Главная / Статьи / Бог / Возвращаясь домой
Возвращаясь домой
Возвращаясь домой
19.11.2016
435

1. Наш подлинный дом

Дом - это центр моего существа, где я могу слышать голос, произносящий такие слова: «Ты Сын Мой возлюбленный; в Тебе Мое благоволение!» (Лк. 3:22). Тот самый голос, который вызвал к жизни Адама и обращался к Иисусу, второму Адаму; тот самый голос, который обращается ко всем детям Бога и наделяет их свободой жить в мире, полном тьмы, оставаясь при этом в лучах света.

Мне знаком этот голос. Он обращался ко мне в прошлом и продолжает говорить со мной сейчас. Это никогда не прерывающийся голос любви, взывающий из вечности и порождающий жизнь и любовь везде, где можно слышать его. Когда я слышу этот голос, я знаю, что нахожусь дома, что со мной Бог и мне нечего бояться.

 

 

2. Становясь «блудным сыном»

И все же раз за разом я покидаю дом. Ускользая из благословляющих меня рук, я убегаю в дальние страны в поисках любви! В этом состоит великая трагедия моей жизни и жизней столь многих из тех, с кем мне доводится встречаться на этом пути. Каким-то образом я становлюсь глух к голосу, который называет меня возлюбленным сыном, покидаю то единственное место, где я могу его слышать, и ухожу, отчаянно надеясь найти где-нибудь то, что мне уже не удается найти дома.

Я становлюсь « блудным сыном » всегда, когда отправляюсь на поиски безусловной любви туда, где ее найти невозможно. Я не перестаю удивляться тому, как, принимая дары, данные мне Богом - здоровье, интеллектуальный и психический потенциал, - я продолжаю использовать их для того, чтобы производить впечатление на окружающих, доказывать свое право на их уважение и поддержку, бороться за всевозможные награды, вместо того чтобы совершенствовать и развивать их во славу Господа. Да, это тот багаж, который я столь часто беру с собой в «дальнюю сторону», используя предоставленные мне Богом дары для служения миру, которому их подлинная ценность неведома.

Выглядит это так, как будто я стремлюсь доказать себе и всему моему миру, что не нуждаюсь в любви Бога, могу сам устроить свою жизнь и желаю быть полностью независимым. За всем этим стоит великий бунт, решительное «нет» отцовской любви и невысказанное вслух проклятие: «Я желаю твоей смерти». Сказав «нет», «блудный сын» уподобился Адаму, первым совершившему акт неповиновения и отвержения Бога, любовь Которого стала причиной нашего появления на свет и последующего существования. Из-за этого неповиновения мы оказались изгнаны из райского сада и оторваны от древа жизни. Это тот бунт, в результате которого я бесцельно провожу свою жизнь в «дальней стороне».

 

 

3. Находясь в «дальней стороне»

Что приключилось с сыном в « дальней стороне »? Если оставить в стороне все материальные и физические обстоятельства, как отразился в душе сына его уход из дома? Нетрудно представить себе последовательность произошедших событий. Чем больше я удаляюсь от Бога, чем слабее моя способность слышать голос, называющий меня возлюбленным сыном, и чем реже я слышу этот голос, тем больше я погружаюсь в пучину мирских страстей и сильнее запутываюсь в коварных сетях мира.

Вот как это может происходить : я утрачиваю уверенность в том, что имею надежный дом, и замечаю, что есть люди, у которых дела идут лучше, чем у меня. Я стремлюсь догнать их. Изо всех сил я пытаюсь понравиться, добиться успеха и известности.

Если у меня ничего не получается, я начинаю испытывать зависть и ненависть к тем, кто удачливее меня. Если же я добьюсь успеха, то мне придется иметь дело с завистью и ненавистью окружающих уже по отношению к себе. В таком случае мой удел - бдительность и оборона занятых позиций, растущее беспокойство по поводу того, что недополучу то, к чему так сильно стремлюсь, или потеряю то, что уже имею.

Окончательно запутавшись в этом клубке потребностей и желаний, я перестаю понимать причины собственных поступков. Я начинаю чувствовать себя жертвой того, что меня окружает, и перестаю доверять людям. Будучи постоянно начеку, я утрачиваю свою внутреннюю свободу и начинаю делить людей на тех, кто «за», и тех, кто «против» меня.

