Главная / Статьи / Церковь / О качестве духовного образования
О качестве духовного образования
О качестве духовного образования
18.03.2020
580

Не так давно в газете «Мирт» была опубликована статья Михаила Неволина "Богословское образование вчера, сегодня, завтра" https://gazeta.mirt.ru/stat-i/cerkov/post-2365/ . Статья у Михаила вышла любопытная, есть о чем поспорить. Обсуждение в социальных сетях было… разным, как профессиональным, так и «ну, как уж получилось».

Все это вдохновило меня поделиться своими мыслями по этой теме. В первую очередь, я учитываю контекст Украины, но, поскольку первоначальная статья написана единоверцем из России, я попытаюсь писать языком (в буквальном и переносном смысле), понятным в России.

Конечно же, между Украиной и Россией в вопросах качества духовного образования есть как сходства, так и отличия.

 

Особенности Украины

Не все семинарии выживают. У нас в Украине относительно недавно исчезли два христианских университета: Киевский христианский университет (КХУ) и Донецкий христианский университет (ДХУ).

Среди причин исчезновения КХУ, наверняка, есть причины, связанные с проблемами в руководстве, с несвоевременной реакцией на нужды христианского сообщества и с качеством образования в целом. ДХУ же был просто захвачен «отнюдь не вежливыми людьми в темно-зеленом». На этом остановлюсь, чтобы не отталкивать читателя.

С подачи Министерства образования и науки Украины (сократим – Минобр) с недавнего времени существует термин «духовное образование». Он применяется к образованию, полученному в учебных заведениях, созданных религиозными организациями: семинариях, библейских колледжах, христианских университетах.

Если такое образование было получено до 2018 года, то существует возможность пройти специальную процедуру и признать его на соответствующем образовательном уровне в министерства. В этом случае и свидетельство о признании такого диплома, и сам диплом вносятся в самый обычный государственный реестр для документов об образовании, как если бы вы отучились в государственном университете.

У нас в Украине имеется «Перечень отраслей знаний и специальностей, по которым осуществляется подготовка соискателей высшего образования». В этом длинном списке среди привычных специальностей есть специальность «богословие». Диплом о высшем образовании, полученный в духовных учебных заведениях до 2018 года, после процедуры, обозначенной выше, признается именно по этой специальности. Можно возразить, что кто-то в семинарии изучал «молодежную работу», а кто-то - «христианское служение» или что-то еще, но государство признает ваш диплом именно по специальности «богословие».

Стоит отметить, что несколько государственных учебных заведений разработали образовательную программу по этой специальности и проводят соответствующее обучение.

Добавлю, что еще в 2018 году Минобр разослало руководителям всех ВУЗов письмо (оно все еще действует), где дается еще одна возможность для нашей «христианской братии». Если ваш диплом о духовном образовании не прошел процесс признания в министерстве, то вы можете поступать на обучение на следующий образовательный уровень: «бакалавр» на «магистра», «магистр» на «доктора философии» Как такое может быть? Министерство дает право на поступление на учебу благодаря признанию диплома «ученым советом» учебного заведения. Кому-то, возможно, проще и так.

Оказалось, однако, что 2018 год был рубежным годом, и перед высшими духовными учебными Украины ныне стоит выбор.

Возможность первая: получить лицензию, а потом и аккредитацию учебных программ от Министерства образования, и тогда диплом будет сразу «государственного образца» (с внесением в реестр документов об образовании).

Возможность вторая: продолжать давать образование, которое будет иметь признание только в христианских кругах.

Выбор непростой на самом деле. Хотя, откровенно говоря, только отчаянные храбрецы могли предположить в свое время, что признание «христианских» дипломов будет когда-то возможно, и поэтому христианские учебные заведения в Украине изначально и не думали выстраивать образовательный процесс так, чтобы соответствовать требованиям Министерства образования. Конечно же, на некие стандарты ориентир был, но стандарты «светского» образования не были основными. А теперь, когда сие стало возможным, есть выбор, каким из двух путей идти. Но простого ответа нет.

