметить роль Путина как защитника «традиционных ценностей» в политике и защитника христиан на Ближнем Востоке, где Ассоциация Грэма также помогает многим проповедникам. Помимо этого, для миссионеров такого масштаба, как отец и сын Грэм, в стремительно растущей секулярной системе равнодушной к религии важен каждый верующий политик (т.е. проявляющий это качество в публичной политике). Имеет значение и то, что Франклин Грэм принимал участие в политической борьбе либералов и консерваторов во время президентской гонки в США 2016-2017 годов, конечно, на стороне также защитника традиционных ценностей Дональда Трампа (Роман Лункин. Христианская гвардия Дональда Трампа: церковные сети вокруг политики).

Наконец нужно отметить роль Билли Грэма в формировании образа общенационального проповедника, который несет ответственность за народ, общество и государство. В послевоенное время в США, как и сейчас, такого рода проповедники консолидируют нацию (такими были и Джерри Фаллуэл, Пэт Робертсон и другие). В эпоху глобализации многие религиозные лидеры искали свой путь к достижению христианской мечты – «Евангелие до всех пределов земли». Билли Грэм этот путь нашел, во многом папа Иоанн Павел II, а сейчас папа Франциск стали проповедниками для «всего мира». У русского православия на протяжении большей части ХХ века не было возможности выйти из советского гетто. Но именно американец Б. Грэм стал одним из тех, кто стал рушить стены этого гетто.

Существо проповеди Грэма, – и это важно для оценки современных российских проповедников, – было глубоко проанализировано советским философом религии академиком Львом Митрохиным. Как отмечает Митрохин, его выступления стали своего рода зеркалом страхов и надежд американцев, отражением эклектичного обывательского сознания, которому требовалось успокоение и твердая опора в религии. В проповедях Грэма можно найти заявления об угрозе апокалипсиса, неизбежности демографического взрыва, о страшных моральных проблемах общества и т. д.

Язык Грэма – это язык морали, в котором нет той социальной содержательности, которая была в воззрениях других богословов и пасторов – Раушенбуша, Нибура или Мартина Лютера Кинга. Причины всех кризисов Грэм видит только в греховности человека.

Ученый признает: «Особо оригинального в воззрениях велеречивого евангелиста нам пока что обнаружить не удалось и до разгадки «феномена Билли Грэма» еще далеко». И Митрохин разгадывает «код» проповедей Билли Грэма, воззрения которого формировались на фоне роста в США патриотических настроений и фундаменталистского протестантизма с его антиинтеллектуализмом.

Выводы, которые касаются деятельности Билли Грэма, здесь стоит привести еще и потому, что они во многом относятся и к другим существующим в современном протестантизме проповедникам намного меньшего масштаба, причем, не только в Америке, но теперь и в России.

«Народный» проповедник Билли Грэм, «человек с улицы», как его называют, «освящает мир будничных каждодневных забот и интересов добропорядочного гражданина, укрепляет его в радости по поводу дарованного ему земного «призвания», поощряет состояние прагматической набожности, смыкающей нехитрые бытовые установки с реализацией высоких евангелистских ценностей. В социальном плане такую деятельность можно охарактеризовать как нравственно-охранительную и общественно-терапевтическую. Именно в исключении из своих проповедей проблем, которые грозят досадными неприятностями, и заключается главная причина популярности и привлекательности миссионерского «сериала Грэма». Впрочем, отмечает Л.Н. Митрохин, «люди сами выбирают себе пророков, которых они и заслуживают. Для нас, людей перестроечных, эта истина едва ли нуждается в особых доказательствах».

В какой-то степени Билли Грэм стал первооткрывателем патриотической по стилю общенациональной проповеди, у него учились многие другие лидеры США и стран Латинской Америки. В России единственным проповедником общероссийского масштаба можно назвать патриарха Кирилла. Его социальная проповедь также основана на поддержке государства, чувства стабильности, единства нации. Безусловно, роль и влияние патриарха Кирилла на общественное сознание еще предстоит осмыслить, но уже сейчас очевидны основные черты этого нового для России явления.

Высказывания патриарха Кирилла могут быть часто лишены каких-либо признаков религиозности и направлены на успокоение общественного сознания. Основой выступлений главы РПЦ, их самым легко воспринимаемым популярным ядром являются, во-первых, простая этическая проповедь о необходимости хорошо работать, строить благополучную семью, хорошо относиться друг к другу и т. д., во-вторых, успокоение и умиротворение по поводу социальных проблем и экономического кризиса, успешного развития страны, политики властей, необходимости спокойного умеренного благосостояния для всех.

Два элемента проповеди Кирилла – «будьте хорошими» и «все будет хорошо» – всегда выражены интересно, талантливо, ярко и не требуют изменения фольклорного образа православия, не ломают его, а даже поддерживают, поскольку в большинстве случаев не требуют организованной воцерковленной веры и могут быть обращены к любому человеку. Слова патриарха Кирилла способны принести успокоение всем – от самых бедных, замерзающих в моногородах, до среднего класса и олигархов, страдающих от инфляции и кризисов. Это своего рода социальная терапия и психологическая релаксация для общества.

Однако есть одно существенное отличие американской и российской ситуаций – это катастрофически низкий уровень практической религиозности в России, по сравнению с США (хотя и там есть формальное посещение церквей). Именно поэтому патриарх Кирилл, продолжая дело Билли Грэма, периодически напоминает о том, что все-таки «вера без дел мертва» и до воплощения «христианской мечты» еще далеко.

 

http://www.sclj.ru

 "Мирт" в Телеграме - https://t.me/gazetaMirt​

Читать по теме