Главная / Статьи / Творчество / Пророчество

Это было обычное занятие в библейской школе. Ко второму уроку постарались проснуться окончательно все слушатели. На первом учебном часе, несмотря на предварительную горячую молитву и пение псалмов, – добрая половина слушателей засыпала.

Было забавно наблюдать, как мучительно старались они таращить закрывающие глаза и как сон твердою рукою закрывал очи слабому духу. Преподаватели нас особенно за это не ругали, понимая, что всему свое время. Что будет время, когда этот еще слабенький дух возмужает, окрепнет, подчинит себе волю и будет поднимать служителей Божьих на большие ночные бдения, вести в многочасовую молитву.

А сегодня… Ко второму уроку битва со сном окончилась победой. Все слушатели с нетерпением ожидали начала занятия. Тема не оставляла равнодушным! Пророчество.

Слова пророков – одна из основных составляющих Священного Писания. Пророческое слово вело царей и народы к великим победам, несло сокрушительные падения и горести целом народам на века. Все мы с трепетом относимся к пророкам прошлого. К признанным в христианском мире пророкам-современникам. Бесконечно уважаем служителей и пасторов, помазанных этим чудны даром пророчества.

Джун приехала из Майами, чтобы вести наш курс в школе. Ее авторитет пророчицы уже практически неоспорим и непререкаем. Она ездит по всему миру, проповедует огромным аудиториям, являет чудеса, в некоторых странах официально является советником по религиозным вопросам.

Она предупредила нас заранее, что мы не просто узнаем теорию о даре пророчеств, на занятиях мы должны будем принять от нее помазание пророков, ибо все чудеса даров Духа Святого открыты для верующих христиан. Нужно только уметь ими воспользоваться, открыть в себе те ниши в сердце, которые из-за запертых дверей не дают легко течь Духу, показывая будущее.

Теорию первого часа, как я уже сказала, большинство из нас проспали. А те, кто слушали, слышали слова переводчика как через слой ваты. Они касались наших ушей, но не входили в глубину, до сочленения души и костей.

Второй час – практика. Мы станем пророчествовать. Нельзя впускать в себя неверие, но как нелегко в это поверить!

Мне доводилось в своей христианской жизни встречаться с этим чудесным даром. Несколько раз пророческие видения приходили ко мне очень четко, я могла их видеть, знала их предназначение и толкование. Но всегда это происходило спонтанно, без моей воли, во время долгой молитвы. А теперь Джун просто призвала нас к непродолжительной, но глубокой молитве, и воскликнула: «Пророчествуйте!»

Я послушно закрыла глаза, продолжая тихонько произносить молитву. Стала внимательно слушать тишину. Слышала старательное посапывание соседки справа, будто она трудилась над письменами, и моления соседа слева. Никуда не уносилась духом своим, оставалась в классе, слегка анализируя все происходящее. И уже не очень рассчитывала увидеть что-то необычное. Но в этот момент тихий, спокойный голос во мне, внутри моей головы проговорил: «Тебе надлежит спасать старых женщин. Им уж недолго осталось жить, но эти старухи – хорошие люди. Я не хочу, чтобы они пошли в ад».

Я резко открыла глаза. Большинство однокашников уже улыбались, окрыленные и ободренные тем, что им пришло в Духе Святом. Все спешили поделиться и рассказать о своих переживаниях.

Я не спешила. На фоне того, как моим сотоварищам пришло откровение о спасении мира и города, наравне с большими откровениями о пробуждении в целых регионах, мое пророческое слово было какое-то тихое и неубедительное. И слово «старухи» мне показалось не слишком благозвучным. Слово кололось у меня при произношении.

Но все же очередь дошла и до меня. И я рассказала услышанное. Мы немного пообсуждали эту тему: видимо нужно идти в дома престарелых, но, очевидно, я неправильно услышала – «старухи», там же есть и старики. Конечно, Слово Святое нужно каждому, и пожилым людям в том числе. Как-то неубедительно и неярко прозвучало все это.

