Главная / Статьи / Рецензии / Тайное, ставшее явным
Тайное, ставшее явным
Тайное, ставшее явным

«Евангельские христиане-баптисты: региональная история. Тульская область, Республика Чувашия». Труды Санкт-Петербургского Христианского Университета. Вып.11. – Спб., 2018.

27.02.2019
727

История евангельских христиан-баптистов (ЕХБ) второй половины ХХ века заслуживает особого внимания и изучается уже в течение нескольких десятилетий. Результаты исследований нашли отражение в ряде публикаций. Из опубликованных ранее работ нельзя не отметить вышедшую в свет в 2009 году монографию Т.К. Никольской «Русский протестантизм и государственная власть в 1905-1991 гг.».

Под редакцией Татьяны Никольской вышла и книга, о которой пойдет речь ниже. В ней представлены работы Вячеслава Павловича Бартова по истории ЕХБ Тульской области и Анны Станиславовны Павловой также по истории ЕХБ, но уже в Республике Чувашия. Оба исследования разделены на две главы. Первая глава в работе Бартова рассказывает об истории появления верующих ЕХБ в Тульской области и их отношениях с государством, тогда как вторая повествует о повседневной жизни верующих. Подобным образом и в работе Павловой первая глава посвящена общим сведениям о верующих ЕХБ в Чувашии, тогда как из второй главы можно узнать о внутренней жизни церкви.

В ткань авторского повествования вплетено множество исторических источников – от отчетов уполномоченных Совета по делам религий (СДР) до многочисленных интервью с очевидцами и участниками тех событий; от написанных казенно-канцелярским слогом справок, судебных заключений, докладов и отчетов до выразительных и эмоциональных характеристик и зарисовок из воспоминаний участников тех событий. И оживают голоса – друзей и недругов, предателей и героев...

Безусловно, радует то, что исследователи ограничили себя территориальными рамками: подобный подход позволяет кропотливо работать с источниками и уделять внимание деталям и подробностям, что было бы невозможно при замахе на анализ происходящего в баптистских церквях на всем пространстве Советского Союза. Хорошо, что авторы двигаются от частного к общему, подтверждая свой труд обильным количеством цитат, и на высокий уровень обобщений не претендуют. Все это помогло им избежать тенденциозности и предвзятости, а читателям – верить написанному.

Что же до выводов и заключений, то внимательный читатель сделает их сам. И, несмотря на то, что перед нами история сугубо региональная, читать эту книгу будет интересно не только жителям Тульской области или Республики Чувашия. Политика советского государства по отношению к церкви ЕХБ в различных регионах страны была практически одной и той же. И, читая о том, как жилось верующим в Туле или Чебоксарах, нетрудно представить, как обстояли дела в других местах.

Период времени, о котором идет речь, был для верующих, мягко говоря, не простым. И хотя после Второй мировой войны верующим ряда конфессий в СССР было позволено существовать в некоем легальном поле, цели у верующих ЕХБ и государства были абсолютно противоположными. Если для верующих было важно просто выжить и продолжать проповедовать Евангелие, то для государства – постепенно покончить с существованием первых, что беззастенчиво декларировалось устами официальных идеологов. Да и как иначе, ведь в «светлом коммунистическом будущем» не могло быть места для «религиозных пережитков». Вот почему приведенные в книге диалоги между власть предержащими и верующими очень напоминают разговор из известной басни о волке и ягненке: «Ты виноват уж тем, что...».

Например, в одном из сюжетов, рассказанном Е.И. Афониным и зафиксированном Бартовым, сохранилось свидетельство о том, как в 1961 году был конфискован дом Володиных в деревне Родкино, где проходили собрания верующих. Конфискации предшествовало то, что дружинники не раз выбивали по ночам стекла в доме, выламывали двери. В это время хозяин дома Семен Володин находился в тюрьме за свои религиозные убеждения, и в доме оставались жить жена и шестеро детей. И вот ранним зимним утром в дом пришел председатель колхоза со своими помощниками. Выломали дверь, объявили, что дом конфискуется для нужд колхоза, демонстративно высыпали в центр комнаты несколько мешков зерна, а семью выселили... Перепуганные дети оказались на улице... Спасибо, что не выслали куда подальше, – все таки времена были уже не сталинские, государство «помягчело», методы борьбы стали более «вегетарианскими» и сводились в основном к штрафам, обыскам и более коротким (по сравнению со сталинскими) тюремным срокам.

