Главная / Статьи / Общество / Ни туалета, ни правосудия
Ни туалета, ни правосудия
Ни туалета, ни правосудия
Особенности отправления правосудия в отдельно взятом судебном участке Октябрьского районного суда г. Рязани
15.11.2019
235

Представьте себе, что вы едете на машине на заседание суда в г. Рязань из Москвы, преодолеваете многочисленные пробки, и вся дорога у вас занимает почти четыре часа. И вот вы в Октябрьском районном суде, это в самом центре одного из древнейших и красивейших русских городов, буквально в одном квартале от Рязанского кремля.

Судебное заседание задерживается, хотя мировой судья судебного участка № 18 Назарова М.А. на месте и заседаний у нее нет. Возможно, готовится к нашему процессу.

В коридоре сидят люди и ждут, когда их вызовут в тот или иной кабинет: на этаже также располагается мировой судья судебного участка № 17, кабинеты федеральных судей и прокурорских работников.

Я подхожу к судебному приставу и негромко спрашиваю, где здесь туалет. Ответ убивает наповал: рядом с судом есть торговый центр «Малина», там на втором этаже есть туалет, но если очень попросить у секретаря в кабинете № 7, то могут дать ключ от туалета, расположенного здесь же.

- А что, ключ могут и не дать?
- Да по-разному бывает, но вы человек солидный, должны дать!
- А как же люди, которые приходят на прием или на судебные заседания и которые находятся здесь не один и не два часа?
- Так я же сказал, торговый центр недалеко.

После такого разговора я задумался. Требования санитарных норм к подобным госучреждениям, как и к предприятиям общепита, в этой части четко прописаны, и если суд начинается с понятий «свой» и «чужой» в столь деликатном вопросе, то о каком равенстве и какой справедливости может идти речь в данном суде. Я не стал подходить к секретарю, мне показалось это унизительным, мы люди скромные, можем и потерпеть, главное, чтобы суд был правосудным.

Однако проблемы возникли и с отправлением правосудия, хотя фабула дела была простой как пять копеек. Учитывая актуальность дела, позволю описать детали.

23 сентября 2019 г. сотрудниками полиции в отношении Олега Алексеевича К. был составлен протокол о правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Из протокола следовало, что он в тот же день в 12 часов 00 минут у входа на территорию Рязанского Государственного радиотехнического университета осуществлял миссионерскую деятельность от имени религиозной организации «Ассоциация Евангельских Христиан «Гедеон» с нарушением порядка, предусмотренного ст. 24.2 Федерального закона «О свободе совести о и религиозных объединениях». В частности, передал молодому человеку книгу «Новый Завет и Псалтырь».

При передаче книги К. и его знакомый М. были задержаны сотрудниками Центра «Э». Надо полагать, что это была целая спецоперация, в которую были вовлечены несколько сотрудников данного ведомства - с планированием, слежкой, фотофиксацией, с предварительной прослушиванием телефонных разговоров, задержанием и прочее.

В отделе полиции в протоколе об административном правонарушении К. написал собственноручно, что миссионерскую деятельность не осуществлял, поскольку в данном случае реализовал личное конституционное право на распространение религиозных убеждений, гарантированное ст. 28 Конституции РФ. Также он написал, что никого не вовлекал в конкретную религиозную организацию евангельских христиан «Гедеон» или религиозную группу «Гедеон», поскольку на территории г. Рязани и Рязанской области таких организаций не существуют.

Однако 1 ноября 2019 г., несмотря на возражения К. и его защиты, мировым судьей судебного участка № 18 г. Рязани он был привлечен к административной ответственности и подвергнут административному штрафу в размере 5 000 рублей.

По мнению защиты, раздача прохожим книги «Новый Завет», являющейся священной книгой для всех христианских конфессий, без информирования о деятельности конкретной религиозной организации, ее вероучении, условиях и времени посещения богослужений, без цели вовлечения в конкретную религиозную организацию, миссионерской деятельностью не является. Именно «распространение информации о своем вероучении» и «цель вовлечения» являются системообразующими признаками миссионерской деятельности по смыслу ч. 1 ст. 24.2 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Как указывается в определении Конституционного Суда РФ: «Системообразующим признаком миссионерской деятельности является именно распространение гражданами, их объединениями информации о конкретном религиозном вероучении среди лиц, которые, не будучи его последователями, вовлекаются в их число, в том числе в качестве участников конкретных религиозных объединений» (Определение от 13 марта 2018 года № 579-О).

О том, что К. не говорил о конкретном вероучении и не вовлекал в конкретную религиозную организацию, свидетельствовали и студенты У. и Ч. Гражданин К. только спросил одного из молодых людей: «Можно я вручу вам Новый Завет?», возражений не было. Делал К. это по той причине, что является отцом 8 детей, и знает, какие проблемы и соблазны ожидают молодых людей на жизненном пути. По его убеждению, именно вера в Бога выступает одной из гарантий нравственности общества.

