Главная / Статьи / Рецензии / Ключ от всех дверей?

Многим из нас с детства памятна история о деревянном человечке по прозвищу Буратино. В сказке «Золотой ключик или приключения Буратино» А.Н. Толстой отразил мечту многих детей: найти ту единственную дверь, за которой скрывается волшебный мир, и тот заветный «ключик», которым и можно открыть эту самую дверь. Но и став взрослыми, мы нередко продолжаем, как в детстве, верить, что есть где-то та заветная дверь, открывающая нам вход в мир, о котором мы мечтаем. Поиск того единственно верного, универсального способа в достижении цели, которая преследует наше воображение, занимает наши мысли, и мы ищем, ищем, ищем… Правда, иногда не там, где потеряли, а там, где светло.

Так бывает и с методами познания слова Священного Писания: то здесь, то там в разные исторические времена вдруг слышалось: «Эврика!» Но на поверку оказывалось, что просто Господь позволял тем или иным любознательным исследователям Его слова приоткрывать некоторые «двери» в отдельные «квартиры» этого большого и удивительного мира Библии.

Вот и сегодня то в одном уголке христианского мира, то в другом мы слышим это «Эврика!», только уже не по-гречески, как вскричал когда-то Архимед, а по-нашему: «Нашли!» Нашли, наконец-то, универсальный для всего Писания метод его изучения и толкования, и называется этот метод индуктивным. Но как в большом доме у каждой квартиры есть свои ключи, так и у текстов Священного Писания не может быть одного универсального ключа – метода в данном случае.

Не так уж давно в мои руки попала одна из такого рода книг, в которой делаются попытки описать такие «золотые ключи», которыми можно открыть любую «заветную дверь», ведующую (наконец-то!) к пониманию всего Священного Писания. Название книги привычно для христианского глаза – «Как изучать Библию». И в этой книге Кей Артур, ее автор, предлагает читателю универсальный ключ к пониманию всей Библии – индуктивный метод. Примечательны слова на обложке: «Неоспоримые преимущества индуктивного метода». Раз «неоспоримые», так кто же тут будет спорить? Что это? Маркетинговый ход или претензия автора на исключительность?

Как заявляют сторонники индуктивного метода, данный метод предназначен, в первую очередь и главным образом, для работы с текстом Библии. В частности, Кей Артур на первых страницах своей книги пишет о том, что «индуктивное изучение не говорит вам, что именно означает тот или иной текст Библии или во что вам следует верить. Вместо этого оно дает вам метод изучения Слова Божьего, который вы можете применять к любому тексту (подчеркнуто нами – А.С.) Священного Писания в любое время до конца своей земной жизни». Обратим внимание на то, на что обращает внимание и Кей Артур, что индуктивный метод можно применять к любому (!) тексту Священного Писания. Вероятно, с этим спорить не очень конструктивно: «можно» – оно и есть «можно». Известно, что и брюки можно надевать через голову. Только результат убеждает нас в том, что «можно» не всегда равноценно «нужно», «полезно», эффективно» и т.п.

Например, среди текстов Священного Писания мы обнаруживаем не только повествования различного характера (историческая хроника, сюжетный рассказ и т.п.), но и тексты поэтические (Иов, Псалмы, Притчи, Екклесиаст и др.). Как можно «в одну упряжку» индуктивного метода «впрячь коня» (повествовательные тексты) и «трепетную лань» (поэтические тексты или апокалиптические с их удивительными образами-символами)? Унификация методов изучения текстов Писания без осознания не только их жанровой, но и целевой специфики может приводить (и приводит!) к большой путанице, особенно при толковании. Наши наблюдения показывают, что нередко проблемы понимания многих отдельных текстов (отрывков) Писания связаны как раз с непониманием качественных различий библейских жанров.

