Главная / Статьи / Руководство / Фаст-фуд в образовании служителей
Фаст-фуд в образовании служителей
Фаст-фуд в образовании служителей
12.06.2015
1004

Одна из характерных особенностей начала третьего тысячелетия – это избыток информации. Пожалуй, сегодня как никогда раньше понятны слова Екклесиаста: «Не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием… Кто умножает познания, умножает скорбь» (Екк. 1:8,18).

Большой популярностью пользуются сокращенные варианты изложения прагматичных идей. Востребованы не фолианты, а статьи; не фундаментальные курсы лекций, а семинары и тренинги. Видеоролик длительностью более пяти минут заведомо теряет значительную часть аудитории. Помню микрорецензию своей знакомой на один из шедевров мирового кинематографа: «Фильм хороший, тока длинный».

Многочисленные миссии, христианские писатели и опытные пасторы непрерывно продолжают производить тонны книг, пособий и методичек для тех, кто желает изучать Священное Писание, догматические и практические вопросы. И это великолепно! Однако если в 90-е годы служители на постсоветском пространстве стояли перед дилеммой: где обучающие материалы достать, то теперь задача видоизменилась: что выбрать из существующего многообразия?

Во многих церквях использование одних и тех же программ было поставлено на поток, что позволило охватить немало новообращенных людей. Тем не менее, даже самая лучшая программа не может давать эффективные результаты бесконечно долго. Одной из основных слабых сторон данного подхода к ученичеству можно отнести неизбежное падение уровня обучения, что объясняется тем, что наставники превращаются в механические ретрансляторы довольно ограниченного набора информации.

Далеко не у каждого есть способности к преподаванию и достаточный кругозор, чтобы уберечь даже самые удачные церковные курсы от подобного угасания. Однако, многие из них критерием собственной успешности декларируют набор и обучение новых групп выпускниками. В результате мы имеем замкнутый круг в тиражировании поверхностных знаний и стойкую привычку потреблять интеллектуальный фаст-фуд, пережеванный чужими мозгами.

Но тут важнее другое: если для многих рядовых членов церкви набора предлагаемых в общине курсов может быть достаточно (в конце концов, это вопрос личного выбора), то для активных служителей, конечно, нет. На Западе данным-давно пришли к пониманию необходимости иметь качественное богословское образование для пасторов. Главная задача семинарии в данном случае сводится не к заполнению студенческих мозгов доктринальными штампами, но к формированию самостоятельного критического мышления и способности к перманентному самообразованию в условиях стремительно меняющегося мира.

Иначе служитель будет хвататься за материалы успешных руководителей мега-церквей как за палочки-выручалочки. Как правило, в таких случаях достаточно быстро приходит горькое разочарование. Почему? Дело в том, что любой здравомыслящий пастор, передающий свой опыт новому поколению лидеров, непременно будет акцентировать внимание на необходимости трансформировать принципы своего служения в их уникальный социокультурный контекст.

Возможно, самая трудная задача для каждого молодого служителя состоит в том, чтобы грамотно контекстуализировать Евангелие для своего общества, то есть сделать все возможное, чтобы вечная Божья Истина оплодотворила культуру конкретной аудитории. И в этом случае недостаточно пламенного сердца. Нужно отметить, что с данной задачей справляется далеко не каждый выпускник семинарии или христианского вуза. Но что он специально оснащается для такой духовно-интеллектуальной работы – это факт.

Виктор Кротов блестяще сформулировал аналогичную мысль: «Учения, вбирающие в себя опыт веков и эстафету озарений, необходимы человеку, даже если он не знаком ни с одним из них. Ведь способность человека к ориентированию во многом зависит от ориентирующей способности его окружения и всего человечества. Я буду тем более способен (хотя бы потенциально) осознавать происходящее со мной и направлять свою судьбу, чем более способно к этому человечество. Быть может, в виде случайно оброненной кем-то фразы придет ко мне квинтэссенция взглядов великого мыслителя. Быть может, от мысли, рожденной этой фразой, дрогнет стрелка внутреннего компаса, начнется преображение личности. Этого может и не быть. Но важно, чтобы вокруг были такие возможности».

Если церковный совет представляет собой узкий круг ограниченных людей, как они сформируют уникальное видение своей общины? Что могут слепые вожди слепых? Что можно ожидать от человека в духовном руководстве или душепопечении, если он отмахивается от азов герменевтики и богословия? Посвященность Господу становится плодотворной только в том случае, когда имеет правильный вектор для своих усилий и методично вкладывается в то, что является ее миссией.

Майкл Берер выразился следующим образом: «Нам чрезвычайно необходимы люди, которые любят Господа, любят Священное Писание и имеют академическое образование для библейских исследований… Люди, не имеющие подобной любви в сердцах, пишут всякие глупости о Библии и заставляют христианских ученых работать над их опровержением. Нам нужны люди, вклад которых будет подпитывать научную мысль выше по течению».

Итак, для лидерского состава христианских общин недопустимо ограничиваться цикличностью церковного обучения. Популярность программ и мода на них периодически будут меняться, но они не в состоянии формировать зрелых и компетентных руководителей. При этом если студент не бросается на произвол судьбы без личного наставничества и подотчетности во время получения академического образования, он имеет гораздо больше шансов стать влиятельным духовным лидером.

Апостол Павел рекомендовал молодому служителю Тимофею удаляться от поверхностных и нечестивых людей, которые умудряются всегда учиться, но в то же время оставаться невеждами в вере. Павел подытоживает следующими словами: «Но они не много успеют; ибо их безумие обнаружится перед всеми… А ты последовал мне в учении, житии…» (2 Тим. 3:9-10).

Сегодня существует немало перекосов в подготовке служителей церкви. Кто-то устремляется к звучной научной степени в ущерб глубоким познаниям. Другие пытаются подменить светским менеджментом и личной харизмой острую нехватку ключевых христианских добродетелей. Во всех этих случаях важно, чтобы главное оставалось в приоритете, но второстепенное также весьма существенно. Не нужно искусственно противопоставлять явления, которые призваны дополнять друг друга. При этом следует учиться мудро использовать все доступные ресурсы.

Гигантский бич современных церквей и людей, которые их наполняют, – вечно спешащая и постоянно опаздывающая поверхностность. Вне всяких сомнений, это одно из ярких свидетельств пагубного мирского влияния. Противопоставить этой беде можно только основательный подход к собственной жизни и служению. В отношении духовно-интеллектуальной пищи христианский лидер не имеет морального права удовлетворяться ни однодневной попсой, ни вредным фаст-фудом.