Главная / Статьи / Рецензии / Lectio Divina

В качестве формы чтения, которым управляет мыслительный процесс, lectio divina была известна издревле, но я узнал об этом всего несколько лет назад. Мне трудно понять, каким образом я упустил этот исключительно важный для чтения Библии аспект, однако это неудивительно.

Я вырос в протестантской среде, исследовал литературный критицизм в рамках светского образования, а Библию изучал в Сообществе студентов-христиан, что объясняет многое. Несмотря на особое внимание, которое уделяется в Сообществе студентов-христиан технике чтения, расширяющей понимание Писания, принятое этим Сообществом наследие протестантизма характеризуется почти исключительно рационализмом и прагматизмом.

Мы обращались к каждому тексту с тремя главными вопросами: 1) О чем говорит этот текст? 2) Что он означает (прежде всего, что хотел сказать автор первым слушателям или читателям)? 3) Что этот текст значит в моей жизни (то есть чему Бог хочет научить меня с помощью этого текста и каким образом я должен использовать эти знания)?

Конечно, если применять этот подход со всем старанием (как это делал я), то можно получить не только чисто интеллектуальные результаты. Прочитав Писание, поняв его основы, пусть неглубоко, и выполняя его повеления в своей жизни, я часто приходил к печальному осознанию своих грехов, к покаянию и благодарным молитвам за Божье прощение, к благоговению перед Богом и Его творением. Чтение Библии в соответствии с этой схемой было животворным и изменяло жизнь.

Я благодарю Бога за назидание, которое я получил, читая таким образом Писание. Более того, я иногда практиковал lectio divina, не осознавая этого. Слово Божье, внимательно читаемое, прокладывает собственный путь к сердцу каждого своего читателя. Но lectio divina, в той форме, которая была развита в средние века, уделяет особое внимание тому, как это происходит, и увеличивает вероятность того, что читатели на самом деле услышат, как Бог говорит с ними. В течение академического отпуска, когда я был свободен от чтения лекций и редактирования книг, я научился этому сначала на практике, а потом нашел теоретическое подтверждение в книгах.

 

Относительно литературы следует сделать следующее фундаментальное замечание: в средние века, как и в древности, обычно читали не так, как сегодня. Читали в основном не глазами, но устами, произнося то, что видели, а также ушами, слушая то, что произносится, вслушиваясь, что называется, в «голос страниц». И это истинно акустическое чтение; legere означает одновременно audire… Но чаще всего, когда legere и lectio употребляются без дальнейшего пояснения, они означают действие, которое, как пение и письмо, требует участия всего тела и разума.

Жан Леклерк («Любовь к знанию и стремление к Богу»)

 

Как я теперь понимаю, lectio divina — это не техника, но атмосфера, или окружение, в котором происходят совершенно особенные вещи. Как говорит Майкл Кейси в своем великолепном исследовании Sacred Reading, «чтение Писания — это противоположность самопрограммирования или любого другого вида промывания мозгов. Читая Писание, вы просто позволяете Богу говорить с вашим сердцем, разумом и совестью».

Мы рассмотрим элементы lectio divina один за другим, однако следует учесть, что здесь нет определенной жесткой последовательности. Юджин Петерсон называет их «моментами, которые постоянно возвращаются и повторяются в произвольном порядке». Кстати, обратите внимание, что ниже я излагаю свое понимание lectio divina, основанное на средневековой и монашеской традиции. Мы рассмотрим соответствующие аспекты средневекового подхода немного позже.

Подготовка. Во-первых, составьте план чтения, который охватит определенный период времени, скажем, месяц или более. В Писании нет отрывков лучше или хуже. Тем не менее отбирать следует обдуманно. Прекрасный план чтения Библии — читать все подряд. Другой план изложен в таком руководстве, как A Guide to Prayer for Ministers and Other Servants, написанном Рубеном Джобом и Норманом Шоучуком. Эту книгу дал мне мой духовный наставник в начале моего недавнего отпуска. Джоб и Шоучук выбирают один псалом, который читается каждый день в течение одной недели. Это позволяет читателю прочесть за год пятьдесят два псалма, причем с глубоким погружением в каждый из них. Именно это глубокое погружение и является ключом к lectio divina.

Во-вторых, нужно найти место, где вы могли бы время от времени уединяться. Мне повезло, что у меня есть собственная комната, где мне никто не мешает. Тем не менее я нахожу Мортон Арборетум, расположенный в десяти минутах езды от моего дома, более подходящим для молчаливого уединения. В холодную или дождливую погоду моей молитвенной комнатой становится машина.

В-третьих, очень важно подойти к чтению с нужным настроением. Молитва - это особое словесное обращение к Богу при встрече с Ним, когда мы читаем Его Слово, весьма помогает настроить наш ум на правильное восприятие того, что мы читаем. Эта восприимчивость будет увеличиваться в процессе чтения. Не существует каких-то особых слов, но вот молитва, предложенная Джобом и Шоучуком:

«Господь, Ты обещал идти навстречу тем, кто ищет лица Твоего. Приди теперь и яви мне Себя, ибо я пришел к Тебе. Во имя Иисуса Христа, моего Господа. Аминь».