Добавлю маленькую ремарку, которая на первый взгляд, покажется незначительной, но и в ней есть некая суть. Кавычки в фразе «диплом государственного образца» не случайны, поскольку в Украине есть инициатива нашего Министерства образования оставить за собой обязательное внесение диплома в государственный реестр документов об образовании, а дизайн самого документа отдать на усмотрение школы. Поэтому единственный правильный (читай «государственный») дизайн диплома в Украине может исчезнуть, а вместе с этим и фраза «диплом государственного образца» потеряет свое былое значение. Не беда, по-моему. Дизайн тоже нужно развивать.

«Запись в дипломе», «образовательная программа» и «специальность» – в Украине это не идентичные понятия; в рамках специальности, которая должна быть в упомянутом выше «Перечне специальностей», ВУЗ волен составлять свою уникальную образовательную программу. У нас в Украине это одно из проявлений «автономии» университетов. Это не единственный, но полезный признак их независимости.

Например, Национальный педагогический университет им. Драгоманова (Киев) и Христианский центр "Реалис" запустили две уникальные магистерские программы: «Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях» и «Социально-политическая этика и теология». Специальность в таком дипломе будет одна из общепринятых (из того же «Перечня специальностей»), но обе эти программы действительно уникальные. Считаю, что для любого высшего учебного заведения (а особенно духовного) стоит задуматься над созданием именно подобных уникальных образовательных программ.

В то же время в духовном образовании есть много проблем, присущих как Украине, так и России. Вот об этом хотелось поговорить детальнее и посерьезнее.

 

Как мы определяем, какое образование является качественным?

Всякий раз, когда мы беремся оценивать качество образования, нужно предельно четко определить, как мы это будем делать и что именно мы будем оценивать. Причем, как бы мы это ни делали, одним методом здесь не обойтись. К тому же весь процесс оценки осложняется тем, что образование состоит из множества разных компонентов.

Поэтому, чтобы ответить на вопрос, какое образование можно признать качественным, нужно использовать несколько подходов сразу. Причем эти подходы, назовем их «методологии», должны дополнять друг друга.

Объясню на простом примере. Кто-то, оценивания качество образования, в первую очередь смотрит на ресурсы школы: есть интерактивная доска – хорошая семинария, пишут мелом – плохая.  Кто-то будет пытаться оценивать качество образования, глядя результат. (Правда, здесь сразу возникнет вопрос: а как это делать и что считать результатом.) А кто-то будет изучать под микроскопом педагогические процессы.

Возможно, кто-то считает, что так и нужно оценивать качество образования – рассматривая каким-то выбранным методом каждый показатель отдельно. Тем не менее, такой подход к оценке образования не будет целостным и репрезентативным.  Я даже сомневаюсь, что мы сможем выделить некую одну ведущую методологию. Мои сомнения обусловлены еще и тем, что каждый компонент образования многие понимают по-своему.

Что же делать? Если и браться оценивать качество духовного образования, то придется использовать одновременно четыре методологии (по их типу), которые пересекаются в сфере применения, дополняют (а не исключают) друг друга:

- оценочно-результативные методологии (наблюдения),
- контрольные методологии (диагностика),
- коррекционно-аналитические методологии (прогнозирование),
- методологии принятия и управленческого решения (менеджмент).

При этом нельзя забывать, что в образовании есть разные интересанты, и интересы каждого из них нужно учитывать. И один из них – это государства. В контексте Украины, например, есть отличия между школами, которые решатся лицензировать и аккредитовать свои образовательные программы, и школами, которые будут обслуживать внутренние интересы деноминации.

Отчасти это одна из причин, обуславливающих необходимость в независимых агентствах, которые смогут оценивать качество образования. О них я напишу ниже.

Какой из этого можно сделать вывод? Если кто-то берется говорить о качестве образования, нужно учитывать факторы, описанные выше.

 

Конфликт интересов в христианском образовании

Кто же является интересантами в христианском образовании? Деноминационные структуры (как на уровне местных церквей, так и на уровне руководства), студенты, преподаватели, сотрудники учебных заведений, в отдельных случаях в этом списке будут появляться государственные структуры, общество в целом.

