Главная / Статьи / Писания / Для кого «великая радость» и кому «на земле мир»?
Для кого «великая радость» и кому «на земле мир»?
Для кого «великая радость» и кому «на земле мир»?
18.01.2021
266

Благовещение пастухам, записанное во второй главе Евангелия от Луки, является одним из ярких эпизодов в истории о рождении Иисуса Христа. Это событие нередко изображали в живописи известные художники, а песнь, которую пели ангелы, стала частью известной доксологии «Глория» в западной христианской традиции и "Великого славословия" в византийском обряде восточной церкви.

«Не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям»; «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» — слова, которые звучат каждый год на Рождество, кажутся нам привычными и достаточно понятными.

Тем не менее, короткий отрывок Лк. 2:8-14 не лишен трудностей текстологического и богословского характера, что выражается в некоторых отличиях в переводах и истолкованиях. Здесь мы кратко рассмотрим два места, в которых представлены такие проблемы.

Первое место, представляющее интерес в рамках данной статьи, — это Лк. 2:10. В Русском синодальном переводе мы читаем о великой радости, «которая будет всем людям». Здесь прослеживается влияние церковнославянской Библии: «Благовествую вам радость велию, яже будет всем людем». Исходя из этих переводов, можно понять, что радость о рождении Спасителя предназначена всем людям этого мира, всему человечеству.

В то же время в современных переводах Библии на русский язык мы находим «великую радость всему народу» (Новый русский перевод), «великую радость для всего народа» (Современный русский перевод РБО).

Дело в том, что выражение panti tō laō в оригинальном греческом тексте правильнее передать как «всему народу», а не вообще «всем людям». В библейском греческом слово laos преимущественно используется для обозначения собственно израильского народа, в отличие от ethnē — других народов, неевреев, язычников. Таким образом, учитывая изначальный контекст, следует понимать, что великая радость была предназначена прежде всего израильскому народу, частью которого были и пастухи на Вифлеемских полях.

Новая Женевская учебная Библия поясняет: «Принесенная ангелом весть со временем должна была достичь всех людей земли, но в первый момент она была обращена к издревле избранному Богом народу». «Всему народу, т. е. Израильскому…, а через него уже и всему человечеству, всем людям», — пишет епископ Михаил (Лузин).

Действительно, весть о рождении Христа стала отнюдь не радостью для некоторых из Его современников, в частности для царя Ирода, который решил немедленно погубить Младенца. Крупный византийский писатель и богослов Феофилакт Болгарский в одном из своих трудов выразил такую мысль: «Ангел благовестил великую радость, которая… будет для всех людей; собственно, для людей Божиих». Очень похоже звучит один из современных переводов на русский язык: «Ибо я возвещаю вам великую радость, которая дается всему народу Божьему» (пер. С. С. Аверинцева). Итак, великая радость в более широком смысле предназначена для всего Божьего народа — для тех, кто уверует в Иисуса Христа и примет Его как Спасителя.

Вторая и более сложная проблема содержится в Лк. 2:14. В славянской православной традиции уже больше тысячи лет данный текст читают следующим образом: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение». Почти идентично он передан в Русском синодальном переводе: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» Последние 150 лет так читают не только православные, но и многие поколения евангельских христиан.

Среди западноевропейских переводов подобный вариант содержится в английской Библии короля Иакова (goodwill toward men) и немецкой Библии Лютера (und den Menschen ein Wohlgefallen). Эти переводы выполнены на основе так называемого «общепринятого текста» (Textus Receptus), который, в свою очередь, восходит к Византийскому типу текста. Последний засвидетельствован во многих древних рукописях и считается традиционным.

При данном прочтении Лк. 2:14 наблюдается гармоничная структура из трех частей:

а) слава в вышних Богу;
б) на земле мир;
в) в человеках благоволение.

А. П. Лопухин справедливо отмечает: «В таком случае получается три отдельных положения, совершенно равных по размеру (новое „трисвятое“, по выражению Эдершейма, с. 240)». Примечательно то, что данное прочтение было осмыслено и принято значительной частью христианской Церкви с древних времен и уже прошло определенный путь развития.