Я уже сомневаюсь в искренности отношения ко мне со стороны окружающих. Я начинаю искать подтверждения своим подозрениям. Нахожу их везде, где можно, и говорю: «Никому нельзя верить». Затем я спрашиваю, любит ли меня хоть кто-нибудь. Мир вокруг меня становится мрачен, а сердце изнывает от растущей тяжести. Переживания переполняют меня. Жизнь утрачивает смысл. Моя душа потеряна.

 

 

4. Возвращаясь домой

Он идет в правильном направлении, но в голове у него полная неразбериха! Он признает, что неспособен к самостоятельной жизни, и считает, что лучше быть рабом у своего отца, чем изгнанником на чужбине. И все же он далек от того, чтобы поверить в отцовскую любовь.

Мне хорошо знакомо такое настроение ума и сердца. Я как бы говорю себе: «Я не могу положиться на самого себя, мне остается уповать только на Господа. Я обращусь к Господу и буду молить у Него прощение с тем, чтобы, получив минимальное наказание, тяжким трудом обеспечить свое существование». Бог для меня остается суровым судьей. Такой Бог заставляет меня чувствовать себя виноватым и обеспокоенным за свою судьбу, для него я придумываю многочисленные извинения и оправдания. Поклонение такому Богу не рождает подлинной внутренней свободы, но приносит лишь горечь страданий.

Принять прощение, даруемое нам Господом , - вот одно из самых великих достижений духовного пути. В нас есть нечто, что не позволяет до конца освободиться от своих грехов; мы не даем Господу возможности полностью очистить наше прошлое и не можем начать жизнь «с чистого листа».

Иногда кажется, будто я намеренно стремлюсь доказать Богу, что темное начало во мне непреодолимо. И когда Бог желает в полной мере восстановить во мне достоинство Своего сына, я упорно настаиваю на том, чтобы принять на себя роль наемного слуги.

Так хочу ли я своего полного восстановления в сыновних правах? На самом ли деле я мечтаю о прощении и о том, чтобы обрести силы для того, чтобы начать новую жизнь? Верю ли я в себя и в возможность своего полного исправления? Готов ли я к тому, чтобы окончательно отказаться от своего бунта против Господа, преклонить голову перед божественной любовью с тем, чтобы могла возникнуть совершенно новая личность?

Если я принимаю прощение, то это означает, что я всем сердцем желаю получить от Бога исцеление, возрождение и обновление. И если я действительно этого хочу, то мне необходимо покончить со всеми половинчатыми решениями, такими, как мое стремление стать наемным слугой. Став наемником, я могу по-прежнему держать дистанцию, выражать свое недовольство, спорить, бастовать, убегать и жаловаться по поводу своей зарплаты. Будучи «возлюбленным сыном», я должен хранить свое достоинство и начать готовиться к тому, чтобы самому стать отцом.

 

5. Сердце и руки отца. Завершение великого бунта

Глядя на то, как Рембрандт изобразил сцену возвращения младшего сына, я теперь вижу, что происходящее на этой картине выходит далеко за рамки исполненной сострадания встречи непутевого наследника. Здесь мы видим великое событие - завершение великого бунта. Адам и все его потомки, принявшие участие в этом бунте, получают прощение. Восстановлено изначальное благословение, в силу которого Адаму была дана вечная жизнь.

И теперь я вижу, что эти руки были всегда протянуты вперед, даже тогда, когда рядом не было плеч, на которые их можно было положить. Бог никогда не убирал Своих рук, никогда не отказывался от Своего благословения, никогда не прекращал считать Своего сына «возлюбленным».

Но Отец не мог заставить Своего сына остаться дома. Он не мог силой навязывать любовь Своему «возлюбленному сыну». И отпустил Его на свободу, даже зная о том, какие страдания это причинит и сыну, и Ему Самому. Именно любовь не позволила Ему оставить сына дома любой ценой. Именно в силу любви Он позволил сыну самому выбирать свою жизнь, даже несмотря на опасение, что он может ее утратить.

Здесь раскрывается тайна моей жизни. Меня любят настолько сильно, что дают мне свободу уйти из дома. С самого начала мне дано благословение. Я же ушел и продолжаю уходить все дальше. Но Отец всегда ждет меня, протягивает руки, чтобы вновь обнять меня и снова прошептать мне на ухо: «Ты Сын Мой возлюбленный; в Тебе Мое благоволение!» (Лк. 3:22).

 

 

Из книги «Возвращение блудного сына» 

 

 

 

 

 

Читать по теме