Эта молитва подтверждает, что мы читаем Библию не ради получения чисто интеллектуальной информации, но ради встречи с Богом. Хорошо сказал об этом Майкл Кейси:

«Что мы делаем во время lectio divina? Мы ищем Бога. Мы надеемся услышать Божий голос и исполнить Божью волю, но мы действуем в режиме поиска. Мы еще не достигли своей цели, и потому наше чтение в основном является выражением нашего стремления к Богу».

Настроив сердце и разум на слушание, мы готовы начать.

Внимательное чтение вслух. Начинаем с того, что просто, спокойно и внимательно читаем само Писание. Следуя примеру монахов-бенедиктинцев, читаем отрывок вслух.

И хотя мы одни, произнесение Слова Божьего делает присутствие Слова и его Автора, Духа Божьего, более явным. И это не просто видимость. Святой Дух присутствует всегда. Это мы можем отдалиться от Него. Чтение вслух помогает нам осознать реальность, которая уже присутствует в нас. Жан Леклерк говорит:

«[Результатом  lectio  divina  является]  мускульная  память произнесенных слов и слуховая память услышанных слов. Суть размышлений заключается в полной сосредоточенности на процессе запоминания; поэтому они неотделимы от чтения. Таким образом, священный текст, так сказать, сохраняется в теле и душе… Размышлять  значит  полностью слиться с произносимым предложением и взвешивать каждое слово, чтобы озвучить всю глубину его полного значения».

 

Для древних размышления означали чтение текста и заучивание его наизусть, для чего требовалось участие тела, памяти, интеллекта и воли: тела, поскольку текст произносится устами, памяти, которая должна зафиксировать его, интеллекта, который понимает его значение, и воли, которая желает претворить его в жизнь.

Жан Леклерк («Любовь к знанию и стремление к Богу»)

 

Средневековые монахи читали вслух даже в присутствии других людей. Например, об Иоанне Горцском говорили, что «его бормотание при чтении псалмов напоминало гудение пчелы». Когда мы одни, я думаю, мы не должны просто гудеть, но произносить слова с выражением и силой, как если бы мы читали их публично. Тогда мы услышим «голос страниц».

 

Lectio divina — это техника молитвы и путеводитель по жизни. Это способ снизойти до уровня сердца и найти Бога.

Майкл Кейси («Чтение священных текстов»)

 

В бенедектинских монастырях по сей день практикуется публичная форма lectio divina. В некоторых монастырях во время трапезы один из монахов читает вслух, пока все остальные молча едят. Таким образом, весь Псалтирь прочитывается за три-четыре недели. В других монастырях Псалтирь читается и поется во время богослужений. За трапезой читают духовных классиков и даже мирские книги.

Внимательное чтение в тишине. Повторное чтение — важная часть любого вдумчивого чтения, особенно это касается lectio divina. «Ибо слово Божие живо и действенно…» (Евр. 4:12). Когда благодаря внимательному чтению мы раскрываемся перед этим словом, оно проникает в наш разум, достигает наших сердец и престола нашей воли. Само чтение не в состоянии никого преобразить, но Бог с помощью чтения преображает нас. Я свидетельствую об этом, как и все те, кто читает Слово ради встречи с Богом.

Повторное чтение означает прежде всего чтение одного и того же отрывка снова и снова. Но затем такое повторное чтение создает условия для экзегезы, внимательного отношения к буквальному значению слов или фразы (то есть значению, предполагаемому самим текстом или, точнее, автором текста). «Экзегеза, — говорит Юджин Петерсон, — далее всего отстоит от педантизма; ибо экзегеза есть акт любви». Поэтому все методы чтения, которым я научился во время работы в издательстве Сообщества студентов-христиан, следует использовать всем тем, кто успел дочитать данную книгу до этой главы. А те, кто знаком с другими техническими методиками изучения Библии, также могут взять их на вооружение.

 

Наше чтение священных текстов преследует не только сиюминутные цели. Мы читаем, чтобы стать ближе к Богу — точно так же, как мы едим не только ради ощущения вкуса пищи, но и для того, чтобы напитать все тело, обеспечить его достаточной энергией, необходимой для осуществления наших желаний.

Майкл Кейси («Чтение священных текстов»)

 

Сам я не практиковал повторное чтение при изучении Библии. Мой духовный наставник призывал меня придерживаться плана, предложенного Джобом и Шоучуком. Это был небольшой объем библейского чтения и очень небольшой объем сопутствующего чтения сочинений великих святых прошлого. Мне был дан час на молитвенное изучение Писания, но я легко справлялся со всем этим за полчаса. Я читаю не очень быстро, но инструкции моего наставника вынуждали меня читать еще медленнее, поэтому я делал паузы, внимательно вслушиваясь в текст, в тишину леса или комнаты, где сидел. Я убежден, что Бог произвел все изменения, на которые я годами надеялся, именно в эти паузы, когда я позволял произойти тому, что происходило; я научился терпению, открытости, ощутил обновление разума и сердца и новую готовность повиноваться тому, о чем читал.