Ничего у меня тогда не получилось: ни найти стариков, ни свидетельствовать им, ни спасать. Мы с мужем даже нашли дом малютки недалеко от дома, рассчитывая нести служение в нем после окончании школы. Но старики мне так и не попадались. Муж уверенно двигался в своем откровении нашего миссионерства, а я иногда вдруг вспоминала тихий голос внутри меня. Что он мог означать?

 Прошло полтора года. Наша семья осваивалась на новом месте. Миссия на Кубу – это полный жизненный переворот. В один день не постичь нрав этого бунтарского острова, который внешне так похож на райский уголок. Даже Колумб, открыв Кубу, подумал, что нашел рай. Как разнится внешность и содержание! Адские культовые обряды, распространенные повсеместно, не позволяют воспринимать остров однозначно!

Мы подружились с протестантской общиной русскоговорящих женщин. Да, в этой общине прихожанами были только женщины. Они даже называли друг друга: «девочки», а не сестры. И во многом они сильно соответствовали какому-нибудь клубу «кому за 60». Но Слово Божье изучали, молиться научались и один день отдавали Господу. Мы подружились. Пастор общины, довольно молодая женщина, как-то пила с нами чай, придя в гости, и вот так за чаем сказала:

 - У нас есть нужда. Сестра, может быть, ты нам поможешь? Наши служители – люди в преклонном возрасте, им трудно далеко передвигаться, а среди нас есть глубоко старые женщины. Они живут далеко и по тем или иным причинам уже не могут посещать церковь. Им нужно Слово Божье. Они хорошие люди. Их нужно спасти еще при жизни.

 У меня появилось ощущение, что в голове сомкнулись какие-то разомкнутые провода. Все встало на свои места, как в некогда разрозненном, а теперь собранном пазле. «Бог сказал однажды, но я услышал дважды». Вот они, мои уже так давно ожидаемые и уже любимые старушки, вот те, к кому я иду уже полтора года! Из глаз брызнули счастливые слезы!

Сейчас это мое самое любимое служение: я езжу к этим очень пожилым женщинам, которые все до одной очень хорошие люди. И блокадница Ленинграда, кроткая, умная, но крепкая, как кремень, Наденька; и сначала взрывающаяся, как порох, Лариса, которая в своей жизни познала и фашистский детский концентрационный лагерь и помнит, как сдавала кровь, якобы немецким детям, спортсменка, активистка, до глубоких лет красавица, оказавшаяся глубоким мыслителем и философом; и гордая, всю жизнь ослепительно красивая Тамара, которая, как бронзовый монумент тяжело, но самостоятельно несет все тяготы жизни, все еще боясь отдать их Господу.

Кстати, они не приемлют к себе понятие «пожилые женщины». Как-то моя дорогая подопечная, которой уже за 80, мягко, но решительно сказала мне: «Наташенька, голубушка, мне не нравится, когда вы меня так называете». Я улыбнулась и, неожиданно для себя, дерзко ответила: «Хорошо, я буду называть вас молодой женщиной».- «Да, хорошо, можете называть меня так». И отчего-то мне стало неловко от своей невольной почти дерзости.

Теперь я несу им Слово Святого Писания. Иногда, когда наши служения пересекаются географически в городе, мой муж приезжает со мной, помогает по мелочам по хозяйству. Он и наш пятилетний сынишка в это время «пускают хлеб по водам» - дарят свежие хлебные булки (другого хлеба здесь просто нет) нищим, которых находят в разных районах Гаваны. И сын говорит им по-испански: «Господь тебя благословляет!»

Когда их служение происходит поблизости от моих «хороших молодых женщин», сын приходит и молится вместе с нами. И Господь, наверное, радуется, что именно эти хорошие люди идут к спасению, идут в Его Царство.

Читать по теме