Главная / Статьи / Церковь / Полу-жизнь
Полу-жизнь
Полу-жизнь
22.08.2020
444

Намедни с братом разговаривал. Тоскует брат. Церковь богатая. Все счастливы. А он – в печали.

– Чего не хватает тебе, – спрашиваю я?
– Ты понимаешь, – отвечает брат, – годовой бюджет нашей общины 600.000 долларов. А на миссионерство – 6.000. Вот я и тоскую. Всего 1%!

 Я тоже затосковал. Вспомнил об опыте ученых-натуралистов. Они любят крыс мучить. А тут решили им удовольствие причинить. Вживили электродики в ту область мозга, которая как раз за удовольствие отвечает. Крыса наступает на педальку, электрод посылает сигнал в мозг, и наслаждение возникает. Крысы усекли такое дело. Стали кнопочки нажимать, счастье получать в обильной мере. Перестали пить, перестали пищу принимать. Остановиться не смогли. Вскорости сдохли. Все.

 Слава Богу, нам такой электродик не вмонтировали, а иначе мы бы тоже того. Кстати, мы ведь удовольствие почитаем за высшее выражение благодати. Ничего не делать, всё иметь, ни за что не отвечать и всем командовать – это ведь наш высший идеал. Потому-то мы и купились на идею коммунизма в свое время. Да и сейчас потребительство – наша главная религия.

Когда-то Александр Сергеевич Пушкин выразил свой восторг в отношении одного графа, персоны приближенной к императору:

Полу-милорд, полу-купец
Полу-мудрец, полу-невежда,
Полу-подлец: но есть надежда,
Что будет полным наконец.

 Ни в коей мере не намерен подвергнуть осмеянию героя Пушкинского остракизма, я лишь желаю воспользоваться таким острым словом поэта для рассуждения о нас с вами. О христианах XXI века.

 Пушкина в конце концов застрелили, ибо терпеть таких острословов было невмочь. Убитый, он со временем восстал и занял достойное место в историческом и культурном пространстве России. Да и во все времена с дороги жизни убирали людей неравнодушных, говорящих правду, обличающих преступления людей власти. Они были одиночки, вступаться за них желающих не находилось и заслуженный почет они обретали обыкновенно после смерти.

 Так, к примеру, изгой в жизни, талантливый поэт-бард Владимир Высоцкий в настоящее время, пожалуй, самый популярный и уважаемый актер из той эпохи застоя. О нем фильмы снимают. Его концерты возрождены, книги о нем и его поэзии издаются, его тексты цитируются всеми и повсюду. Каждый полу-подлец считает своим долгом засвидетельствовать миру, что и он в те мрачные годы уважал Высоцкого.

 В наступившем периоде смерти свободы во всех уголках Российской империи особенно ценны те события и имена, в которых сияют лица несломленные, лица, восставшие и просиявшие своей преданностью правде.

 В нашем случае в среде святых евангельских верующих точно тот же процесс совершается. В тумане потерянных ценностей, когда не видно цели, перспектива веры размыта, взор церковных начальников обратился в историю. Именно там наше богатство. Там, в прошлом, наши ценности. Наши герои. И мы достаем из архивов деяния Духа Святого, которые творил Он жизнью Пашкова и Каргеля, Мазаева и Проханова...

Дело важное и нужное. Писание призывает нас к сему:

"Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их" (Евр. 13:7).

И мы возводим на пьедестал наших отцов веры, стоявших в истине, не щадя живота, вопреки давлению всей мощи империи зла. И, проникая в глубины евангельского движения, мы с почтением, трепетно достаем из гробниц святые мощи отцов Реформации. Горящих в кострах инквизиции мятежников. Вот он наш фундамент веры, вот они честные и стойкие отцы наши. В их опыте, в их верности черпаем мы силу для победной жизни во Христе!

Врём мы. Не черпаем мы ни в ком силу для победы. Мы бьем друг друга, брат брата, в трудах и опыте героев веры прошлых лет ища себе сторонников и противников. Мы укрываемся в опыте веры прошлых веков, отказываясь приобретать собственный опыт веры, опыт борьбы за чистоту жизни, опыт личного общения с Господом.

Наша христианская практика не допускает импровизации. Мы дерзновение в духовном опыте почитаем ересью. Всякое разномыслие подлежит суду. Попытки защитить достоинство индивидуальной веры тщетны.

Только в общем строю. Только под руководством начальника. Принцип всеобщего священства ничего не означает. Ибо приказ начальника – закон для подчиненного.

Принцип свободы совести порочен. Свобода допустим только в пределах, предписанных традицией. Ибо позволь им самим решать, что и как, да они ведь в этой свободе натворят такого!

Попытки выйти за границы, навязанные нам прошлым режимом безбожной власти, мы считаем бунтом против церкви и Бога. Ни один актуальный вопрос, тревожащий ум современного человека, не обсуждается в наших кругах. Ни на один вопрос, возникающий ныне перед молодыми людьми, ответа мы не даем. Абы чего не вышло.

Мы создали параллельную реальность, проповедуя некие невидимые красоты веры, противопоставляя невидимое видимому, и одновременно живем и телом, и душой в видимом мире, наслаждаясь материальными благами и защищая свой комфорт с азартом, достойным лучшего применения. О нас, нынешних фарисеях, говорит Господь:

"На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают" (Мф. 23:2-3)

Мы победой своей считаем безмолвную покорность беззаконной власти. Более того, чествуя  героев христианской истории, тех самых мятежников, восставших против  произвола власти религиозной и политической, мы одновременно  подавляем ростки свободы, мы осуждаем всякую попытку выйти за границу привычного и дозволенного, в каком бы направлении ни предпринимались такие шаги. Мы, хотим того или нет, вошли в это состояние «полу». Полу-святость, полу-вера, полу-благочестие, тот самый ветром колеблемый человек, о котором святой апостол Иаков говорит: "Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих" (Иак. 1:8).