Странным является и вывод суда о том, что в Новом Завете содержится «информация о полном официальном наименовании религиозной организации, что позволяет получить иные сведения, в том числе о месте ее нахождения, в открытых для свободного доступа источниках», а, следовательно, вовлечь в число участников организации «Гедеон» в г. Выборг Ленинградской области. Между тем, согласно ч. 3 ст. 17 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» - «литература, печатные, аудио – и видео-материалы, выпускаемы религиозной организацией, а также распространяемой в рамках осуществления от ее имени миссионерской деятельности, должны иметь маркировку с официальным полным наименованием данной религиозной организации». Это требование закона, иной цели маркировка не преследует.

Но даже, если бы К. осуществлял миссионерскую деятельность, то имел на это право. При нем имелось два надлежаще оформленных удостоверения – одно на работу в тюрьмах и больницах, а другое на осуществление миссионерской деятельности. Последний он не предъявил сразу по той причине, что не осуществлял миссионерскую деятельность. Но в последующем этот документ был приобщен к делу. Его знакомый М. сразу же предъявил сотрудникам полиции аналогичный документ на право осуществления миссионерской деятельности, но это не было принято во внимание, и в отношении него также был составлен протокол. Хотя он также действовал от своего имени и никого и никуда не приглашал.

Получается, что столь расширительное толкование понятия миссионерской деятельности, примененное мировым судьей в настоящем деле, позволяет квалифицировать любые действия физического лица по распространению религиозной информации и литературы как незаконной миссионерской деятельности, что создает опасный прецедент ущемления законных прав и свобод верующих и служит основанием для необоснованного привлечения к административной ответственности.

Важно отметить и то, что протокол об административном правонарушении был составлен с существенными нарушениями ст. 28.2 КоАП РФ.

Так, при составлении протокола должностным лицом не был указан год совершения административного правонарушения. В протоколе имеется также ссылка на нарушение части 3 статьи 24.2 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», к нарушению которой К. не мог иметь никакого отношения ввиду того, что является гражданином России, а не иностранцем.

Также в протоколе указано, что К. должен был иметь при себе решение общего собрания религиозной группы о предоставлении соответствующих полномочий с указанием реквизитов письменного подтверждения получения и регистрации уведомления о создании и начале деятельности указанной религиозной группы, выданного территориальным органом федерального органа государственной регистрации. Однако данная обязанность у К. отсутствовала, поскольку он не является участником религиозной группы. А полномочия на осуществление миссионерской деятельности (на случай ее осуществления) у него имелись.

На наш взгляд, мировой судья в нарушение требований статьи 29.1 КоАП РФ при принятии решения о назначении времени и места рассмотрения дела не проверил правильность составления протокола, что повлекло за собой последующие нарушения закона и затяжку судебного разбирательства с его отложениями.

Постановление мирового судьи не содержит указаний на то, какая именно информация о каком вероучении распространялась К., в чем заключались его действия, носящие признаки миссионерской деятельности по распространению информации, каким образом, кроме дарения прохожим христианской литературы, он распространял информацию о вероучении среди лиц, не являющихся участниками религиозной организации, и какую цель он при этом преследовал.

Мировым судьей также не исследована принадлежность лиц, которым К. дарил литературу на предмет отношения к тому или иному вероисповеданию. Опять же, кому конкретно он дал «Новый завет»? Мировой суд этого не установил.

Все вышеперечисленные нарушения норм законодательства, допущенные сотрудниками полиции и мировым судей, и явились причиной незаконного и необоснованного привлечения К. к административной ответственности.

Согласно п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» при рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также по жалобам на постановления или решения по делам об административных правонарушениях суд должен исходить из закрепленного в статье 1.5 КоАП РФ принципа административной ответственности - презумпции невиновности лица, в отношении которого осуществляется производство по делу. Реализация этого принципа заключается в том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, вина в совершении административного правонарушения устанавливается судьями, органами, должностными лицами, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, должны толковаться в пользу этого лица.

Таким образом, вина К. в инкриминируемом правонарушении не установлена и не доказана, в его действиях, по мнению защиты, отсутствует состав административного правонарушения, что является обстоятельствами, исключающими производство по данному делу, а начатое производство подлежит прекращению.

Я подробно описал это дело, чтобы внести хоть какую-то ясность в понимание права в части осуществления миссионерской деятельности. Запутанность закона и неспособность суда разобраться в сложившейся ситуации порождает порочную практику и серьезно нарушает право граждан на конституционную свободу совести. А еще отвлекает огромное количество людей от реальной борьбы с правонарушениями, а не создания видимости работы ради пресловутой статистической отчетности.

В настоящее время на Постановление мирового суда судебного участка № 18 подана апелляционная жалоба в Октябрьский районный суд г. Рязани. Надеемся, что правосудие восторжествует, а туалет в Октябрьском районном суде г. Рязани будут доступен для всех пришедших в суд граждан, а не только для сотрудников суда и прокуратуры.

 

"Религия и право"
http://www.sclj.ru

Телеграм канал газеты "Мирт " - https://t.me/gazetaMirt
Поддержать газету: https://gazeta.mirt.ru/podderzhka/

Еще читать