Интересы деноминации или конфессии могут, например, не совпадать с интересами преподавателей высшего духовного заведения, а интересы этих двух категорий могут не сходиться с интересами студентов или абитуриентов.  Одно дело, когда интересы сторон не совпадают, хуже, когда эти интересы вступают в явное или неочевидное противоречие. 

Скажем, в большинстве случаев обучение в духовных учебных заведениях возможно, если имеется рекомендация пастора. Если какое-либо заведение попадает в немилость пасторского круга, то и «благословлять» на обучение в таких семинариях студентов не будут. А семинария без студентов – не выживет. Значит, духовному учебному заведению нужно «дружить» с пасторами и союзами церквей. В Украине, например, есть одна недавно созданная семинария, которая остро нуждается в построении мостов дружбы, поскольку речь идет о рекомендации со стороны одного из евангельских союза, направленной пасторам, не «благословлять» членов церкви на обучение в ней.

Таким образом, становится понятно, что каждая из этих заинтересованных сторон может по-своему определять, что является качественным духовным образованием. Поместные церкви, например, ожидают от выпускников применяемые на практике «практические навыки»; преподаватели ожидают некий высший уровень овладения анализом и критическим мышлением; ожидания абитуриента, а потом студента могут меняться в процессе обучения. Что же тогда? Нужно определиться с терминами.

Какие еще можно сделать выводы? Если кто-то берется говорить о качестве образования, нужно уточнять с точки зрения какой из заинтересованных сторон это делается.

 

Важное уточнение: речь о духовном образовании в евангельских кругах

Есть некоторые важные отличия именно духовного образования в среде евангельских христиан. При получении платного образования в частном или государственном высшем учебном заведении присутствует элемент «потребителя». Есть «получатель услуг» (читай «студент»), есть «заказчик услуг» (тот, кто платит) и есть собственно «сторона, услуги предоставляющая» … И тогда, особенно в светском учебном заведении, все изначально построено так, чтобы отвечать рамкам установленных законов. Тогда можно и некие претензии к качеству выставлять.

Однако, когда речь идет о духовном образовании, в большинстве случаев ни одна из сторон не рассматривает обучение в семинарии (или в другом таком заведении) в традиционном потребительском смысле. По большей части обучение там – это часть служения Богу. 

Получается, что если в случае с обычным образованием некие производственные требования к качеству - ДСТУ в Украине, ГОСТы в России – как-то работают, то к духовному образованию они вообще вряд ли применимы без множества оговорок и условностей. Хотя в каком-то смысле, попытки применять производственный «цикл Деминга» и стандарты ISO к образованию не прекращаются.

Какой вывод? Если кто-то берется говорить о качестве духовного образования, нужно понимать, что речь не идет о предоставлении услуг в обычном понимании.

 

Определение терминов

Что такое образование? Одни утверждают, что образование (в первую очередь) — это некий «процесс»; другие, что образование - это «сфера», в которой что-то происходит. Такое «сфера-процесс» противоречие — это только вершина айсберга несогласованности определения термина «образование».

Кто-то утверждает, что определение термина «образование» меняется постоянно, кто-то говорит, что это происходит скачкообразно. Тем не менее, многие согласны, что образованию присуще постоянное движение от «закрытости» к «открытости». 

Что же это за изменение и что это дает нам? Если христианское или духовное образование не будет развиваться, то происходящее в духовных учебных заведениях или не будет восприниматься как «образование», или, в лучшем случае, будет восприниматься как ущербное образование.

Что такое качественное христианское образование? Мы уже обозначили, что у разных заинтересованных сторон будет разное понимание этого вопроса. Почему? Интересы разные. А значит, и ожидаемые результаты, и понимание процессов, и оценка необходимых ресурсов будут разными.

Можно ли рассматривать происходящее в христианских высших учебных заведениях как собственно «образовательные услуги» в традиционном понимании? Мы уже частично ответили – «не в полной мере». С одной стороны, сами участники процесса не воспринимают обучение в семинариях как «я плачу, а поэтому, как потребитель, требую», но, с другой стороны, некие отдельные признаки «предоставления услуг» все равно есть.