 Христу было интересно узнать, что думают о Нем окружающие Его люди, что думают о Нем Его ближайшее окружение. Ведь Его миссия была в том, чтобы явить миру Бога Отца: "Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил" (Ин. 1:18)

 И задача церкви, Великое поручение Спасителя и Господа, данное нам, в том и заключается – явить миру Бога через свидетельство о Его Сыне Единородном, Иисусе Христе!

 Интересно ли нам знать, что думают о нас люди?

 Здесь опять возникает универсальное полу-. Конечно, интересно, однако мы знаем, что они думают о нас. Вот, к примеру, отношение к религиозным организациям в Америке. Доверяют 42%, не доверяют 54%.

И по фактору доверия религиозные организации стоят на четвертом месте. На первом – армия, затем здравоохранение, затем полиция и только потом религия. Картина в Россия точно такая же. Заслуживают доверия церковные организации только у 40% опрошенных. После армии, Президента и, как ни странно, ФСБ!

 Это светские опросы. Однако очевидно, что в пакете ценностей людей религия, вера, церковь – не в почете. И в этом, безусловно, вина церкви. Ведь, если посмотреть в саму религиозную среду, то мы обнаружим в ней неприятную возню-вражду.

Я не намерен вскрывать всю реальную, подлинную картину многообразной религиозной части общества. Однако братство святых, верующих в Господа по Евангелию, крещенных во имя Отца и Сына и Святого Духа, мне очень дорого и потому не говорить о положении дел в родной семье недопустимо.

Не говорить – значит пребывать в состоянии полу-. И так, и эдак. И нашим, и вашим. Волна, ветром поднимаемая. Вот, как мы, баптисты, самые святые из святых, относимся к братству, к жизни и служению нашему. В разгар эпидемии в мае текущего года председатель Российского союза ЕХБ провел серию ZOOM-конференций со своими региональными заместителями.

Семь таких встреч. Прямой эфир. Возможность задавать вопросы. Общение почти вживую. Жизнь братства входит в наш дом! За три прошедших месяца ни одна из семи встреч-конференций не вызвала интереса даже у одной тысячи человек. Это показатель любви к братству. Полу-вера, полу-братство, полу-жизнь налицо.

Еврей Симон, святой апостол Петр, пишет письмо братьям-сестрам.

Времена жутчайшие. Преследование за веру. Верные в рассеянии. Книг святых нет. Учителей нет. Страх и растерянность дополняют страдание учеников Христа.

Ваша вера ведет вас в дом Отца, в вечное Царство правды и любви! Но путь в дом Отца проходит через скорби и страдания. Не бойтесь страданий:

"Возлюбленные! огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного» (1 Пет. 4:12).

Вы – участники Христовых страданий. Не смущайтесь злословия! Огненных искушений не бойтесь! Радуйтесь! Радуйтесь! Ваша вера должна пройти испытание. Ваша вера должна пройти проверку в огне. Именно огнем испытанная вера является тем сияющим факелом, который во тьме светит, и тьма не объяла его.

"О сем радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа" (1 Пет. 1:6-7).

Парадоксальные вещи предлагает нам святой апостол Иаков:

"С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения" (Иак. 1:2).

 Продолжая свое наставление, апостол показывает нам, что духовные качества не даются верным без труда, без борьбы, без экзаменов.

 А экзамены были не чета нынешним. На кону стояла жизнь. И кровь мучеников была тем сообщением с фронта жизни, которое должно было убить саму веру. Апостол же увещевает братьев и говорит: не бойтесь, радуйтесь! В этой борьбе вы обретаете подлинную веру. В этой борьбе вы миру возвещаете подлость власти, лживость религии и истину Откровения. В этой борьбе вы утверждаете власть Царя царей!

 Мы боимся страданий. Мы всей мощью наших ресурсов внедряем в сознание верующих, что истинная вера дает нам покой, отсутствие борьбы, тихую норку премудрого пескаря. Нас приучают к вере без энергии, к вере безмолвной, к вере молчаливого покоя. Покорность власти церковной и политической объявлены высшей добродетелью! Почему? Так приучили нас борцы с религией.

 Вы не проповедуйте вечную жизнь, не обличайте наши преступления – мы не тронем вас. В награду вы получаете право веровать, молиться и даже собираться на ваши вечеринки. Только чтобы никто не видел и не слышал!

 Наши вечеринки заменили нам Святой дом Отца. Мы уже не поем популярную песню времен страданий: «Мой дом на небе, за облаками...»

Мы неплохо устроились в этой лачуге. Нас не бьют. Нас не ведут в тюрягу. Нас убедили, что если мы себя ведем тихо, смирно, то нас не тронут. И не трогают.

И вот теперь уже мы сами усмиряем рвущихся на миссию, жаждущих правды, бегущих на благовестие... и власть идет нам навстречу, приняв закон о запрете миссионерской деятельности. Вздох облегчения. А что делать? Власть от Бога. Нельзя, значит, нельзя.

Полу- стало публичным лицом. Полу- объявлено мудростью. Полу- объявлено святостью. Высшей мерой христианского достоинства стало умение обслужить и удовлетворить земную власть. Дабы они не мешали церкви получать удовольствие. Главной доктриной стало убеждение, что именно земная власть и является Богом. В ее фарватере мы и мимикрируем, теряя себя.

И "Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?" (Лк. 18:8).

Телеграм канал газеты "Мирт": https://t.me/gazetaMirt
Поддержать газету: https://gazeta.mirt.ru/podderzhka

Еще читать