Главная / Статьи / Взгляд / Бессмысленные жертвы
Бессмысленные жертвы
Бессмысленные жертвы
25.10.2018
295

Если вы спросите меня, что такое счастье, то у меня возникнет то чувство, когда живешь полной жизнью, созидаешь и пробуешь новое, летаешь и поешь, расширяешь границы до самого горизонта... И при этом ничего не боишься, а главным образом – не боишься осуждения изнутри и снаружи.

Давайте посмотрим на путь обычного христианина в церковь. Что мы увидим? Много счастья в самом начале пути, захлестывающую радость, ощущение мира: «Все смогу, вечность моя, жизнь никогда не будет прежней!» Ты будто опьянен Богом – и твои уста развязаны, чтобы рассказывать о Нем другим.

Но проходит время, ты выпиваешь этот бокал до дна, а протрезвев – обнаруживаешь, что заповеди Христовы на самом деле куда сложнее исполнить, чем казалось в состоянии духовной эйфории. Начинаешь спотыкаться, обнаруживаешь, что хочешь часто совсем не того, что хочет от тебя Бог.

Церковь не дает какого-либо внятного ответа на вопрос, что с этим делать, кроме 10 заповедей, дополненных заповедями из Нового Завета. Ну, иногда еще следуют пространные ответы типа: “Люби Бога и людей, и ты исполнил все”. Но если твои глаза открыты, то ты прекрасно видишь, что у людей, которые, по идее, более зрелы, чем ты, с любовью все довольно туго. А если у них сложности, то что делать тебе?

И вот тут ты постепенно начинаешь понимать, как эти люди решают проблему святости. Недостаток любви легко компенсировать списком правил, который помогает тебе чувствовать себя в безопасности. Не пей, не кури, не матерись, будь на виду, не опаздывай на служение, не водись с грешниками, занимайся каким-нибудь служением, регулярно читай Библию… и т.д. Список этот варьируется от церкви к церкви, но так или иначе везде есть корпоративный стиль (внешность) и кодекс поведения (манеры), по которым церковь распознает в тебе своего или чужого.

 

Почему человек боится отступить от этих правил?

Основных причин две.

Во-первых, с первого дня нас учат, что духовная власть пастора и старейшин - от Бога. А значит, если ты не будешь делать, что говорят, ты идешь против Бога. Что может быть страшнее, чем ослушаться Его?! При этом как-то упускается из виду, что пастор может сам не ведать, что потерял Бога из виду и давно духовно мертв.

Вторая причина пугает еще больше. Как уже говорилось, соответствие кодексу – гарантия принятия в общине. Ты должен следовать правилам, иначе будешь исключен из того места, которое успело стать для тебя самым важным местом на земле! Тебя выгонят из дома, где живут твои духовные братья и сестры, а вход хотя и не закроют на замок, но покажут, что на этом ваше родство закончилось.

Чтобы этого не произошло, нам сажают на цепь злую собаку - внутреннего цензора, который будет громко лаять, как только учует запах своеволия. Твоя сторожевая собака на поводке, но всегда начеку. Шаг влево, шаг вправо от негласного списка правил - и челюсти уже лязгают рядом с твоим носом, и вот ты уже отступаешь перед страхом Черной ямы (см. «Кружной путь» К. Льюиса). Мы кормим ее своими страхами, она заслоняет собой свет солнца, но пройти мимо нее мы не решаемся.

А если ты не можешь проскочить мимо злой собаки, что нужно сделать? Правильно, нужно с ней договориться! Дать ей кусок мяса, и незаметно пройти мимо. Например: указать собаке, что вот он грешит страшнее, чем я. Собака с радостью набросится на этого бедолагу, а мы тем временем можем успокоиться и погладить себя по голове.

Что мы имеем в итоге? Цербера на цепи, который не дает жить полной жизнью. Но во имя чего мы его держим там и кормим? Во имя списка правил, написанных для самоуспокоения и самоправедности?

Если сердце еще способно критически оценивать ситуацию, то в глубине души мы понимаем, что все это не делает нас похожими на Бога, а может, и отдаляет нас от Него. И тогда мы спрашиваем себя: «Неужели вот это все и есть тот путь, та жертва, тот крест, который Господь заповедал мне нести?»

А если нет, то получается, мы обманываем себя и все эти «жертвы» и самоограничения напрасны. И тогда получается, что мы совершили сразу две ошибки. Во-первых, жизнь свою запороли в страхе, а во-вторых, Бог этого не хотел. А вот это самое страшное…

Давайте подумаем. Ведь неверующие в основной своей массе тоже не очень-то на крыльях летают и не ходят с расправленной грудью, дыша во весь рост. Но среди кого вы больше знаете людей, которые умеют и любят жить: среди верующих или среди неверов? И почему наш внутренний цензор такой сильный и агрессивный, а мечты такие слабые и недостижимые?

Да потому что мы выдохлись, принося бесполезные жертвы Богу, Который совершенно не этого хочет… (Мф. 9:13).

