Главная / Статьи / Общество / Необходимость в теологическом осмыслении фашизма
Необходимость в теологическом осмыслении фашизма
Необходимость в теологическом осмыслении фашизма
18.06.2022
251

Современная аналитика фашизма сосредоточена большей частью на том, что в нем публично, очевидно, зафиксировано эмпирически. На этих исследовательских просторах действительно много работы для исторических, экономических, политических, социологических, антропологических, психологических и прочих научных дисциплин. Что же касается трансцендентной подоплеки разгула фашистского безумия, его планетарной экспансии в ХХ-XXI вв., то она чаще всего остается за пределами должного внимания исследователей.

Между тем, именно там, внутри трансцендентной реальности кроются первичные причины существования всех положительных и отрицательных форм сущего и должного, всех проявлений добра и зла. Именно там, а не в экономике или социологии следует искать истоки фашизации человеческих душ, корни всех проявлений фашистскости в мышлении и поведении людей. Секулярные социогуманитарные науки, как бы глубоко они ни внедрялись в суть проблем фашизма, имеют дело не с первопричинами, а уже исключительно со следствиями, с вторичными, а не первичными реалиями.

Когда Достоевский задумал роман о первом поколении русских фашистов, он назвал его «Бесы». И в этом названии не было ни малейшей доли метафоричности. Писатель-мыслитель с самого начала, то есть уже с заглавия и двух эпиграфов о бесах (пушкинского и евангельского), направлял мысль читателя в мир первопричин самого грозного геополитического зла, выползающего на историческую арену поздней модерности и грозящего зажечь мир с четырех сторон, залить его кровью и превратить в бесовский хаос. И мы сегодня, вслед за Библией, Пушкиным и Достоевским, вынуждены согласиться с тем, что именно бесы (демоны), вселяющиеся в людей, отвергших Бога, превращающие богоборцев в подобия взбесившихся свиней, несущихся к пропасти, – вот исходная, фундаментальная отрицательная первопричина фашизации мира.

 Тот же Достоевский утверждал, что сердца человеческие – это поле битвы, где дьявол с Богом борется. Однако далеко не во всех людях совершается подобная борьба. Есть огромное множество тех, для кого Бог «умер». Они изгнали Его из своих сердец, заявив, что Он для них «мертв».

Разумеется, они солгали, объявив о Его смерти. Но Бог, будучи джентльменом, не склонным насильно вторгаться в жилища душ богоотрицателей, оставляет их пустыми, лишает их Своей защиты. И в этих пустых душах остаются хозяйствовать дьявол и его бесы. Пространства душ и умов заполняются разнообразными развратительными идеями, которые приносят с собой новые бесы.

Эти духи зла, разрушения и смерти приводят души и умы в состояния ожесточения, озверения или оскотинивания, делают неминуемой гибель своих жертв. Неизбежно наступает роковой момент, описанный в Евангелии от Луки и взятый Достоевским в качестве эпиграфа к роману «Бесы»: «Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и бесы просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им. Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло» (Лк. 8,32-33).

Господь Иисус способен освобождать, очищать от тирании бесовских, развратительных идей души тех людей, которым дано уверовать в Него даже в самых неблагоприятных и экстремальных обстоятельствах и впоследствии прославлять Бога, проповедовать о содеянном Им чуде. Но тех, кому не дано очиститься и уверовать, кто бесповоротно погряз в скверне развратительных мыслей и не желает слышать об очищении, Он лишает Своей милости. Им уготованы духовная пропасть, бесславная смерть и вечный мрак.

Между рассказом евангелиста Луки и романом о генезисе русского фашизма пролегает смысловой «мост». Более того, эти два родственных нарратива соединены очевидной связью с современным фашизмом. Данная связь подобна отношению между ключом и дверью.

Можно создавать много глубокомысленных теоретических конструкций о природе фашизма, но если при этом упорно игнорировать трансцендентный причинный уровень, то все аналитические изыски повисают в воздухе, оставляя чувство недосказанности, недопонятости самого главного. Поэтому лучшее, что можно сделать в данной ситуации, – это вывести всю здравую аналитику фашизма из состояния секулярной подвешенности, безосновности и подвести под нее фундаментальную методологическую платформу трансцендентного характера. Первостепенное внимание к вопросам сверхфизической первосущности глобального фашизма, интерес к проблеме включения в причинно-следственную связь еще одного, самого существенного, первичного звена – не каприз блуждающей мысли, а настоятельная потребность тех умов, для которых Бог не умер и кому не интересна гибельная умственная трясина постмодерности, любовно обихаживаемая тайными и явными апологетами зла.

 

 Автор: Владислав Аркадьевич Бачинин, профессор, доктор социологических наук

Телеграм-канал Мирт - https://t.me/gazetaMirt

 

Еще читать