В течение этого часа я намеренно не задавал никаких вопросов к Писанию, типичных для Сообщества студентов-христиан. Я просто позволял словам делать свое дело. Этот час для меня был заполнен просто внимательным слушанием текста, чтением отрывков из сочинений отцов Церкви и молитвой. И только. Более интеллектуальные аспекты внимательного чтения при изучении Библии, которые можно считать экзегезой, я оставлял на другое время в течение дня.

Однако когда наступает пора для интенсивной экзегезы, не нужно воспринимать ее как нечто отдельное от lectio divina. Как пылко провозглашает Гордон Фи, «цель экзегезы такова: пробудить в нашей жизни и жизни других людей истинную духовность, с которой Божий народ будет жить в общении с вечным и живым Богом, а значит, в соответствии с Божьим замыслом».

 

Lectio divina, как правило, не вознаграждается мгновенно. Это довольно длительный активный и пассивный процесс. Никто не собирает урожай на следующий день после сеяния! И гусеница не мгновенно превращается в прекрасную бабочку!

Отец Бернардо Оливера («Lectio Vere Divina»)

 

Вхождение в мир текста. Именно так определяет Юджин Петерсон понятие meditatio. Когда мы внимательно читаем текст и изучаем его, мы можем войти в его мир. Если же мы интересуемся только «научным» — абстрактным и безличным — пониманием, мы его и получим. Но это уже не будет экзегезой в режиме lectio divina. Как говорит Петерсон, «текст открывает Бога — Бога творящего, Бога спасающего и Бога благословляющего» 322 . Мы раскрываемся для текста, чтобы услышать в нем Бога, и сначала слушаем и слышим, как Он обращается к Своим первым слушателям, а затем слышим Его слово, предназначенное для нас.

«Размышления — это молитвенная работа воображения, для того чтобы началось сопереживание тексту… Размышления — это не вторжение (не навязывание своего мнения), но осмысление — когда образы и истории всего откровения проникают в сознание. С помощью размышлений мы сближаемся и знакомимся со всеми участниками рассказа, входя туда, где тихо беседуют Моисей, Илия и Иисус».

Когда мы вступаем в мир текста и слышим, как Бог говорит с нами, нам автоматически есть что сказать Ему. Но наша первая реакция, скорее всего, выразится в удивлении и благоговении, постепенном узнавании, знакомстве с вещами, дотоле неизвестными, и слышании Бога так, словно Он стоит рядом, ибо на самом деле так оно и есть. Тогда молитва возникает естественно, как «сила, которая поднимает из земли цветок» 324 .

Молитва. Действительно, молитва — это главный элемент lectio divina. На самом деле, Кейси называет lectio divina «техникой молитвы и руководством к жизни». Именно в молитве мы «отвечаем» на Слово Божье. Мы делаем это при помощи любых слов, которыми можно выразить наш искренний ответ. Необязательно произносить слова хвалы. Наши мысли могут быть заняты и чем-то другим. Божье Слово есть «меч обоюдоострый», который пронзает нас, отделяя ветхого человека от нового. Самыми лучшими словами часто бывают именно слова отчаяния и гнева, потому что именно они и есть самые искренние.

 

Если вы позволите Слову овладеть вами, вы будете слышать даже Его молчание.

Отец Бернардо Оливера («Lectio Vere Divina»)

 

И здесь нам более всего помогут псалмы. Это и есть ответные слова Израиля — его пророков, царей и простых людей — на свой собственный lectio divina, свой опыт общения со святым Богом. Я думаю, нет чувства, которое не было бы представлено в этом превосходном собрании стихов, молитв и славословий. Читайте их очень внимательно; используйте их в своих молитвах с пониманием.

«Молитва — это путь, которым мы выходим из комфортного, но развращенного мира эгоизма и вступаем в мир самоотречения, обширный мир Божий. Так мы избавляемся от своего эго, чтобы стать только душой».

Возвращение в мир. Когда мы молимся, мы уже находимся в обычном мире, и этот обычный мир освещен миром Слова Божьего, ибо это единственно реальный мир. Молитва строит мост, который мы пересекаем каждый раз, когда размышляем над Словом Божьим и возвращаемся в повседневный мир.

Действенность метода lectio divina фактически проверяется в этот самый момент, ибо то, как мы живем в обычном мире, показывает, живем ли мы в мире Писания. Слышание требует исполнения услышанного. Бытие, как мы читали в пятой главе, — это состояние, в котором наше знание воплощается в действии, наша вера — в повиновении, теория — в практике. Как говорит Петерсон, «многим из нас нужны годы и годы на то, чтобы поменять мир мечты на реальный мир благодати и милости, жертвы и любви, свободы и радости». И у многих из нас есть эти годы. Давайте же в оставшиеся годы практиковать lectio divina!

Мы читаем Евангелия не только для того, чтобы представить себе образ Христа или понять Его учение, но для того, чтобы принять слова откровения, пропустить их через себя и установить верой живой контакт со Христом, Который обитает в наших душах как Бог.

Томас Мертон («Семена мыслей»)

Из книги «Привычка мыслить» (Шандал, СПб, 202)

Тэги:   Писание   
Читать по теме