 

Обращение к составителям “списков”

А тем, кто навязывает правила и списки, есть над чем подумать. Вчитайтесь в этот текст:

 «Пусть никто не осуждает вас за то, что вы едите и что вы пьете, или за несоблюдение каких-то религиозных праздников, церемоний при новолунии или суббот. Все это лишь тень того, что должно было прийти, реальность же – Христос.

Не допустите, чтобы люди, обожающие самоотречение и поклоняющиеся ангелам, осуждали вас. Они увлекаются своими видениями и превозносятся, гордясь своим испорченным умом.

 Они потеряли связь с Главой, которая управляет всем телом, связанным воедино посредством суставов и связок и растущим благодаря Богу» (Кол. 2 глава (NRT)).

Кстати, смысл 18 стиха этой главы, который в Синодальном переводе звучит как «никто да не обольщает вас самовольным смиренномудрием», лучше всего передан в современном переводе РБО: «Не допускайте, чтобы вас осуждали люди, которые обожают смирение, поклоняются ангелам и распространяются о собственных видениях. Напрасно они кичатся своим умом, он у них все еще земной!»

Кто-то, посмотрев на этот стих, подумает: «Ааа, ну конечно! О чем тут думать, речь о еретике, почитающем ангелов наравне с Богом! А уж то, что он обожает самовольное смирение и хвастается своими видениями, идет паровозиком».

Но давайте посмотрим на контекст (ст. 16-17). Мне кажется, что Павел просто ставит эти вещи в один ряд, и совершенно не обязательно, чтобы все они присутствовали в человеке одновременно. Другими словами, человеку не обязательно быть явным еретиком, чтобы вводить свои церковные законы и порядки. А если он при этом облечен властью и авторитетом в поместной церкви, то это вовсе не означает, что в голове у него нет хаоса и он хорошо понял Писание.

Во времена Павла в его «списке», обязательном к исполнению, вы могли найти и новолуния, и обрезание, и субботы… В современной нам церкви «список» может включать например следующее:

• Отношение к внешнему виду прихожан (юбки, косынки, полный или частичный отказ от макияжа, парадная одежда на служении, и т.д.)

• Запрет на употребление алкоголя (сухой закон), полный отказ от всех видов табака (включая кальяны). Это правило пытаются обосновать тем, что мы – храм Духа Святого, и негоже его портить. При этом никак не регламентируется употребление сладкого и мучного, переедание и малоактивный образ жизни, которые уродуют храм Духа никак не меньше, чем кальян. Другое обоснование: «Так делают люди в мире, поэтому пить сидр – это мирское”. Тут вообще без комментариев, потому что «мирским» при желании можно назвать вообще все общечеловеческое, включая утреннюю зарядку.

• Обязательное участие членов церкви в определенных служениях поместной общины. Например, петь в хоре, читать стихи, приходить на молитвенные встречи. Не приветствуется просто приходить и уходить из церкви 1 раз в неделю. Пропускать служения без сверхуважительной причины (например, отъезд или тяжелая болезнь) – вообще не допускается.

• Обязательные элементы воскресного богослужения: публичные свидетельства, участие в молитве «из зала». Бывает, пастор призывает двух-трех членов церкви помолиться во время служения, и никто не молится, пока одна из бабушек не возьмет эту ношу на себя… А бывает, одна бабушка-молитвенница едва успевает закончить, как другая где-то на половине слова “аминь” перехватывает эстафету, демонстрируя незаурядную реакцию. Люди, привыкшие к этому, знают, что в основном в публичных молитвах участвуют одни и те же люди. Те же, кто не участвует, зачастую испытывают чувство вины за то, что они «не как все». Вообще, главное чувство, которое укореняется в христианине, познавшем «список» – это чувство вины и стыда.

• Определенный стиль молитвы. В церкви принято молиться определенными словами и интонациями, поэтому зачастую все молитвы звучат одинаково.

• Определенный стиль общения прихожан. Легко заметить, как христиане в одной церкви чаще используют одну и ту же лексику. Избегают тем, считающихся «мирскими».

Это не исчерпывающий список возможных правил, а лишь малая его часть. Я не упомянул об особых правилах общения с противоположным полом, запретах на посещение определенных «мирских» мест и общение с «мирскими» людьми (неверующие, отлученные, и т.д.).

Как уже говорилось, «списки» различаются от церкви к церкви по мере их консервативности, а также креативности руководства. В какой-то церкви вы не найдете почти ничего из того, о чем я упомянул выше, а в какой-то будут все пункты и еще столько же сверху.

Конечно, было бы странно, если бы вам выдали эти правила в виде списка, это выглядело бы просто смешно. Подразумевается, что вы должны сами их постепенно усвоить, если действительно двигаетесь по пути к личной святости.

Обоснование такое: после обращения человек должен принести «плоды покаяния». А это как раз и оценивается по тому, насколько вы усвоили правила. И наоборот, невыполнение правил делает члена церкви более «мирским», а значит – менее духовным. Когда чаша переполняется, человека ставят на замечание или выгоняют из общины.