Как «заказчик», студент имеет право контролировать «исполнителя» - семинарию. Но сложно себе представить, чтобы обычный студент некоей семинарии проверял диссертацию своего преподавателя на антиплагиат. А вот студента семинарии, который негодует относительно условий проживания в общежитии, представить себе вполне реально: «Я же плачу деньги! Где мой wi-fi?».

Вполне возможно, что недоговоренности вокруг этого вопроса также являются источником многих недопониманий и проблем, которых можно избежать, если бы была ясность: «услуга» ли то, что происходит в духовном учебном заведении.

Я понимаю, что в большинстве случаев студенты не платят за обучение как за «услугу в сфере образования», потому что они либо «вносят благотворительные взносы» или «осуществляют добровольные пожертвования». Я также понимаю, что «оптимизация налогообложения» – вещь необходимая и жизнепродлевающая для таких духовных учебных заведений.  Тем не менее, повторюсь, отсутствие ясности, не проговорённые ожидания имеют свой эффект. Семинарии потенциально могут сказать: «А что вы хотели? Вы же не платите за обучение!» Ну, ладно, может представитель администрации семинарии так и не сможет сказать, но подумать-то так точно сможет…  А еще сможет «осуществлять свою деятельность», исходя из такой предпосылки.

 

Что такое «система обеспечения качества»?

По сути, тут реалистично разделить вопрос на две составляющие: внутренние системы и внешние системы. Каждая система не исключает другую.

Предполагаю, что ситуация в Украине, когда духовное образование может быть признано государством, а христианские учебные заведения могут лицензировать и аккредитовать свои учебные программы, – это уникальная ситуация. Таврийский христианский институт в Херсоне (юг Украины) уже прошел этот путь. В таком случае внешние системы обеспечения контроля качества будут частично определены законодательством, а также требованиями и рекомендациями профильного министерства.

Во всех остальных случаях внешняя система обеспечения качества – это взаимодействие со всеми заинтересованными сторонами.

Внутренняя система обеспечения качества может быть усилена при помощи следующих шагов:

- Разработка (не для галочки) внутреннего положения обеспечения качества и максимальное использование автономии учебного заведения. Особенно это актуально, если школа решила не идти путем лицензирования своих программ, а просто готовить служителей для церкви.
- Разработка уникальных учебных программ. Например, нужно ли, чтобы в Украине в нескольких семинариях существовали образовательные программы на уровне «бакалавра» в сфере молодежного служения. Я считаю, что лучше, если каждая семинария создаст свою уникальную программу. Например, «Развитие молодежного служения в эпоху цифровых технологий», «Молодежное служение среди разных современных субкультур» и так далее;
- (как логическое следствие предыдущего) Постоянный мониторинг спроса на те или иные образовательные программы. Реальный, информативный, репрезентативный и показательный мониторинг;
- Волевое решение перехода к студентоцентрическому обучению;
- Постоянный мониторинг методов и форм обучения: одной из возможных причин потери КХУ в Украине можно назвать запоздалый переход на заочную форму обучения. Подавляющее большинство духовных образовательных заведений Украины имеют только заочную форму обучения, иногда с использованием онлайн курсов.

Какой вывод? Если кто-то берется говорить о качестве духовного образования, нужно уточнить термины.

 

Управленческий аспект обеспечения качества образования

Остановимся на нескольких аспектах, которые отличают стандартного менеджера или управленца учебного заведения от руководителя именно духовной школы.

Прежде всего, руководителю высшего духовного заведения придется удерживать равновесие между интересами заинтересованных сторон, среди которых будет такая уникальная категория как «пастора». Нет связи с пасторами - нет студентов. Я лично не смог найти аналога такого интересанта в сфере светского образования. Поэтому включение пасторов в процесс управления упрощает задачу взаимодействия.

В Украине существует высокая конкуренция между высшими учебными заведениями, учитывая количество евангельских христиан в обществе и количество духовных учебных заведений.