Однако существует другое прочтение, содержащееся в латинской Вульгате и во многих современных переводах, включая русские. Так, в Новом русском переводе мы читаем: «Слава Богу в вышине небес! А на земле мир людям, к которым Он благоволит!», а в переводе РБО — «Слава Богу в вышних небесах! Мир на земле людям, которых Он полюбил!» По сравнению с предыдущим вариантом прочтения здесь налицо отличие во второй половине стиха: на земле не просто наступает мир, а этот мир даруется людям Божьего благоволения. Кроме того, в этой версии отсутствует трехчастное деление — вместо него наблюдается параллелизм из двух строк, причем вторая строка намного длиннее первой:

А1   слава в вышних Богу
А2   и на земле мир в людях благоволения
(досл. пер. автора)

В чем причина возникновения разных переводов в таком важном с богословской точки зрения месте Писания? Причина текстологическая и касается всего одной буквы в греческом тексте: в рукописях византийского типа последнее слово стиха стоит в именительном падеже — eudokia «благоволение», а в рукописях александрийской и западной групп оно написано с добавлением конечной буквы s (ς — сигма), образуя родительный падеж eudokias «благоволения». Второй вариант засвидетельствован в трех авторитетных кодексах и в ряде древних переводов.

Кроме того, современные ученые-текстологи, стремящиеся реконструировать изначальный вид библейского текста, полагают, что конечная буква s была, скорее всего, опущена, чем добавлена переписчиком из-за невнимательности. Таким образом, по их мнению, в более ранних манускриптах было написано «благоволения», но из-за ошибки переписчика стало «благоволение».

Еще одним аргументом в пользу второго прочтения является семитическая конструкция «люди (Божьего) благоволения», многократно встречающаяся в кумранских гимнах. На это указывают некоторые крупные исследователи библейского текста, например, Брюс Мецгер.

Но ограничивается ли вопрос только текстологией? Как отмечает библеист А. Десницкий, у данного вопроса «есть и экзегетическая, даже можно сказать, богословская сторона. Из прочтения „люди благой воли“ довольно легко выводится учение о предопределении ко спасению, весьма существенное для кальвинизма…: Рождество Христово дарует мир не всем людям, а лишь тем, кому благоволит Господь».

Проблема, конечно, может показаться надуманной, поскольку как великая радость о рождении Спасителя предназначена не всем людям подряд, а лишь Божьему народу, так и мир на земле, можно предположить, даруется не всем, а только тем, к кому благоволит Бог. Ведь Сам Господь дважды говорит через пророка Исаию: «Нет мира нечестивым» (Ис. 48:22; 57:21).

Впрочем, то был Ветхий Завет, а в Новом Завете Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2:4). Апостол Петр в беседе с Корнилием заявил, что Бог «послал сынам Израилевым слово, благовествуя мир чрез Иисуса Христа» (Деян. 10:36). Таким образом, слово о мире было послано всем израильтянам, однако, как мы знаем, далеко не все из них его приняли.

Проблема действительно может быть сведена к вопросу о принятии людьми Благой вести о мире. Для приверженцев кальвинистских идей относительно спасения здесь все довольно очевидно (Благую весть примут люди, предопределенные Богом ко спасению, а предназначенные к погибели отвергнут ее), поэтому перевод «на земле мир людям, к которым Он благоволит» им вполне понятен и приемлем. Но те, кто верит в то, что Иисус Христос предал Себя «для искупления всех» (1 Тим. 2:6), могут увидеть в таком переводе некоторое ограничение, словно спасение касается не всех людей, а только некоторой избранной группы.

Библейский текст представляет немало трудностей для исследователей, авторов комментариев и переводчиков. Кроме очевидных проблем текстологического и лингвистического характера, существуют также различия в традициях истолкования. Рассмотренный нами отрывок Писания считается довольно сложным, так как затрагивает, помимо всего прочего, богословскую сторону. Но, к счастью, подавляющая часть разночтений, встречающихся в библейских рукописях, не касается фундаментальных богословских принципов, общих для большинства христиан. Тем не менее, существующие нюансы, несколько по-разному отраженные в разных переводах Библии, оказывают определенное влияние на читателей и вносят свой вклад в формирование их религиозной картины мира.

ИСТОЧНИКИ
Десницкий А. Введение в библейскую экзегетику. — М.: ПСТГУ, 2011. С. 233-234.
Экзегетъ: Библия и толкования. URL: https://ekzeget.ru/bible/evangelie-ot-luki/glava-2/stih-14/ (дата обращения: 27.12.2020).

Телеграм канал газеты "Мирт": https://t.me/gazetaMirt
Поддержать газету: https://gazeta.mirt.ru/podderzhka

Тэги:   мысли   Писание   Бог   
Еще читать