Немало осложнял жизнь верующих и негативный настрой со стороны общества, находившегося под сильным влиянием государственной антирелигиозной пропаганды. Чего стоит одно только нелепейшее, но весьма распространенное в народе обвинение в том, что баптисты будто бы приносят в жертву детей. Бартов записал воспоминания К.Н. Андриевской – жены одного из руководителей тульской общины – о том, как она безрезультатно пыталась указать людям на несоответствие подобного обвинения факту многодетности баптистских семей. Люди оставались при своем мнении.

Вообще, дети верующих родителей – это особая тема, и она красной нитью проходит через исследования Бартова и Павловой. За детей отчаянно боролись, с одной стороны, родители и церковь, желая, чтобы они вырастали верующими, а с другой – атеистическое государство. Не случайно в печально известных «Положении» и «Инструктивном письме», принятых на Пленуме ВСЕХБ в декабре 1959 года, были особо прописаны запреты на посещение детьми собраний и рекомендовано ограничить допуск молодежи к крещению. Однако многие верующие продолжали воспитывать детей и молодежь так, как считали нужным. Например, в книге приводится письмо уполномоченного Крапивина, написанное в СДР в 1966 году, в котором упоминается, что приглашенные для личной беседы Владыкин и Корабельников – руководители Тульской незарегистрированной общины ЕХБ – заявили, что будут и дальше активно привлекать детей к церковному служению и менять что-то в этом направлении не намерены.

Но за отстаивание подобной позиции приходилось платить дорогую цену, вплоть до тюремного заключения. В книге мы читаем о том, что в Узловской общине ЕХБ Афонин и Демина были приговорены к трем годам исправительно-трудовых лагерей каждый. Им инкриминировалось создание детского оркестра, а также то, что «организованный ими детский хор отвлекал детей от участия в общественной жизни в школах». Похожую историю описывает и А.С. Павлова, когда в Чувашии в 1966 году верующие из церкви СЦ ЕХБ – Майорова, Быкова и Николаева – были осуждены на три года лагерей за проведение еженедельных занятий с детьми, «направленных на вовлечение несовершеннолетних в кружок по обучению религии».

Были также случаи лишения родителей родительских прав и принудительного помещения детей в интернаты и детские дома. В интервью пресвитер Узловской общины ЕХБ Е.И. Афонин рассказал, как верующие родители, живя под страхом разлуки с детьми, запоминали расположение родинок и шрамов на теле ребенка, чтобы, если дети будут отобраны, их можно было впоследствии, через годы, отыскать. Подобные детали позволяют восстановить атмосферу, в которой были вынуждены жить верующие тех десятилетий.

Следует отметить, что большую часть книги составили уже упомянутые архивные материалы из фондов уполномоченных Совета по делам религий по Тульской области и Республике Чувашия, публикуемые впервые. Для непосвященных поясню, что была такая структура, созданная с целью осуществления контроля государства над церковью. Делалось это через так называемых уполномоченных, которые регулярно отчитывались перед вышестоящим начальством. К счастью, эти отчеты, которые шли под грифом «секретно», сохранились в архивах, и к ним есть доступ. Например, Бартов цитирует доклад уполномоченного А.И. Крапивина председателю СДР В.А. Куроедову в 1967 году: «Встречи и непринужденные беседы с духовенством, церковным активом и рядовыми верующими позволяли изучать обстановку в религиозных организациях, содержание деятельности духовенства, выявлять факты нарушений законодательства о культах и т. д.». Далее он признается, что, по крайней мере, часть информации, полученная им во время бесед с верующими, использовалась против самих же верующих. Там же, в архиве сохранился «портрет» идеального, с точки зрения уполномоченного, старшего пресвитера М.П. Чернопятова: «Деятельность общины он направляет так, что она численно не растет, молодежь и дети не привлекаются, если не считать редких случаев, когда родители приводят своих детей, /два-четыре человека/ из-за невозможности оставить их дома. Молитвенные собрания проводятся без торжественности...» и т.д.