При этом сами правила прихожанину сложно поставить под сомнение, так как они исходят от людей, которые утверждают, что имеют прямое общение с Богом («распространяются о собственных видениях»).

И каков выход?

Итак, человек, попадая в среднестатистическую евангельскую общину, в первую очередь усваивает негласный свод правил и тем самым «легитимизирует» себя в качестве верующего человека в глазах других членов общины. К сожалению, церковь учит его чему угодно, но зачастую в последнюю очередь, как быть похожим на Христа. В результате, когда приходит время серьезных испытаний и искушений, человек просто отходит от веры. Или, хуже того, его выгоняют из церкви еще раньше.

Из моего личного опыта выходом из этой ситуации может быть только здоровая христианская община, ОБЯЗАТЕЛЬНО включающая в себя компоненты, о которых пойдет речь ниже. Если эти базовые вещи будут выполнены, то необходимость жесткого регламентирования жизни верующего со стороны служителя отпадает сама собой. (Исключение: когда служитель движим не желанием послужить стаду, а стремлением к власти и контролю. Кстати, именно по этой причине правила такие живучие и такие всепроникающие по своей сути.)

 

Итак, вот что включает в себя здоровая церковь:

1.           Хорошую библейскую подготовку пасторов и старейшин церкви. Люди, которым в церкви поручено учить и наставлять людей, сами должны хорошо знать Писание, а не использовать отдельные его части в угоду собственным «спискам правил». В идеале, проповедники должны получить качественное систематическое богословское образование, а при отсутствии ресурсов для этого – аналогичное самообразование, благо возможности интернета позволяют.

2.           Проповедь в церкви не должна представлять собой бессистемное блуждание по списку известных проповеднику одних и тех же стихов, бесконечно переходящих из проповеди в проповедь. Напротив, от пастора требуется хорошая экспозиционная проповедь, а далее Писание будет говорить само за себя, ибо оно – обоюдоострый меч!

3.           Акцент в церкви должен быть сделан на подражании Христу и на раскрытии Его характера. Человек, погруженный в характер Бога через проповедь и общение святых, лучше узнает Бога.

А в такого Бога, каким Он на самом деле и является, просто невозможно не влюбиться. Заступник, Целитель, Даритель вечной жизни, строгий, но справедливый Отец… Бесконечно интересный, бесконечно прекрасный, бесконечно мудрый и добрый...

Да все мечтают знать такого Бога лично! И именно на такого Отца должны быть похожи Его дети. Вместо этого новообращенные, как правило, сталкиваются с примером каноничных евангельских верующих с натянутой улыбкой и карманной цитатой из Писания на все случаи жизни; верующих, открывающих двери в мир запретов и лицемерия, мир заученных песен, стереотипов и неврозов. Фактически, такие верующие показывают образ совершенно другого Бога – того Бога, которым Он не является. Слава Богу, что Он превозмогает и это и каким-то чудом умудряется взращивать то доброе семя, которое попало в сердца!

4.           Центральной точкой притяжения для верующего должна быть домашняя группа, как и в ранней церкви. «По домам преломляли хлеб и ели с радостью и искренностью в сердце, прославляя Бога» (Деян. 2:46). Центральной точкой домашней группы должно стать искреннее общение верующих, глубокий разбор Писания, дополненный отказом от атмосферы формальности и «правильных» ответов, участие в нуждах друг друга, молитва веры. Ну и, конечно, совместное преломление хлеба :)

5.           Смещение внимания от формальных служений (массивные хоры, молодежки и прочее) к реальному служению людям. Идеал – новозаветная церковь, где верующие имели все общее. Конечно, этот идеал недостижим в современном мире, но церковь может прилагать максимум усилий для того, чтобы помогать нуждающимся как духовно (посещения пастора, участие в группах, посещение больных), так и материально (помощь едой, одеждой, благотворительность)

Как результат, церковь сможет вырастить такого верующего, который будет уметь любить и принимать братьев, носить их бремена, пускаться за ними «в дальнюю страну», если те вдруг решат продать имение Отца и растранжирить его здесь и сейчас (Лк. 15:11-32).

Мы всегда должны помнить, откуда пришли. А пришли мы, будучи «младшими братьями» из притчи от Луки, не знающими и не ценящими своего небесного Отца, по неведению разбазаривающими свою земную жизнь.

По идее, здоровая христианская община должна со временем вырастить в каждом из нас «старшего брата», только не такого, как в притче о блудном сыне. Настоящий старший брат, похожий на своего Отца, должен показывать остальным братьям и сестрам пример искренней нелицемерной любви. Если бы каждый верующий имел такого брата или сестру, то никогда не захотел бы уйти. Я верю, что мы можем являться таковыми друг для друга.

«Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их» (Ин. 10:11-12).

Другими словами, если брат или сестра – овечка Христова – попадет в беду, то мы должны пускаться в погоню за волком и отвоевывать ее. А если надо, быть готовыми положить за нее жизнь...

 

 (Навеяно песней Jimmy Eat World)

"Мирт" в Телеграм - https://t.me/gazetaMirt​

Читать по теме