Главная / Статьи / Бог / Не просто Царь
Не просто Царь
Не просто Царь
03.11.2020
165

В книгах Священного Писания можно найти разные формы обращения к Богу. Его называют Господином, Царем, Создателем. Совершенно уместны и такие слова как Творец, Вседержитель, Судья.

Но есть в Библии и еще одна форма обращения – Его называют Отцом. Об этом уровне наших взаимоотношений с Ним пишет, например, апостол Павел в 4-й главе Послания к Галатам. Он объясняет своим читателям, что они уже не просто рабы, но наследники и дети, так как посредством Иисуса все были усыновлены Отцом. Примерно об этом же он пишет и верующим в Риме (Рим. 8:17).

Это совершенно иной уровень взаимоотношений. Бог по-прежнему остается Царем, Творцом и Господином, но при этом мы оказываемся не просто Его подчиненными или гражданами Его царства, но и детьми. Как бы сказали юристы – наследниками первой очереди. Такой чести не удостоено ни одно творение, даже ангелы.

Богослов Уэйн Грудем выделяет три элемента нашей духовной жизни. Во-первых, это рождение свыше. Оно затрагивает нашу внутреннюю духовную жизнь. Рождение свыше заставляет нас начать смотреть на многие вещи совершенно иначе, переосмысливать очень многое в своей системе ценностей.

Во-вторых, он говорит об оправдании. Оправдание – это, скорее, юридический термин. Он характеризует наше положение по отношении к закону. И, наконец, в-третьих, – усыновление. Это то, что определяет не столько нашу внутреннюю жизнь или какие-то аспекты нашего спасения, сколько наш уровень отношений с Богом.

Можно сказать, что в определенном смысле христианство внесло существенное изменение именно в осознание уровня взаимоотношений человека с Богом. Мы можем обращаться к Нему не только, как к Господину и Царю, но и как к нашему Отцу. Страх нарушить закон (вполне оправданный), трепетное отношение к Создателю и Законодателю – все это было очень понятно верующим в Единого Бога и в дохристианские времена. Язычники того времени также хорошо понимали, что такое богобоязненность – вокруг них было множество богов, часть из которых были довольно гневливые и для их умилостивления надо было предпринимать серьезные усилия.

Цена нашего усыновления очень велика. Ее даже трудно себе представить. Бог отдает в наши руки Своего Сына, чтобы мы смогли стать Его детьми. Не просто рабами, не просто спасенными творениями и даже не просто любимыми гражданами Его Царства, но именно детьми.

Павел пишет:

«Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии. Потому что вы не приняли духа рабства, [чтобы] опять [жить] в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: "Авва, Отче!" Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы - дети Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться» (Рим.8:14-17).

Здесь Павел использует двойное обращение (Авва, Отче). Оно используется в Библии неоднократно, например, Иисус так обращается к Отцу в Гефсимании (Мк. 14:36). Здесь наряду с греческим, использовано и древнеарамейское «Авва». Это близкая и очень доверительная форма обращения, что-то похожее на «папа» в русском языке. Как говорят лингвисты, на неродном языке иногда бывает очень трудно передать все эмоции. В таких случаях удобней использовать тот язык, который считаешь родным. Кстати, такой переход использует и евангелист Марк, описывая трогательную историю в доме начальника синагоги – там он тоже переходит с греческого на домашний арамейский: «Талифа куми», что можно перевести, как «девочка, вставай» (Мк. 5:41).

В мире есть немало людей, не имеющие страха Божьего. Те, кто ни во что Его не ставит и даже насмехается над Творцом. Но есть и те, кого можно назвать запуганными Богом. Те, кто верит в Него и поклоняется Ему, но видит в нем лишь Всемогущего Творца, Справедливого Судью, Всесильного Вседержителя, которому покоряется вся вселенная. Иногда он воспринимается как Совершенный Создатель, который создал нас, но которого мы своим непослушанием так разозлили и разочаровали, что Он с огромным трудом терпит нас. Он внимательно следит за Своим непутевым творением, чтобы в случае чего обрушить на нас Свое справедливое наказание. Нередко мы начинаем представлять Его таким страшным, что нам становится не по себе и так хочется укрыться куда-нибудь подальше.

У Александра Грина есть небольшой рассказ «Гнев отца». Там рассказывается о мальчике Томе, который растет в доме своих дядя и тети. Как и все дети, он периодически шалит и вот однажды тетя, застав его за какой-то очередной проделкой, говорит ему, что, когда приедет отец, она все ему расскажет и тогда гнев отца обрушится на него со всей своей мощью. С этого момента Том с ужасом ожидает приезда отца и гнева, который будет его сопровождать. Масла в огонь подливает еще и один родственник-шутник, которые на искренний вопрос мальчика: «Что же такое гнев отца?», ответил, что это ужасное косоглазое чудовище с четырьмя руками и ногами, от которого невозможно ни убежать, ни укрыться. Чем закончилась история – лучше прочитать у Грина, отмечу лишь, что встреча с отцом оказалась совсем не такой страшной, каким ее рисовало воображение Тома.