Также стоит отметить, что в большинстве случаев уровень мотивации студентов духовных учебных заведений выше, нежели в светских. Особенно это касается заочной формы обучения, поскольку такие студенты уже находятся в служении и соответствующим образом выбирают специализацию. Такое обучение практически никогда не рассматривается как средство к улучшению финансового положения.

Можно также назвать типичные конфессиональные требования. Поскольку деноминации или конфессии в большинстве случаев являются учредителями или соучредителями духовных учебных заведений, такие заведения прямо или косвенно подчинены конфессиональным структурам. Уровень административного, кадрового, финансового и управленческого воздействия конфессии может быть разным и зависит от многих факторов, в частности от лидерских навыков и личной харизмы руководителя учебных заведений.

Другим аспектом можно назвать конфессиональные ожидания (я разграничиваю их от требований). В отличие от прописанных и сформированных требований, ожидания могут быть:

- универсальными, то есть присущими всей деноминации или конфессии;
- локальными, то есть присущими определенной социальной группе в данной конфессии.

Что же это за образовательные ожидания? Назовем некоторые из них:

- отдельным протестантам присущ антиинтеллектуализм, части христианского сообщества сложно воспринимать необходимость образования в целом. Тем не менее, принимая во внимание, что все больше и больше пасторов являются выпускниками семинарий, ситуация изменяется, но, на мой скромный взгляд, медленно;
- христианская вера, - во всяком случае, хотелось бы в это верить, - все-таки способствует добросовестному выполнению своих обязанностей;
- понимание, что человек не является продуктом эволюции, а создан Богом, является носителем «образа Божьего», должно приводить к взаимному уважению. Это должно отражаться на всех сферах управления;
- мы уже упоминали особую роль пасторов поместных церквей: с одной стороны, они могут выступать в роли «заказчиков» образовательных услуг, поскольку рекомендация пастора является условием поступления, кроме того, член общины в поиске духовного образования будет выбирать такие учебные заведения, которые одобрены как на уровне конфессии, так и на уровне местной общины. С другой стороны, вследствие конфессиональной принадлежности большинства протестантских учебных заведений, пасторы имеют прямое и опосредованное влияние на управление благодаря участию в конфессиональном управлении;
- в обычных учебных заведениях, в том числе и в высших, существует «воспитательная» составляющая процесса обучения. И говорят об этом много. Безусловно, в протестантских духовных учебных заведениях эта часть выглядит совсем по-иному, поскольку студенты должны не только разделять определенные мировоззренческие убеждения, но и соответствовать четким критериям, да и сам факт обучение служит доказательством некоего уровня посвящения. А если и приходится делать «разбор полетов», то делается это совсем не так, как в светском учебном заведении.

В любом случае и светское, и духовное образование существуют в определенной внешней среде.

Руководителю христианского учебного заведения придется взаимодействовать с этой самой внешней средой и с заинтересованными сторонами обучения. Можно выделить по меньшей мере два способа взаимодействия с внешней средой:

- административный или организационный,
- способ на основе свободного выбора той или иной школы.

Для тех школ, которые пошли путем признания своих учебных программ государством, работы на административном уровне, безусловно, прибавится. Хотя мне лично кажется, что именно механизмы обеспечения качества, которые происходят на добровольных началах, незаслуженно игнорируются.

Какой вывод? Если кто-то берется оценивать управления духовной школой, нужно учитывать факторы, описанные выше.

 

Независимые агентства, отвечающие за качество образования

Как мне кажется, Евро-Азиатская аккредитационная ассоциация (ЕААА) в определенной мере опередила свое время, создав свое независимое агентство по обеспечению качества образования. В Украине ее опыт стоит распространить на территорию всей страны, говорить о России мне сложно, ввиду личной неосведомленности о тонкостях всех процессов, которые там происходят. Однако для духовных учебных заведений роль ЕААА неоценима.

Какой вывод? Если кто-то берется говорить о качестве духовного образования, нужно перенимать передовой опыт тех, кто этим занимается давно.

Телеграм канал газеты "Мирт " - https://t.me/gazetaMirt
Поддержать газету: https://gazeta.mirt.ru/podderzhka/

 

Еще читать