Тот подход, который, где явно, где неявно, рекомендуется авторами пособий по индуктивному методу, напоминает нам давнюю нашу школьную практику написания сочинений по литературе. Когда-то пришлось писать сочинение по пьесе А.Н. Островского «Гроза». Для того чтобы получить отличную оценку, надо было не пьесу прочитать, а статью Н.А. Добролюбова «Луч света в темном царстве». Мало кого интересовало твое отношение к Екатерине или Кабанихе, главное, чтобы ты в рамках официальной трактовки пьесы высказывался. Слава Богу за мою добрую учительницу по литературе Т.А. Прохорову, которая постоянно твердила нам о том, что самое лучшее – не вторичные источники читать, а первоисточники. Такому совету я стараюсь следовать и по сей день.

В общеупотребительном смысле метод есть «способ достижения определенной цели, совокупность приемов или операций практического или теоретического освоения действительности». Аналогичным образом определяется метод и в Большом толковом словаре современного русского языка Д.Н. Ушакова: «Метод – это путь, способ, прием теоретического исследования или практического осуществления чего-нибудь». Подобные определения метода мы можем встретить в педагогической и иной литературе.

И общим для всех определений является то, что метод есть способ достижения конкретной цели (задач) познания или исследования, преобразования и т.п. чего-либо. И это чрезвычайно важно: разные задачи решаются с помощью разных методов. Примечательно, что авторы цитируемой статьи о методах в Философском энциклопедическом словаре категорически утверждают, что «попытки найти единый метод, который был бы применим всюду…, показали, что «универсального метода» не существует и, более того, каждый предмет (в нашем случае это текст Писания. – А. С.) и каждая проблема требуют собственного метода».

Примечательно, что многие методы существуют в диалектическом единстве, органично дополняя друг друга. Например, анализ – синтез, конкретизация – абстрагирование и т.п. Это похоже на то, как медаль всегда о двух сторонах. Не исключением являются и индукция с дедукцией. Именно эти методы являются наиболее распространенными в общелогических методах.

Сайт «Словари и энциклопедии на Академике» дает нам общее представление об индукции и дедукции. Индукция (лат. inductio — наведение) – «процесс логического вывода на основе перехода от частного положения к общему…» Понятие индукции определяется как восхождение от частного к общему. Иными словами, это метод исследования, познания, связанный с обобщением результатов наблюдений.

По мнению к.ф.н. О.С. Тягнибединой, «особенностью индукции является ее вероятностный характер, т.е. при истинности исходных посылок заключение индукции только вероятно истинно (подчеркнуто нами. – А.С.) и в конечном результате может оказаться как истинным, так и ложным. Таким образом, индукция не гарантирует достижение истины, а лишь «наводит» на нее, т.е. помогает искать истину».

Дедукция (лат. deductio — выведение), – в отличие от индукции, – «метод мышления, при котором частное положение логическим путем выводится из общего...»        

Сравнение сущности двух методов (индукции и дедукции) позволяет утверждать не о преимуществах того или иного метода, а о том, что они являются взаимодополняющими способами познания в приближении к истине. Только в одном случае преобладающим может быть индуктивный метод, потому что этого требуют вытекающие из текста Писания задачи. А в другом приоритетным будет дедуктивный метод – по той же причине: потому что того будут требовать вытекающие из текста Писания задачи.

В заключительной части своей статьи О.С. Тягнибекова делает вполне обоснованный вывод: «Следует особо подчеркнуть, что попытки отрыва дедукции и индукции друг от друга неосновательны. На самом деле даже определения этих методов познания свидетельствуют об их взаимосвязи. Очевидно, что дедукция использует в качестве посылок различного рода общие суждения, которые невозможно получить посредством дедукции. А если бы не было общих знаний, полученных с помощью индукции, то были бы невозможны дедуктивные рассуждения. В свою очередь дедуктивное знание о единичном и частном создает основу для дальнейшего индуктивного исследования отдельных предметов и получения новых обобщений. Таким образом, в процессе научного познания индукция и дедукция тесно взаимосвязаны, дополняют и обогащают друг друга».