Помню, в далеком детстве я пошел купаться на озеро. Бросив свои сандалеты на берегу, я зашел в воду, немного поплавал и потом встретил своих друзей. Они позвали меня пойти поиграть в какую-то игру, и я с удовольствием побежал вместе с ними на другой пляж босиком. Через какое-то время моя мама забеспокоилась, что меня долго нет и пришла на пляж, где меня не обнаружила, но зато обнаружила мою обувь. Представляю, что ей довелось тогда пережить.

Через какое-то время мы с друзьями побрели назад. Еще издалека я заметил, что на берегу какая-то суета. Люди что-то громко обсуждают. Кто-то из моих друзей даже разобрал, что речь вроде бы идет о том, что скоро должны подъехать спасатели. И тут я увидел среди прочих свою маму… Тут до меня, наконец, дошло, что наверное вся суета из-за меня. Попадать под горячую руку мне не хотелось, и я предложил быстренько пойти назад, пока нас не заметили. Хорошо, что среди ребят был кто-то постарше и поумнее, он убедил меня, что, если убежать, то будет еще хуже. Пока я шел к пляжу, я прокручивал в голове разные жуткие формы наказания, которые на меня обрушаться. Для меня тогда все закончилась хорошо. Когда мама увидела меня ее радость была так велика, что все остальное как-то ушло на второй план.

В Евангелии есть история, которую мы чаще всего называем притчей о блудном сыне. Конечно, там больше всего говорится именно о младшем сыне, но все-таки, скорее, это история об Отце. Что один, что второй сын там, конечно, тоже присутствуют и надо сказать оба выглядят довольно неприглядно. В Отце же мы видим истинную любовь. Он очень любит детей, но не хочет навязывать свою любовь и свое общество. Он дает младшему возможность воспользоваться своим правом на получение части наследства. Дает не потому, что ему безразлично его судьба и не потому, что считает, что тот правильно распорядится доставшимся ему богатством. Просто он очень любит сына, очень уважает его, очень верит и очень надеется. Он ждет и дожидается. Точнее, даже не может дождаться. Увидев издалека возвращающегося сына, он и сам бежит к нему навстречу. Это история о нашем Отце.

Нам трудно понять, почему мы усыновлены? Почему Он избрал нас? Семья, ожидающая ребенка, уже заранее любит его. Конечно, бывают разные исключения, но я в данном случае их не рассматриваю. Когда рождаются сын или дочь, нам, родителям, они видятся самыми красивыми, самыми смышлеными. Конечно, мы необъективны, но можно ли быть объективным к тому, которого полюбил еще до того, как он родился?

Когда речь идет об усыновлении, то все несколько сложнее. Перед будущими родителями встает немало вопросов: кто это будет – мальчик или девочка, потом надо определиться с возрастом, потом самое сложное – надо выбрать кого-то одного. Кстати, эти вопросы часто буквально заводят в тупик. Как свидетельствуют психологи, работающие в этой сфере, если человек (или пара) не сделали выбор, познакомившись с двумя-тремя кандидатами на усыновление, то обычно, выбор так и не будет сделан вовсе.

Один не подходит тем, что внешне совсем не похож ни на одного из будущих родителей, другой – слишком уж криклив, третий – не совсем здоров, четвертый, по свидетельству органов опеки, – очень уж неуравновешен и так далее. Поиски безупречного белокурого младенца с идеальными чертами лица, безупречным телосложением, богатырским здоровьем и замечательной наследственностью затягиваются и продолжаются до бесконечности. Честно глядя на себя, надо признать, что шансов быть усыновленными у нас не было бы совсем. Будь, например, я на месте выбирающего, себя бы я уж не выбрал бы совершенно точно. Но Он нас выбрал. Не просто выбрал для каких-то своих важных, полезных дел и великих поручений. Он сделал нас Своими детьми!

Бывают случаи, когда дети стесняются своих родителей. Этот сюжет затрагивают во многих художественных произведениях. В какой-то момент дети начинают немного стесняться своего отца. Он не так одевается, не так говорит. Вообще выглядит каким-то нелепым и старомодным. Иногда от стариков и вовсе отворачиваются.

Кстати, обратное происходит крайне редко. Что бы ни вытворяли дети, как правило, родители продолжают воспринимать их, как своих родных. По крайней мере, одно можно сказать точно – Тот, кто нас усыновил, никогда не бросит нас. Никогда не разлюбит нас. И даже, если мы забредем далеко-далеко, а потом вдруг вспомним о Нем и в страхе побредем к Нему, Он уже издалека заметит нас и понесется к нам со всех ног.

Телеграм канал газеты "Мирт": https://t.me/gazetaMirt
Поддержать газету: https://gazeta.mirt.ru/podderzhka

Еще читать