Нелегким было то время и по причине происшедшего в начале 1960-х годов внутрицерковного раскола, когда часть верующих, недовольных вмешательством государства во внутренние дела церкви и позицией церковного руководства, покинула общины ВСЕХБ. Со временем это движение возглавил Совет церквей ЕХБ, вставший на позицию отказа от регистрации церквей. Произошедшее разделение было настолько болезненным для верующих, что некоторые не хотят об этом говорить даже по прошествии многих лет. Те же, кто говорят, вспоминают, что бывшие друзья стали недругами, как это прозвучало в интервью, записанном Павловой. Более того, после раскола атеистические власти получили дополнительную возможность «разделять и властвовать», что ничуть не улучшало отношений между верующими, теперь уже из двух баптистских союзов.

В данном исследовании обращает на себя внимание непредвзятость авторов, их отказ занять чью-то сторону, когда они пытаются разобраться в непростых коллизиях тех лет. Взять ту же регистрацию – ведь отношение к ней менялось с годами, и авторы восстанавливают ход событий. Если в послевоенные десятилетия церкви ЕХБ стремились получить регистрацию, а государство давало ее далеко не всем, и поэтому многие церкви оказывались «вне закона», то после разделения отделившимся церквям государство уже навязывало регистрацию, но теперь они упорно от нее отказывались...

Безусловно, сильные стороны исследования – это приводимые статистические данные (например, ужасающая диспропорция в количестве мужчин и женщин в церквах ЕХБ) и рассказы о повседневной жизни верующих. Здесь особенно подчеркивается гостеприимство верующих, когда при более чем скудных бытовых условиях для гостей всегда находилась и тарелка супа, и чашка чая, и ночлег. Бартов сохранил рассказ М.И. Андриевского о том, как его семья из трех человек, жившая в девятиметровой комнате, приняла на ночлег пятерых верующих гостей. Более того, за отсутствием телефонов, гости были, как правило, неожиданными. В книге описано множество собраний, проводимых по домам, когда сдвигалась или выносилась мебель и в комнате несколько часов теснились десятки верующих. Заслуживает внимания и готовность верующих помогать и поддерживать единоверцев, которых называли не иначе, как братья и сестры, – верующие в церквях и в самом деле были как одна семья. Омрачает эту идиллическую картину только подозрительность, которая проявлялась по отношению к реальным и мнимым предателям – «волкам в овечьей шкуре».

При многочисленных достоинствах данных исследований книге, возможно, недостает некоторой целостности и внутренней логики. Создается впечатление, что авторы постарались включить все интересные материалы, которые им удалось отыскать на избранную тему. Однако этот недостаток является одновременно и достоинством для тех, кто будет использовать данное издание для дальнейших исследований. Более того, очень бы хотелось, чтобы подобные исследования были проведены и по другим городам, областям, национальным округам... А там, глядишь, и нарисовалась бы большая картина истории ЕХБ в СССР второй половины XX века.

В заключение хочется добавить, что во время чтения книги меня не оставляло радостное, почти победное ощущение, что я держу в руках книгу, которая служит вещественным доказательством того, что тайное рано или поздно становится явным. А ведь и ста лет не прошло... Кто бы мог тогда подумать, что огромное атеистическое государство – этот колосс на глиняных ногах – вот так возьмет и рассыплется перед глазами изумленных атеистов, да и верующих тоже! И живы еще те люди – и уполномоченные, и те, кто с ними сотрудничал, – наверняка бывшие уверенными в том, что никто и никогда не узнает. Но нет, как написано: нет ничего тайного под небом, что не стало бы явным!

Читать по теме