Исходя из сущности метода (как способа достижения цели, способа решения задачи), мы можем говорить о том, что метод не может быть самодостаточным, как говорят, по определению. Текст – один, а особенности людей (возраст, знание Библии, образование, личные интересы и склонности, характер и темперамент и многое другое) – разные. И это будет побуждать в каждом конкретном случае методы изучения приспосабливать не только к тексту, сколько к конкретным людям, ибо «не человек для субботы, а суббота для человека».

В любом случае выбор методов будет определяться совокупностью многих факторов. Среди них: специфика содержания конкретного текста и вытекающие из этого текста задачи, уровень подготовленности изучающих Писание людей к восприятию данного текста, их способность изучать данный текст именно этим методом (методом нужно владеть), роль данного метода в развитии познавательной деятельности изучающих Писание, наличие достаточного времени (разные методы требуют разных временных затрат), конкретные условия занятия и оснащение этого занятия и т.д.

При таком обилии факторов (как причинных обстоятельств) вряд ли можно утверждать, что какой-то один метод может быть универсален для решения любых задач в изучении Писания. Но ведь именно об этом говорят авторы пособий по индуктивному методу, считая его употребление необходимым и достаточным для изучения любого текста Библии. Данный метод, безусловно, интересен и эффективен тогда, когда у изучающих Писание впервые нужно сформировать первоначальные навыки работы с текстом, привести их в систему, понятную даже для не очень посвященного в Писание. Все это позволяет создавать определенную «ситуацию успеха» в изучении, что не может не окрылять и поддерживать интерес к Библии.

Для нашей эпохи характерно неуклонное скатывание людей к состоянию полуобразованности. Полуобразованность – это не отсутствие образования или его «уполовиненность». Полуобразованность – это характеристика не количества, а качества образования, для которого характерны два признака.

Во-первых, незнание или безразличие (что еще хуже) к тому, откуда «выросло» то или иное знание. Во-вторых, нежелание задуматься о том, куда может привести то или иное знание в будущем.

Первое для нас еще не так опасно – что может принести нам прошлое, которое уже ушло? Разве что перестанем понимать самих себя. А вот второе (куда может нас завести то или иное знание) – куда страшнее. Потому будем избавляться от подросткового синдрома, когда результаты нужны здесь и сейчас. Не будем обольщаться «эвриканскими» находками увлеченных и, скорее всего, вполне искренних в своих устремлениях наших братьев и сестер, обнаруживших там или здесь «наконец-то» найденный метод, годный для всех, всего и на все времена.

Пропагандируя индуктивный метод, следовало бы помнить о том, что Творец не только не свел наше мышление лишь к наглядно-образному, конкретному, но и дал все богатство восприятия мира и инструмента его познания – мышления. Используя лишь индуктивный метод, мы рискуем значительно обеднить в человеке то, что Господь дал ему, создавая по образу и подобию Своему.

Как мы уже заметили выше, Библия представляет собой сборник книг многожанрового характера. В этом случае полезно сочетание разных методик в исследовании текстов Священного Писания, а где-то и их комбинация. В силу разных обстоятельств и уровня образования человек отдает предпочтение одному или другому методу, и это связано с его выбором, который нередко идет от увлеченности либо самим методом, либо людьми, его пропагандирующими. Делая выбор в пользу того или иного метода исследования Писания, нам необходимо помнить, что нет универсального пути.

К сожалению, акцент на одном методе изучения Писания приводит к субъективизму с претензией на объективное понимание Библии. Понимание исключительности и «неоспоримости» этого метода может привести и приводит к гордости и самомнению некоторых членов христианских общин. При этом любая критика выбранного пути воспринимается ими чрезвычайно болезненно. В конечном итоге это может привести к обособлению и закрытости как отдельно взятых христиан, так и целых общин.

Следует помнить, кто хочет единства нашей Церкви, а кто – размежевания и раскола. Только открытый и честный диалог способен остановить пагубные процессы внутри нашего братства. В этой дискуссии при взаимной любви и уважении мы будем способны достичь той цели, о которой молился наш Спаситель – единство Его учеников.

Читать по теме
Эмоции
20.11.2017
66